ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Скрытые чувства
Фактор умолчания
Бансу
Норвежский лес
Честь имею
Зелье №999
Девочки с острыми шипами
Прощание с плейбоем
Нахал
A
A

— Возможно, разумно было бы изменить внешность, — сказал Дэвид, довольный, что им удалось избежать гибели. — Как, по-вашему, я буду выглядеть с бородой?

— Как поросший карликовыми соснами Маттерхорн[40].

— Вечно вы портите другим настроение. Тогда вы станете чопорной компаньонкой в очках, а я — сварливой старой леди, таким свирепым матриархом с римским носом.

— За рулем ярко-красного «ягуара»?

На этом с вопросом о маскировке было покончено. Джесс знала, что Дэвид скорее согласится отрезать себе нос, чем лишиться автомобиля.

Они добрались до Таунтона без происшествий, хотя у Джесс ныла шея от постоянных оглядок назад. Дэвид сосредоточился. И вел машину с мастерством опытного водителя. Он не проявлял никаких признаков возбуждения или раздражения, но она чувствовала и понимала, как он нервничает. Можно сойти с ума — иметь в своем распоряжении столько лошадиных сил и не иметь возможности ими воспользоваться. Дороги были слишком узкими, а движение слишком плотным, чтобы набрать и поддерживать хорошую скорость.

Джесс понравился Таунтон и захотелось его осмотреть. Будучи в детстве восторженной поклонницей «Капитана Блада», она полагала, что ей известно буквально все о восстании Монмута, Кровавом суде и судье Джеффрисе[41], но посчитала благоразумным ничего не говорить Дэвиду, мрачное настроение которого постепенно передалось и ей, так что она только тоскливо смотрела на хорошенькие деревянные домики вокруг транспортной развязки в центре городка. И, оглядываясь на один такой домик, вдруг обнаружила кое-что поважнее — светло-голубой автомобиль с откидным верхом.

Верх был поднят, так что пассажиры оставались невидимыми, но Джесс знала эту машину как свою собственную.

— Они здесь, — спокойно сказала она.

— Что делают? — Дэвид не отрывал глаз от дороги.

— Просто... здесь. Едут следом.

Он кивнул, воздержавшись от комментариев, и продолжал следовать через город на умеренной скорости, в соответствии с указателями. Джесс откинулась на спинку сиденья и потуже затянула привязной ремень. Она не знала, что он собирается делать, но, судя по квадратным очертаниям челюсти, можно было с уверенностью сказать, что он собирается что-то делать, и не подобает отвлекать его дурацкими вопросами.

Они оставили город позади, выехали на проселочную дорогу, и только тогда Дэвид приступил к действиям. Джесс давно решила, что шофер он отчаянный. Теперь же она поняла, что недооценивала его и пока что даже не представляла, каким отчаянным он может быть. Машина, казалось, подобрала под себя колеса и передвигалась прыжками, как зверь, давший ей свое имя. В глазах у Джесс было слишком темно от ветра и страха, чтобы смотреть на спидометр, но она чувствовала, что скорость поддерживается постоянная; ни выбоины на дороге, ни повороты, ни встречные машины не заставляли Дэвида замедлять ход ни на йоту.

Джесс взглянула назад, отчасти из любопытства, но главным образом потому, что не находила в себе мужества смотреть вперед. Голубой автомобиль далеко отстал. Рывок Дэвида оказался неожиданным для преследователей. Но их водитель тоже не был любителем-дилетантом. Джесс увидела, как голубая машина начала вилять из стороны в сторону, воспользовавшись ужасом и смятением, царившим в кильватере Дэвида.

Особого преимущества ей это не принесло, но и не позволяло сильно отстать.

Джесс уже достаточно хорошо изучила Дэвида, чтобы читать его мысли. Он понимал, должен был понимать, что на такой скорости долго не продержаться, и просто пытался оторваться настолько, чтобы преследователи потеряли его из виду, а уж тогда переходить к решительным действиям. Холм или склон, и купа деревьев между ним и преследователями, ветка дороги или поворот в нужном месте — вот все, что ему нужно. Пока что он этого не нашел, и Джесс знала, что только простая удача позволит ему это найти, прежде чем произойдет неизбежная катастрофа.

И неизбежное произошло очень скоро. Они взлетали на холм по встречной полосе, когда на вершину вынырнул тяжелый грузовик. Секунду он вырисовывался на фоне неба, а потом ринулся прямо на них.

Дэвид попытался вывернуть в свой ряд, но водитель, которого он обогнал, заупрямился и не дал дороги. Грузовик был уже так близко, что Джесс разглядела застывшее в ужасе лицо шофера; нога его, разумеется, жала на тормоза, но инерция тяжелой машины была слишком велика.

Дэвид сделал единственное, что мог сделать. Ударив по тормозам, он прижался к бортику дороги. Грузовик пролетел мимо, разминувшись с ними на несколько дюймов, а «ягуар» со скрежетом заскользил, пока Дэвид боролся с рулем.

Джесс даже не испугалась. Она ждала смерти и только слегка удивилась, что ожидания не оправдались. Они все еще сохраняли высокую скорость, когда столкнулись с не очень надежным ограждением вдоль дороги, но Дэвид справился с машиной великолепно. Губы его слегка побелели, однако лицо оставалось бесстрастным; он поморщился только один раз, когда крыло машины процарапало по каменной стене. Каким-то чудом машина выправилась и стала слушаться, и только слабый запах горелой резины напоминал о соприкосновении с гибелью. Дэвид даже не остановился. Он глянул в зеркальце заднего обзора, снова выехал на середину дороги и прибавил скорость.

— Глупо с моей стороны, — спокойно сказал он. — Извините, если я вас напугал.

— Вы, — произнесла Джесс трясущимися губами, — очень хороший водитель.

Дэвид посмотрел на нее и улыбнулся:

— С учетом обстоятельств, это самая замечательная вещь, какую мне кто-нибудь когда-нибудь говорил. Вы выйдете за меня замуж?

— Возможно, — сказала Джесс. — Спросите как-нибудь в другой раз. Если мы до него доживем. Дэвид, они нас догнали. Они прямо сзади.

— Я знаю.

Следующую милю проехали гуськом, голубой автомобиль держался на разумном расстоянии от «ягуара». Потом, когда за поворотом перед ними открылось обширное пространство, в котором не было видно других машин, голубой автомобиль сделал свой ход. Он скакнул вперед и поравнялся с «ягуаром». Несколько долгих секунд они шли рядом. Дэвид прибавил скорость, преследователи сделали то же самое. Но в ровном гудении «ягуара» зазвучала какая-то диссонансная нота; грубое обращение повредило ему, он уже не повиновался с прежней готовностью. Дэвид снял ногу с акселераторами голубой автомобиль вышел вперед. Глядя вдаль, Джесс заметила встречную машину, и комок в горле чуть-чуть отпустил. Сейчас, при свидетелях, они, разумеется, не станут ничего предпринимать...

Сначала она подумала, что противник пришел к такому же мнению, ибо голубая машина продолжала мчаться вперед. За шумом мотора и свистом ветра Джесс ничего не услышала, но в ветровом стекле вдруг образовалась аккуратненькая круглая дырочка, и Дэвид издал изумленное восклицание. Нога его автоматически нажала на тормоз, и как раз вовремя — второй выстрел, должно быть, пробил шину, раздался громкий хлопок, машина дрогнула и остановилась. Дэвид успел съехать с дороги. Голубой автомобиль исчез за поворотом, а встречный маленький «остин» остановился в ответ на взмах руки Дэвида.

* * *

Ночь они провели в поле близ Барнстейпла. «Ягуар» был одной из новейших моделей, с задним сиденьем, но спали оба плохо; Джесс, улегшись спереди, все время стукалась головой о руль, а Дэвиду, чтобы выбраться с заднего сиденья, пришлось приложить значительные усилия. На это ушло пять минут энергичной борьбы, и плотный завтрак в лучшем отеле Барнстейпла вернул ему дар речи.

— Я прошу прощения, — сказал он, разглядывая темные круги под глазами и угрюмо сжатые губы Джесс, — но отныне, когда речь идет о вооруженных бандитах, у меня нет выбора.

— А я уже было поверила, что они не собираются причинять нам вред.

— Не собирались, пока мы тащились за ними, как послушные собачонки. Эпизод со стрельбой доказал, что мы правы. Они не хотят пускать нас в Корнуолл.

вернуться

40

Маттерхорн — вершина в Альпах.

вернуться

41

В известном романе английского писателя Рафаэля Сабатини (1875 — 1950) «Одиссея капитана Блада» (1922) речь идет о поднятом в 1685 г. восстании против короля Якова II под предводительством герцога Монмута, которое потерпело поражение; в ходе так называемого Кровавого суда судья Джордж Джеффрис учинил расправу над его участниками, осудив на смерть более 300 человек.

30
{"b":"21900","o":1}