ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Не торопись с выводами, — посоветовала Жаклин. — Мало ли...

— Ну нет, урок пошел мне впрок. Больше я на такую удочку не клюну. Жаклин, вы... ты ужинала? Если нет, можно тебя пригласить?

— Спасибо, но я уже договорилась поужинать с друзьями. А сколько, кстати, времени? Ого, да я уже опаздываю!

Когда она выбегала из комнаты, зазвонил телефон.

— Может, это тебя, — предположила Сью.

— Нет-нет, у меня нет ни минуты, — отмахнулась Жаклин. — А вдруг это Виктор, хочет попросить прощения?

Сью фыркнула, однако, закрывая дверь, Жаклин отметила, с какой прытью девушка бросилась к телефону.

Пулей пролетая через холл, Жаклин услышала, как кто-то выкрикнул ее имя, но даже не замедлила шаг и не оглянулась. Она считала, что неприлично опаздывать на ужин, который подруга вызвалась собственноручно приготовить, да и романистами с их проблемами была сыта по горло. В конце концов, она приехала в Нью-Йорк, дабы от души насладиться нелепостью конференции и развлечься, а не участвовать в групповой психотерапии.

2

Вернулась она поздно, но Сью не спала. Жаклин мельком глянула на обложку книги, которую читала девушка.

— "Энни из «Зеленых башен»"? Так, попробую угадать: это новая версия, где молодой сексапильный доктор Гилберт соблазняет Энни на поле фиалок.

— Купила в киоске, когда выбегала за гамбургером, — пояснила Сью. — Надо же было чем-нибудь заесть горечь от неудачного романа. Ты ходила по магазинам?

Положив плоский чемоданчик на кровать, Жаклин размяла затекшие мышцы.

— Вроде и не тяжелый, а руки оттягивает. Какие там магазины! Просто одолжила шмотки у подруги. А то мои туалеты не совсем в духе события.

Откинув крышку чемоданчика, она вытащила платье — светло-сиреневый муслин рассыпался воздушными складками. Сью ахнула:

— Какая прелесть! Это настоящее брюссельское кружево?

— Видимо, да. — Жаклин нахмурилась. — Платье, правда, слегка вышло из моды. Джоан надевала его на прием, устроенный королевой, года два назад. Но вот шляпка к нему и впрямь божественна.

— Такая большая... — неуверенно протянула Сью, глядя на щедро украшенную цветами шляпу.

— Мы слегка добавили ленточек и цветочков.

Жаклин примерила шляпу. Сью невольно прыснула, но тут же прикрыла рот рукой:

— Ой, извини...

— Именно такой реакции я и добиваюсь, дорогая. Погоди, вот увидишь ансамбль целиком! Там еще есть зонтик, отделанный оборочками, и длинные белые перчатки.

— А что еще?

— А еще вечернее платье для послезавтрашнего бала. — Захлопнув чемоданчик, Жаклин жеманно улыбнулась. — Пожалуй, пусть это будет сюрпризом. Понимаешь, из моих знакомых у Джоан больше всех денег и самый ужасный вкус, Повезло мне на друзей.

— Ты сумасшедшая! — восхищенно заметила Сью.

— Ну спасибо на добром слове! Так, а теперь — на боковую! Завтра я должна быть свежа и неотразима.

Аккуратно развесив платья в шкафу, Жаклин направилась в ванную.

— А звонили тогда тебе, — сообщила Сью.

— Кто? — на ходу бросила Жаклин.

— Он не представился. Но звонил еще раз, где-то с час назад... — Жаклин исчезла в ванной, и Сьюзен повысила голос: — Когда я сказала, что ты не вернулась, он на меня нарычал.

В дверном проеме появилась голова Жаклин в белой пластиковой шапочке с надписью «Команда пловцов Колдуотер-колледжа».

— Нарычал?

— В буквальном смысле слова. Я спросила, не хочет ли он что-нибудь передать, а этот человек рявкнул: «Скажите, что ей не удастся вечно от меня бегать!» — и бросил трубку.

Белая шапочка склонилась набок.

— Тенор или баритон?

— Баритон.

— Ага. — Голова Жаклин снова исчезла. — Черт! — послышался ее голос.

— Знаешь, кто это?

В ванной зажурчала вода. Сьюзен, не дождавшись продолжения, вернулась к Энни из «Зеленых башен».

3

— Ну как? — Жаклин придирчиво вгляделась в зеркало.

— Здорово! — воскликнула Сью. — И зонтик очень к месту. Но я думала, ты прибережешь его для вечернего коктейля.

— На коктейле мой безвкусный наряд наверняка будет не одинок, и это ослабит эффект. А вот на завтраке я рассчитываю произвести фурор. Поторопись, хочу занять местечко поближе к сцене.

Всадив в шляпу две булавки длиной с саблю, Жаклин подхватила сумку и жестом поманила Сьюзен, которая последовала за ней с веселой улыбкой.

Пока они шли через вестибюль, головы исправно поворачивались им вслед, а на Шестой авеню какой-то таксист даже крикнул:

— Эй, дамочка, клумбу не потеряйте!

Жаклин кокетливо помахала ему рукой.

Пришли они рано, но несколько гостей уже расселись. Застолбив два стула в первом ряду, у самой сцены, Жаклин принялась устраиваться поудобнее. К ней тут же робко приблизилась молодая женщина и попросила автограф. Жаклин вывела с завитушками: «Валери фон Хенцау».

— Ну, ты даешь! — воскликнула Сьюзен, когда охотница за автографами попятилась, не сводя глаз со шляпки Жаклин. — Ты ведь не...

— В данный момент я как раз пишу. — Открыв сумку, Жаклин извлекла оттуда блокнот, шариковую ручку и небольшой термос с кофе. Отвинтив крышку термоса, наполнила чашку Сью, затем свою. — Собираюсь накропать любовно-исторический роман. Кабы знала, какие богатства можно заработать подобной халтурой, давно бы этим занялась. Так что извини, какое-то время я не смогу поддерживать беседу. Вполне вероятно, пока суд да дело, успею закончить первую главу.

И, склонив голову, принялась торопливо строчить. Сью попыталась заглянуть через плечо Жаклин, но поля шляпки надежно скрывали блокнот.

Жаклин исписала с полдюжины страниц крупным, размашистым почерком, как вдруг ее вдохновение грубо нарушил тихий вскрик Сьюзен. Строго говоря, охнула девушка не впервые — чуть раньше, войдя в творческий раж, Жаклин сдвинула шляпу на затылок, давая Сью возможность прочесть написанное. Но теперешний «ох» был очень уж жалостным. Оторвав глаза от будущего шедевра, Жаклин обнаружила нависшего над ними Виктора фон Дамма.

Впечатление усугублял его наряд — до блеска отполированные ботинки, брюки, впивавшиеся в бедра, и гусарский ментик, сдобренный золотистыми галунами, золотистыми полосками, золотистыми пуговицами и вдобавок отороченный мехом. Молча оглядев красавца с ног до головы, Жаклин бросила Сью:

— Безвкусный — не самое подходящее слово для этого костюмчика, верно? Мои ровесники назвали бы его выпендрежным, но у твоего поколения наверняка найдутся более сильные термины.

Виктор перестал рисоваться и обратился к Сью:

— Мне надо с вами поговорить. Я должен объяснить...

— Не нужно никаких объяснений. Я все понимаю. И не хочу причинять вам неудобства. А то мало ли — вдруг подпорчу вам карьеру? Жаклин, извини, но мне надо в уборную. Столько выпила кофе...

Сью вскочила и стремительно юркнула к выходу, оставив Виктора стоять с разинутым ртом. Он повернулся, собираясь поспешить за девушкой, но Жаклин схватила его за рукав.

— Вы же не пойдете за ней в женский туалет.

— Д-да, пожалуй... Тогда, может, вы с ней поговорите? Скажите, что я... — Он запнулся.

Все прочие места за столиком были уже заняты, за исключением стула справа от Жаклин — там расположились ее сумка и шляпа, и ни у кого не хватало смелости предложить их убрать. Но Виктора заметили и пожирали восхищенными взглядами. Одна перезрелая дама с замутненными страстью глазами протянула к нему дрожащую руку:

— Извините... Виктор...

Не отрывая взгляда от Жаклин, Виктор схватил простертую длань и звучно чмокнул воздух в дюйме от нее.

— Теряете сноровку, — заметила Жаклин. — И накидку, кстати, тоже. Сейчас вот эта лямка соскользнет...

— Черт! — Виктор поправил сползающую накидку. — Лучше я пойду, пока не... Прошу вас, объясните Сьюзен... Она не понимает. Я не мог допустить, чтобы она... Черт!

Он затравленно оглядел дрожащих от восторга матрон. Некоторые из них тянули к нему руки, вдохновленные смелостью своей товарки.

13
{"b":"21903","o":1}