ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Колдуны войны и Светозарная Русь
Мой дорогой Коул
Защита от темных искусств. Путеводитель по миру паранормальных явлений
Стратегия голубого океана. Как найти или создать рынок, свободный от других игроков (расширенное издание)
Пряничные домики и не только
50 изобретений, которые создали современную экономику
Руководство по выживанию для подростков. Как избавиться от тревожности
Отключай
Путеводитель по цифровому будущему
A
A

— Правда? — Дайна с удивлением посмотрела на старую леди.

Цена казалась ей фантастически низкой, равной примерно американскому доллару.

— Это не серебро, — холодно заявила английская леди.

Торговец бросил на нее взгляд, способный поджечь бумагу, но леди, представившаяся как миссис Маркс, осталась невозмутимой.

— Мисс ван дер Лин? Рада с вами познакомиться. У вас еще будет возможность сделать покупки в Тире, где цены могут оказаться ниже. Сейчас вам не хватит на это времени. Мы собираемся уезжать, а купля-продажа в этих местах — длительный процесс. Пошли.

Чувствуя, будто на нее накинули лассо и привязали к седлу старой леди, Дайна повиновалась. Она ощущала вину перед торговцем, но, обернувшись, чтобы улыбнуться ему, увидела, как он сделал весьма грубый жест прямо над седым затылком миссис Маркс. Встретив взгляд Дайны, он превратил жест в вежливый поклон и одарил ее заговорщической ухмылкой.

Ресторан, куда они пришли па ленч, находился не в Сидоне, а в нескольких километрах по дороге, на берегу моря. Это было типично деревенское здание с простыми деревянными столиками в лишенной каких-либо украшений комнате, но крышки столов были выскоблены добела, а из окон открывался великолепный вид на море. Три улыбающиеся официантки при виде туристов тотчас же принялись за работу — водитель сделал предварительный заказ по телефону из Сидона.

Все уселись по-семейному за длинный стол и с удовольствием принялись за свежепойманную рыбу и традиционное ливанское mezze — разнообразные закуски с ломтиками плоского арабского хлеба. Французский джентльмен настоял на том, что угостит всю группу вином — местное розовое вино показалось Дайне восхитительным, хотя француз морщился с видом знатока. К концу ленча все были настроены крайне дружелюбно. Угрюмый джентльмен в очках робко назвался мексиканцем, и они с Дайной обменялись рукопожатиями над тарелкой с mezze в качестве живущих па одном континенте.

После бессонной ночи обильная пища и вино повергли Дайну в сонное состояние. Но они не успели отъехать далеко, когда что-то ее разбудило. Автобус стоял, а водитель просил у пассажиров их паспорта. Хотя месье Дюпре не предупредил об этом Дайну, она всегда носила с собой паспорт и, протягивая его шоферу, осведомилась о причине.

— Это пограничная зона, мисс, — спокойно ответил водитель. — Паспорта вернут, когда мы будем возвращаться.

Весело насвистывая, он вручил паспорта поджидавшему снаружи солдату. Они обменялись несколькими словами — очевидно шутливыми, так как облаченный в хаки солдат разразился хохотом, погрозил водителю кулаком и скрылся в постовой будке. Автобус миновал ограду из колючей проволоки, и Дайну вновь охватило знакомое чувство подавленности. Так легко забыть — тем более, если не хочешь вспоминать, — что эта солнечная страна практически пребывает в состоянии войны. Ливан был очень маленьким — они находились всего километрах в девяноста от Бейрута, но уже оказались в пограничной зоне, в нескольких милях от Израиля.

Отбросить эти мысли Дайне помогло созерцание миссис Маркс, которая перестала бороться со сном и звучно храпела; ее пурпурная шляпа забавно съехала набок.

У Дайны осталось только два более или менее четких воспоминания о Тире. Одним из них были раскопки некрополя древнего города. Ее представление о раскопках формировалось по книгам, и она испытала настоящий шок. Кругом ревели грузовики и бульдозеры, десятники размахивали загорелыми руками и кричали на рабочих — это больше напоминало строящийся город, чем солидное научное предприятие. В желто-коричневой земле были вырыты канавы, в них там и сям виднелись, словно орехи в куске пирога, гробы и каменные саркофаги. Их оставляли нетронутыми, чтобы археологи могли узнать их сравнительное местоположение.

Второе воспоминание о Тире было менее связано с наукой.

Тирские базары были не так обширны, как си-донские. Пессимистический взгляд Дайны сразу же подметил признаки упадка — в результате арабо-израильских войн маленький процветающий городок попал в пограничную зону и был отрезан от торговых путей на юг.

Мимо прошел красивый смуглый мужчина в белой пижаме, неся на плече двадцатифутовую доску, уложенную от края до края круглыми и плоскими буханками хлеба. Дайна, затаив дыхание и боясь, что человек уронит свою ношу, наблюдала за ним, пока он той же небрежной походкой не скрылся в каменной арке. Обернувшись, она увидела, как торговец выложил на прилавок поднос с чем-то, напоминающим стеклянную мозаику, — прозрачными красными и желтыми кубиками, слегка посыпанными сахаром. Конфеты! Выглядели они весьма аппетитно. Поймав взгляд шофера, Дайна с надеждой указала на прилавок, но водитель усмехнулся и покачал головой. Он предупреждал, чтобы они не покупали пищу на базарах, кроме фруктов в кожуре. Все, что пробыло на открытом воздухе более минуты, удостаивалось посещений мух, о местах предыдущих визитов которых лучше было не думать.

Водитель оставил туристов делать покупки, а сам зашел в магазинчик и купил бутылку кока-колы. Хотя человеку Запада этот напиток мог показаться несоответствующим местному колориту, он быстро привился на Ближнем Востоке и стал таким же популярным, как традиционный кофе по-турецки.

Дайна огляделась в поисках миссис Маркс и увидела ее, выражаясь фигурально, в лапах торговца шелком. Миссис Маркс с беспокойством обернулась, но при виде Дайны ее лицо прояснилось, и она поманила ее к себе. Базар был очень шумным. Несколько групп туристов смешались с местными жителями, делавшими повседневные покупки.

Дайна собиралась подойти к пожилой женщине, когда деликатное прикосновение к плечу заставило ее повернуться. В лавке за ее спиной тоже продавали ткани, и она затаила дыхание при виде материи, которой улыбающийся торговец размахивал у нее перед носом. Эта была ткань цвета слоновой кости, расшитая причудливыми узорами в виде цветов, стеблей и листьев.

«Что я буду с этим делать?» — подумала Дайна, отлично зная, что этот вопрос задает себе большинство женщин, прежде чем купить то, чего им покупать не следует.

— Вам вовсе не обязательно это покупать, — успокоил ее хитрый торговец. — Только войдите и посмотрите. Я люблю американцев, мисс. Мой брат живет в Чикаго уже двадцать два года. Заходите, выпейте кофе и кока-колы, и мы с вами поговорим о Чикаго.

Дайна не могла объяснить, почему это произошло, но она подчинилась. После того как торговец преподнес ей бутылку кока-колы с таким изяществом, словно это было шампанское, она не могла отказаться от осмотра лавки.

Помещение не превышало по размерам обычную американскую ванную и было битком набито товарами. Ткани свисали с потолка, задевая головы высоких покупателей, спускались на пол с прилавков и полок. Торговец продавал также галантерею и ювелирные изделия, но ткани были основным его товаром. Дайне казалось, что она стоит в самом центре радуги. Тяжелая сверкающая парча и шелк, прозрачный, как стекло, переливались золотом и серебром, черными, желтыми, алыми, пурпурными красками. Тирский пурпур, подумала Дайна, поддавшись романтической обстановке, и напомнила себе, что прославленный царский пурпур, который носили римские императоры, в действительности был ярко-красным.

— Это для обычных туристов, — с явным пренебрежением произнес торговец, двигая в сторону кусок шелка цвета морской волны, попавшийся Дайне на глаза. — Для красивой леди из Чикаго у меня есть кое-что получше. Там, в задней комнате, куда обыкновенные туристы не заходят.

Дайна заколебалась и тут же устыдилась своих страхов. Отец предупреждал ее об опасностях Ближнего Востока, но говорил ей и о том, чего не следует бояться. В этой маленькой лавчонке она была в большей безопасности, чем на улицах любого американского города после наступления темноты. Нырнув под пестрый занавес, Дайна последовала за торговцем в заднюю комнату.

Дверь закрылась за ней. Она не задумалась о том, насколько редким феноменом являются двери в подобных заведениях, где их обычно заменяют занавески и драпировка, но и без того поняла, что угодила в ловушку. В маленькой каморке находился человек, и это не был торговец. Тот мгновенно исчез, выполнив работу, за которую ему заплатили.

11
{"b":"21909","o":1}