ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Колыбельная звезд
Никогда-нибудь. Как выйти из тупика и найти себя
#Поколение справедливости
Разбитые окна, разбитый бизнес. Как мельчайшие детали влияют на большие достижения
Айрис Грейс. История особенной девочки и особенной кошки
Академия магических близнецов. Отражение
Богиня по выбору
Сын лекаря. Переселение народов
Синдром зверя

– Что, возможно, это все же был Дьювал?

– Боюсь, что это так. Поэтому я вышел наружу следить за операцией, хотя я ничего бы не смог сделать, даже если бы Дьювал действительно был предателем. Если бы не произошел этот финальный приступ глупости, я мог привести корабль невредимым, а Мичелза – живым.

Картер встал.

– Ну, – сказал он, – это недорогая цена. Бенеш жив и постепенно поправляется. Я, правда, не уверен, что Оуэнс тоже так же думает. Он в трауре из-за потери своего детища.

– Я сочувствую ему, – сказал Грант. – Это был приятный корабль. Гм… Послушайте, а где мисс Петерсон, вы не знаете?

– Уже на ногах. У нее, очевидно, больший запас жизненных сил, чем у вас.

– Я так понял, что она где-то здесь, в ОМСС?

– Да. В кабинете Дьювала, я полагаю.

– О! – сказал Грант. Он неожиданно сник.

– Ладно, я, пожалуй, помоюсь, побреюсь и пойду отсюда.

* * *

Кора сложила бумаги.

– Тогда, доктор Дьювал, если отчет может обождать до конца уикенда, я бы не отказалась от выходного.

– Да, конечно, – ответил Дьювал. – Я думаю, мы все могли бы взять выходной. Как вы себя чувствуете?

– Кажется, все в порядке.

– Вот было испытание, а?

Кора улыбнулась и направилась к двери.

В дверь просунулась голова Гранта.

– Мисс Петерсон!

Кора вздрогнула, узнала Гранта и, улыбаясь, подбежала к нему.

– В кровеносной системе я была Корой.

– И все еще Кора?

– Конечно. И так, я надеюсь, будет всегда.

Грант заколебался.

– Вы можете называть меня Чарльзом. Может быть, вы даже когда-нибудь сможете называть меня старина Чарли.

– Я попытаюсь, Чарльз.

– Когда вы уходите с работы?

– Я только что освободилась от нее на уикенд.

Грант немного подумал, потер свой чисто выбритый подбородок и кивнул в сторону Дьювала, склонившегося над своим письменным столом.

– Вы все еще связаны с ним? – спросил он наконец.

– Я восхищаюсь его работой, он восхищается моей работой, – серьезно сказала Кора.

Она пожала плечами.

– Можно ли мне восхищаться вами? – спросил Грант.

– В любое время, когда вам захочется. Так долго, как вам захочется. Если я тоже смогу иногда восхищаться вами.

– Дайте мне знать, когда вам захочется, и я тут же приду и приму нужную позу.

Они засмеялись вместе. Дьювал поднял голову, увидел их в дверном проеме и махнул рукой неопределенным жестом, который мог означать как приветствие, так и прощание.

– Я хочу переодеться, а потом я хотела бы повидать Бенеша. Хорошо?

– К нему не пускают посетителей.

Кора покачала головой.

– Нет. Но мы ведь особые посетители.

* * *

Глаза Бенеша были открыты. Он пытался улыбнуться. Сестра тревожно шептала:

– Сейчас только одну минуту. Он не знает, что произошло, ничего не говорите ему об этом.

– Понимаю, – сказал Грант.

Тихим голосом он обратился к Бенешу:

– Как вы себя чувствуете?

Бенеш снова попытался улыбнуться.

– Точно не знаю. Очень устал. У меня болит голова и правый глаз, но я, кажется, остался в живых.

– Хорошо!

– Нужно нечто большее, чем удар по голове, что-бы убить ученого, – сказал Бенеш. – Вся эта математика делает череп твердым, как скала, а?

– Мы очень рады этому, – мягко сказала Кора.

– Теперь мне нужно вспомнить, о чем я должен был здесь рассказать. Оно еще немного туманно, но постепенно проясняется. Оно все во мне, все тут.

Он, наконец, улыбнулся.

– Вы были бы удивлены, профессор, увидев, что находится внутри вас, – сказал Грант.

Сестра выпроводила их, и Грант с Корой очутились рука об руку в мире, в котором, казалось, не было больше ужаса, а только надежда на огромное счастье впереди.

49
{"b":"2190","o":1}