ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лейтенант понял, что она имела в виду; сам он уже несколько дней гнал прочь это дикое и ужасающее подозрение. Жаклин покачала головой и, продолжала:

— Дюбретта принимала лекарство в виде пилюль, а не капсул, которые можно опорожнить и наполнить заново. Только профессиональный химик смог бы в точности воспроизвести форму пилюли. В ее лекарстве не содержалось ничего лишнего.

Она помолчала, давая полицейскому возможность перевести дух, затем продолжила:

— Одна из проблем, встающих перед отравителем, — как раздобыть яд. Нельзя же ворваться в аптеку и стянуть фунт мышьяка. И вообще, на любой потенциально опасный препарат требуется рецепт врача. Понимаю, что первитин, амфетамин и иже с ними можно купить на каждом углу, но, во-первых, как я уже говорила, симптомы, вызываемые этими веществами, никак не вписываются в диагноз «сердечный приступ», а кроме того, уличные наркоторговцы с подозрением относятся к чужакам, и сообщники из них ненадежные. Для обычного человека среднего возраста — а именно к этой категории принадлежит большинство моих подозреваемых — не так-то просто разжиться запрещенными препаратами.

Впрочем, была среди них особа, которая вполне могла иметь доступ к подобному зелью. Лори! Богатым подросткам ничего не стоит раздобыть наркотик. Я не считала Лори убийцей. Но что, если убийца позаимствовал яд у нее? Девочка ведь явно что-то принимала. На ум мне пришли самые распространенные наркотики — героин и разные транквилизаторы. Именно эта отрава отчасти повинна в смерти бедной Лори, — бесстрастно продолжала Жаклин. — Сообрази я чуть раньше, что с девочкой творится, может, ее и удалось бы спасти... Я предполагала, что ей грозит опасность. И вовсе не потому, что убийца боялся Лори, которая с каждым днем становилась все более неуправляемой. Нет, все дело в том, что у девочки был яд, от которого погибла Дюбретта! И это предположение подтвердилось, когда нашли тело Лори. В ее сумке не оказалось ничего, кроме аспирина. Вот тут-то я уверилась, что убийца забрал яд, но лишь сегодня днем поняла какой. Лори «сидела» не на обычных наркотиках. Она страдала от дигиталисной интоксикации.

На сей раз выражение лица, за которым наблюдала Жаклин, не изменилось — на нем читалось то же самое недоверие, что и на большинстве остальных.

— Дигиталисом, — продолжала Жаклин, — именуют вещество, получаемое из наперстянки, по-научному Digitalis purpurea. Его применяют при лечении различных видов сердечно-сосудистых заболеваний, в частности острой и хронической сердечной недостаточности. Дюбретта принимала дигиталис в виде препарата под названием «дигитоксин» — самый ядовитый из дигиталисной группы. Многие лекарства становятся смертоносными ядами в случае нарушения дозировки. В учебнике по фармакологии, которым я воспользовалась, — Жаклин достала из сумки увесистую книгу и взмахнула, словно дубинкой, — особенно настойчиво говорится о точности дозировки дигиталисных препаратов. Словом, пара таблеток сверх обычной нормы могли убить Дюбретту. Что и произошло. Убийца взял таблетки не у Дюбретты, а у Лори, которая принимала их от полноты.

— Вы рехнулись! — воскликнула Хэтти. — В жизни не слышала...

— Об этом тоже написано в учебнике. Дигиталис — эффективное мочегонное средство, а значит, вызывает потерю веса. Несколько человек умерли, применяя его именно с этой целью. И симптомы отравления дигиталисом — при передозировке — в точности совпадают с теми, что наблюдались у Лори. Тошнота, рвота, апатия, помутнение сознания, бред, галлюцинации, а главное — нарушение зрения, при котором все кажется желтым. — Жаклин посмотрела на Бетси. — Ты говорила, что Лори, обзывая тебя, то и дело поминала желтый цвет. А ее ссылка на царя Мидаса, превращающего все в золото... Как-то Лори сказала, что пытается соблюдать диету. Сложить все это воедино мне следовало давным-давно.

— Вряд ли он проверял на дигиталис, — заметил Джеймс, к недоумению большинства слушателей. — Но все равно не пойму, как эту дрянь подбросили в вино. Три или четыре таблетки...

— В вино ничего не добавляли.

— Как? Но мне казалось, мы уже решили...

— Вовсе нет, Джеймс. Дело в том, что это не мгновенный яд. Требуется время, чтобы он подействовал. А Дюбретта скончалась через считаные минуты после того, как выпила вино. Даже при ее состоянии яд не сработал бы так стремительно. Таблетка, которую я ей дала, тоже не успела навредить.

История с осадком в первом бокале, признаться, увела меня в сторону, — продолжала Жаклин. — Казалось бы, такая подсказка! Но это была гениальная уловка убийцы. Он продумал буквально все. Дюбретта приняла яд гораздо раньше — в коктейле, которым ее кто-то угостил. Когда мы с ней встретились, в руках она держала бокал. Дюбретта похвасталась, что это уже третий за вечер. А еще сказала, что ей никогда нет нужды покупать себе выпивку, намекая, что и этот кто-то презентовал. Всем вам известно, как было организовано обслуживание: к каждой из временных стоек тянулись длинные очереди. Если некто вызвался купить Дюбретте выпивку, ей незачем было выстаивать очередь вместе с благодетелем. Кстати, Сью оказала мне такую же услугу — купив напитки, она отыскала меня и отдала один, У нее была уйма времени, чтобы с ним похимичить.

— Эй!.. — начал Джо.

— Это я к примеру, — успокоила его Жаклин. — Чтобы показать, как легко было убийце подмешать в напиток что угодно, прежде чем вручить Дюбретте. Бросил пилюльки, поболтал пластиковой палочкой — и дело в шляпе. Дигиталис не растворяется в воде, но прекрасно растворяется в спирте.

— Но значит, проделать это мог любой, — вставил Джеймс, упрямо цепляясь за свою версию.

— Не совсем так. Мисс Валентайн и Хэтти не смешивались с гостями, держались особняком, с ними же находился и Виктор — в этом идиотском искусственном садике, — а также дутый граф. И Джин — только она пряталась, а в принципе вполне могла незаметно выбраться из загона и так же незаметно вернуться. Свое умение скакать через забор она нам продемонстрировала.

Джин побелела.

— Я не делала этого! — взвизгнула она. — Не делала! Я ее и знать не знала, пока не... О боже!

Жаклин дала ей повариться в собственном ужасе несколько секунд, после чего смилостивилась:

— Нет, ты этого не делала. Кое-кто из здесь присутствующих, — Жаклин покосилась на О'Брайена, — склонен сбрасывать мотив со счетов, но это в корне неверный подход! У тебя, Джин, не было причин убивать Дюбретту. Не ей одной было известно, кто ты такая на самом деле. И пусть ты порой ведешь себя как законченная идиотка, но все же не сбрендила до такой степени, чтобы убивать ради сохранения своей анонимности.

— А на мне был такой же парик, как на Джин! — встряла Бетси. — И я ошивалась как раз у садика! Ты меня видела.

— Не высовывайся! — осадила ее Жаклин. — Ты что, проспала все мои объяснения? Яд был не в вине, которое раздавали в этом пошлом идиллическом уголке. Может, ты и угостила Дюбретту выпивкой, но мотивы у тебя еще более шаткие, чем у Джин. Точнее, никаких.

— Откуда ты знаешь? — Бетси попыталась прикинуться злодейкой.

— Помолчи, а? — Взгляд Жаклин переместился дальше. — Сьюзен? У нее была возможность, но не было причин убивать Дюбретту. Джо-Виктор? У него мотив посолиднее, чем у Джин. Как и она, он скрывал свое истинное лицо, но зато ему не было резона опасаться угроз тетушки Хэтти. Я призадумалась, а нет ли у Джо криминального прошлого, но...

— Он чист, — подал голос О'Брайен.

Полицейский так долго молчал, что это короткое заявление подействовало как громкий окрик. Головы присутствующих разом повернулись, и на лице, за которым следила Жаклин, вновь промелькнула тень тревоги.

— Ну была парочка задержаний с наркотиками, — продолжал О'Брайен. — Хранение, а не распространение. Одно нарушение общественного порядка — вождение в состоянии опьянения, пять лет назад в Висконсине. Ничего особенного.

— Бог мой! — охнул Джо. — Сью, это было так давно! И больше я никогда...

— Все хорошо, милый. — Сьюзен похлопала его по руке и, точно тигрица, защищающая своего детеныша, обратила гневный взор на Жаклин: — Ты же сказала, что Джо вне подозрений. Он весь вечер был на виду.

58
{"b":"21903","o":1}