ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Алхимик
Как избавиться от наследства
Двойное похищение
Идеальная жена
Как написать книгу, чтобы ее не издали
Ватник Солженицына
Пещера
Отражение
Кукушка

Глава седьмая

I

С утра мы застали перед домом терпеливую толпу кандидатов в землекопы. Энид спряталась в своей каморке, испугавшись говорливости Рамсеса; Немо тоже скрылся с глаз. Заметив, как он прошмыгнул в сарай для ишаков, я направилась следом.

Немо выполнил мои указания не полностью. Он побрился и источал аромат хорошего мыла, причесался, даже попытался – правда, без особого успеха – уложить свои рыжие вихры с помощью воды (надо бы его постричь), однако новой одеждой пренебрег, опять облачившись в свое рванье. На мое требование объясниться он ответил вопросом:

– Почему бы не одеваться, как местные жители? Так мне привычнее и удобнее.

– Одевайтесь как вам вздумается, главное, соблюдайте чистоту. Неопрятности я в своей экспедиции не потерплю. Это ваш единственный балахон? В таком случае сегодня же вечером мы его выстираем. Пока он будет сохнуть, я вас подстригу.

Немо скорчил рожу, как мальчишка, не желающий принимать лекарство. Впрочем, он уже успел усвоить, что со мной бесполезно спорить.

– Хочу попросить у вас синие очки, миссис Эмерсон. От яркого солнца у меня болят глаза.

– Не морочьте мне голову, мистер Немо! Знаю я, зачем вам очки, – кстати, найдете их в гостиной, в третьем ящике у стены. Просто вы стесняетесь юной леди. Настоящее ребячество! Рано или поздно вы все равно встретитесь.

– Постараюсь, чтобы этого не произошло, – пробормотал Немо. – А вся эта возня со стиркой и стрижкой – пустая трата времени. Не лучше ли постараться поймать преступника? А этим надо заниматься в Каире. Тамошние улицы я знаю наизусть, так что...

– И думать забудьте! Вы понятия не имеете, как за это взяться. Предоставьте это мне, а сами делайте то, что я велю. Как прошла ночь?

– Спокойно. Вы разочарованы? Надеялись, что на вашего сына опять нападут?

– Я действительно разочарована, потому что ждала нападения, но не обязательно на Рамсеса. Разве вы не понимаете, что в каирской толчее нашего недруга ни за что не отыскать? Он мастер менять внешность и может прикинуться кем угодно. Остается надеяться, что он сам к нам заявится.

– Значит, мы должны сидеть и ждать? Сколько же это продлится, миссис Эмерсон? До скончания века?

– Надеюсь, что не слишком долго. Рано или поздно негодяй к нам пожалует. Мы знаем, что его интересует, и у меня есть идея, как его приманить. Не спрашивайте, что у меня на уме, – все равно ничего не скажу. Лучше просто доверьтесь мне. Все, пора за работу. Главное, не спускайте глаз с Рамсеса.

– Не сочтите за дерзость, миссис Эмерсон, но я не пойму, почему вы изображаете своего сына чудовищем. По-моему, он славный малыш, разве что любит поговорить. Ни от кого еще не слыхал столько непонятных и длинных слов! А так – ребенок как ребенок... Или вы не все мне сказали? Не страдает ли он – вы уж меня простите – приступами наследственного безумия?

– Не хотелось бы объяснять это наследственностью... Нет, мистер Немо, наш Рамсес совершенно, даже слишком нормален. Потому-то он так и опасен! Ладно, расскажу вкратце... Впрочем, нет, понадобится слишком много времени. Хорошенько за ним следите!

Немного погодя Немо смешался с работниками. Мы наняли еще с дюжину землекопов и столько же ребятишек. Силы разделились: Эмерсон повел свою бригаду к Ломаной пирамиде, а я свою – к пирамиде поменьше.

Моя пирамида находилась в шестидесяти ярдах к югу от Ломаной и принадлежала, судя по всему, к тому же погребальному комплексу. Роль вспомогательных пирамид все еще не выяснена. У Великой пирамиды в Гизе целых три вспомогательных, есть они и у других пирамид. Я, считаю, что малые пирамиды возводились для главных фараоновых жен, правда, доказательств этой гипотезы пока не найдено, но всему свое время.

Глядя на развалины, я размышляла, с чего бы начать. Определить высоту пирамиды было невозможно. Основание занесено песком, да и после того, как сняли облицовочный камень, пирамида растеклась, как пожилая особа, лишившаяся корсета. Сперва требовалось убрать песок и очистить все четыре грани до самого основания.

Энид ходила за мной по пятам, как собачонка, которая боится потерять хозяйку. Я объясняла ей на ходу, что собираюсь делать и зачем.

– Начнем с северной стороны: вероятнее всего, погребальная камера обращена к главной постройке. Породу будем сваливать вон в тот овраг, чтобы случайно не засыпать другие захоронения. Видите схему? Я указываю территорию, на которой будут вестись раскопки. Схема расчерчена на сектора в десять квадратных футов... Мисс Маршалл, вы невнимательны! Рано или поздно вы себя выдадите, если не будете изображать египтолога.

– Лучше не тянуть. Все равно это безнадежная затея, миссис Эмерсон. Мне придется сдаться властям. Какой вам от меня толк?

– Робость – помеха успеху. Вот уж не думала, что вы так быстро пойдете на попятный.

– Повторяю, это безнадежно.

– Вовсе нет! Не помню, говорила ли я вам, что Каленищефф состоял в банде Гения Преступлений. Если его убил не сам главарь, то кто-то по его приказу. Нам остается всего-навсего...

– ...найти этого человека. Но он, как вы сами признаете, мастер менять обличье. Вы не знаете, кто он, а еще собираетесь заставить его сознаться! У вас и без того хватает обязанностей, миссис Эмерсон: муж, сын, работа...

– Вы сильно меня недооцениваете, дорогая мисс Маршалл, если думаете, что я не способна делать несколько дел сразу. Да, я мечтаю разгадать тайну малой пирамиды, но это не значит, что одновременно я не смогу разгадывать другую загадку. У меня есть план...

– Расскажите!

Второй раз за утро мои собеседники проявляли неподобающую пытливость.

– Лучше вам поменьше знать – так безопаснее, – вывернулась я. – Главное, доверяйте мне.

– Но, миссис Эмерсон...

– Зовите меня лучше Амелией. Зачем нам глупые формальности?

– А меня зовут Энид. Это мое настоящее имя. Я назвалась вымышленной фамилией, но имя оставила свое, чтобы не попасть впросак.

– Разумно. У вас талант вводить людей в заблуждение. Постарайтесь его развить. Но о своем кузене вы должны рассказать мне всю правду!

Энид вздрогнула.

– О ком?

– О своем родственнике, Рональде... забыла фамилию. Он бы мог помочь нам в расследовании?

– Рональд? Простите, я никогда не думаю о нем как о кузене: мы слишком, дальняя родня. Нет, Рональд не из тех, на кого можно положиться в трудную минуту. Он приятный, но совершенно пустоголовый молодой человек, не проработавший за свою жизнь ни одного дня. Если он на что-то и употребляет мозги, то только чтобы подсчитать карточные долги.

– Какой отталкивающий портрет!

– Что вы, – возразила Энид, – внешне Рональд само очарование. У него превосходные манеры, а о лучшем собеседнике и мечтать не приходится.

– Вы не хотите сообщить ему, где находитесь?

– Ни за что! Возможно, Рональд и правда беспокоится за меня – настолько, насколько он вообще способен беспокоиться о ком-то, кроме собственной персоны. Но вряд ли он поспешил в Каир, побросав все свои дела. Рональд несколько недель провел в Египте, а потом отправился охотиться в Судан.

Я уловила в ее голосе новые нотки. Судя по всему, девушка чего-то недоговаривала. Дальнейшие события доказали мою правоту, но в ту минуту я не догадалась, чем вызвана уклончивость Энид. В молодости мы часто поносим мужчин, которые нам в действительности небезразличны. Вот я и решила, что мисс Дебенхэм влюблена в своего кузена, но стыдится в этом признаться, считая его недостойным своего внимания.

Деликатность, впрочем, не позволила мне развить эту тему, к тому же Энид напомнила, что работники ждут сигнала, дабы взяться за лопаты.

Через несколько часов мы устроили перерыв. Усевшись перед палатками, с аппетитом подкрепились яйцами, чаем и свежим деревенским хлебом. У Эмерсона явно поднялось настроение: он наткнулся на несколько обработанных камней и надеялся добраться до постройки.

30
{"b":"21902","o":1}