ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сласти-мордасти. Потрясающие истории любви и восхитительные рецепты сладкой выпечки
ДНК и её человек
Чужая кровь
Эпоха викингов. Мир богов и мир людей в мифах северных германцев
Деньги без дураков
Как встречаться с парнями, если ты их ненавидишь
Мне все льзя
Свой среди чужих
Чертов нахал
A
A

— Боже правый! — ахнул Джо. — Миссис Кирби, да вы еще хуже Хэтти! В жизни не слышал большей мерзости... Неужели сработало бы?

— Вы еще спрашиваете! — Творческая энергия переполняла Жаклин. — Да это был бы величайший рекламный трюк века. Знаете, я, пожалуй, продам эту идею Хэтти. И заставлю ее раскошелиться.

— Но вам не обойтись без трупа, — смущенно заметил Джо. — Не бывает геройской гибели без тела героя.

Жаклин отмахнулась:

— Это не проблема. Могу с ходу предложить три-четыре варианта, а я ведь еще не начинала как следует над этим думать. Итак... Виктора похитили, когда он спасал невинную девушку из лап бандитов. Тело так и не нашли. А вместо могилы мы бы построили кенотафий. Или же он прыгнул за борт корабля вслед за упавшим ребенком и утонул. Мог сгинуть в какой-нибудь «горячей точке»... Безутешная Хэтти опознает труп... Господи, Джо, возможности поистине безграничны!

— Вы меня пугаете.

— Хэтти была бы круглой идиоткой, если бы не ухватилась за эту идею! И тогда вы соскочили бы с крючка — если в самом деле этого хотите.

— Хочу! Мы со Сью решили пожениться.

Жаклин с трудом оторвалась от грез о геройской кончине Виктора фон Дамма.

— В таком случае я поговорю с Хэтти. Но при одном условии. Я могу понять, как вы угодили в ее лапы, хотя и считаю вас тряпкой, раз так долго терпели. Также я могу понять, почему вы не хотели, чтобы Сьюзен с ней путалась. Чего я не понимаю — так это ваших колебаний. То вы открыто бунтуете против старой ведьмы, а затем она дергает за леску — и вы при ней. Только ли контракт виноват в вашем раболепстве? И почему она передумала и отпустила вас?

— Никогда не знаешь, что у Хэтти на уме, — угрюмо буркнул Джо. — Но, по-моему, больше всего ее волновала эта конференция. А для меня она оказалась последней каплей. Я и раньше показывался на публике — ток-шоу, встречи с читателями, раздача автографов и все такое. И вроде бы ничего. Все равно что в спектакле участвуешь — пару часов на сцене, а потом снимаешь грим — и домой. Но здесь все иначе. Хэтти ни на минуту не оставляла меня в покое. А потом я познакомился со Сью. Она такая искренняя, такая невинная, в ней нет ни капли притворства. Именно она, сама того не ведая, помогла мне понять всю эту пошлость и убожество...

Теперь Жаклин поняла, почему Джо не привлекали к созданию опусов Виктора фон Дамма. Даже по сомнительным меркам любовно-исторического романа его стиль был вялым и бесцветным.

— Ладно, попробую помочь, — пообещала она. — Вообще-то, Джо, я пришла, чтобы кое о чем вас спросить. Вы сегодня виделись с лейтенантом О'Брайеном?

— Да, он был здесь пару часов назад. Что-то не так, миссис Кирби?

Жаклин расцепила крепко стиснутые зубы:

— Да н-нет, ничего. Он сказал вам про Лори?

Джо кивнул:

— Мне очень жаль. Бедняжка, видимо, совсем тронулась, раз вздумала разгуливать по парку в темноте. Но может, для нее так лучше. Судьба к ней не слишком благоволила.

— Хм... О'Брайен спрашивал, где вы были вчера вечером?

— Я был со Сью. Наверное, вы лучше меня знаете, когда она вернулась. Мы часов не наблюдали. — При виде серьезного выражения лица Жаклин мечтательная улыбка Джо померкла. — О'Брайен сказал, что она стала жертвой обычного грабителя. Это так?

— Нет. Лори убил тот, кто расправился с Дюбреттой Дюберстайн.

Лицо Джо сделалось пепельно-серым.

— Вы шутите...

— Такими вещами я не шучу.

— Да, но... о боже. — Джо закрыл лицо руками. — Вы только что бросили меня обратно в паутину, — пробормотал он.

— Каким образом?

— Этим-то меня Хэтти и держала. — Джо поднял голову. — Помните, как она пыталась извлечь рекламную выгоду из смерти Дюбретты? Попытка не удалась — пресса не клюнула на идею, будто намеченной жертвой была Валери Валентайн. Тогда Хэтти отказалась от затеи с убийством. Я думал, что это был не более чем рекламный трюк. Но она сказала мне, что перед смертью Дюбретта прямо обвинила Сью.

— Что?!

— Что она обвинила Сьюзен... — устало повторил Джо. — Вы ведь тоже слышали ее последние слова. Дюбретта прошептала имя Сью. Хэтти грозилась сообщить в полицию, если я стану ей перечить.

— Бога ради!.. — Жаклин заметила тень Виктора фон Дамма, благородно приносящего в жертву свою честь ради спасения дамы сердца. Она не знала, веселиться ей или язвить. — Дорогой Джо, большего идиотизма я в жизни не слышала. Даже если Дюбретта и произнесла имя Сью — а я не уверена, что именно она сказала, хоть и была к ней ближе всех, — у Сьюзен не было никаких причин желать ей зла. Надо совсем выжить из ума, чтобы всерьез отнестись к такому обвинению.

— Наверное, вы правы, — вздохнул Джо, отгоняя призрак Виктора фон Дамма. — Но у Сью были основания желать смерти мисс Валентайн — во всяком случае, некоторые могли так решить. Говорю же, миссис Кирби, вы не представляете, что значит иметь дело с Хэтти Фостер. Она словно вас гипнотизирует, понимаете? Вы доходите до такого состояния, что верите всему, что она говорит.

— Странно. На меня она оказывает обратное воздействие. Я дошла до того, что не верю ни единому ее слову.

— Похоже, я вел себя как последний дурак.

— Похоже.

— А теперь вот вы говорите, что Дюбретту убили. — Джо потряс головой. — Не знаю, что и делать.

— Для начала перестаньте верить всему, что слышите! — Жаклин встала. — Ну, мне пора.

Джо удивленно посмотрел на нее:

— Вы хотите сказать, что и вам нельзя верить?

— Запомните вот что. — Жаклин назидательно подняла вверх палец. — Сегодня вечером много чего произойдет. Будьте начеку. Последите за Сью. И будьте готовы сделать все, что я вам скажу.

Она вышла, а Джо продолжал зачарованно глазеть на то место, где только что был ее указательный палец. И впрямь мечта гипнотизера. Немудрено, что тетушка Хэтти так легко им помыкала. Но для Сьюзен это даже к лучшему: чуть-чуть сноровки — и девушка сможет вертеть им как захочет. Джо являл собой яркий пример того, как обманчива бывает внешность. За атлетическим фасадом супермена-мачо пряталось мягкое, податливое, наивное существо, отчаянно нуждавшееся в человеке, который твердо и нежно обратил бы его на путь истинный.

Жаклин была донельзя довольна своим планом расправы с Виктором. По сути, она считала его гениальным. Эх, если в ее посетило столь же гениальное озарение по поводу реальных убийств! В головоломке отсутствовало одно, самое важное звено, и хуже всего было то, что она почти нашла ответ. Что-то маячило в подсознании, словно знакомое слово, которое никак не можешь вспомнить. И чем упорнее Жаклин пыталась поймать ускользающую мысль, тем дальше та забивалась.

8

Вернувшись к себе в номер, Жаклин услышала из-за двери ванной шум душа. Рассудив, что Сьюзен еще долго будет прихорашиваться, она решила заняться делом. Набросив старый павлиний халат, пристроила обе подушки в изголовье кровати, любовно разложила на тумбочке гамбургер в промасленной упаковке, горчицу, кетчуп, два шоколадных батончика, яблоко, пачку сигарет и зажигалку, пристроила два картонных стаканчика с кофе. Затем достала из сумки тетрадь и ручку. Совсем запустила она свой роман, однако. Ну да ничего — теперь, когда остальные проблемы улажены... Вроде бы она все просчитала — ну, или почти просчитала... И беспокоило ее не то, как поступить с полученными сведениями, а согласится ли О'Брайен участвовать в ее затее.

Впрочем, что толку сейчас ломать над этим голову? Жаклин надкусила гамбургер, размазав горчицу по подбородку, и принялась писать.

Когда Сьюзен выпорхнула из ванной, Жаклин уже приканчивала шоколадный батончик, строча не переставая.

— Ой! — обрадовалась девушка. — Ты вернулась.

Жаклин на миг оторвалась от писанины. На Сью был махровый халат, на голове розовые бигуди, а лицо густо вымазано каким-то месивом. Она смахивала на туземную знахарку.

Не потрудившись ответить, Жаклин вернулась к своему творчеству. Сью бочком подобралась к ней и заглянула через плечо. Спустя некоторое время она робко пробормотала:

51
{"b":"21903","o":1}