ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мальчики взбежали вверх по ступенькам, и она вновь оказалась в одиночестве. Тишина была гнетущей, словно на дне узкого каньона или могилы великана. Над головой виднелось ярко-голубое небо, но внизу было почти совсем темно. Дайна никогда не верила в предчувствия, но она не удивилась, когда, идя вокруг основания башни, столкнулась с мужчиной, идущим в противоположном направлении.

Он схватил ее за руку. Дайна не стала сопротивляться.

— Вы прогрессируете, — заметила она. — На сей раз оказались в нужном месте и в нужное время. Только не говорите, что вы меня не искали, иначе я обижусь.

Мистер Смит устало вздохнул и прислонился к стене десятитысячелетней давности, однако по-прежнему крепко держал ее за руку. Впрочем, он не причинял ей боли. Смит напоминал Дайне маленького мальчика, случайно упустившего несколько воздушных шариков и твердо решившего не потерять последний из них.

— Я вас искал, — признался Смит.

Дайна уже поняла, что умение элегантно одеваться не принадлежит к его достоинствам, но она еще никогда не видела его таким неопрятным, как сейчас. На нем была та же рубашка, что и в Баальбеке, учитывая дополнительные двадцать четыре часа носки. Кончик носа алел — Смит умудрился обгореть снова, и новая кожа уже начала шелушиться. Левую сторону челюсти украшала круглая шишка. В глазах не осталось ни капли голубизны — они приобрели грязно-серый оттенок.

— Кто вас ударил? — осведомилась Дайна.

Вопрос был не слишком тактичным, и мистер Смит прореагировал на него соответственно: выпрямился в полный рост и высокомерно посмотрел на Дайну сверху вниз.

— Этот грязный подонок играл нечестно, — свирепо рявкнул Смит и добавил после небольшой паузы: — Он... э-э... швырнул в меня камнем.

— Кто?

— Свенсон, или как вы его называете...

— Картрайт?

— Он самый.

— Мистер Картрайт так бы не поступил.

— Этот паршивый... — Мистер Смит вовремя сдержался; его рот скривился в вымученной улыбке. — Давайте сядем где-нибудь и поговорим, о'кей? Я вам все расскажу.

— Не желаю ничего об этом слышать. Я устала от вас и от мистера Картрайта порознь и вместе. Почему бы вам двоим не разобраться друг с другом и не оставить меня в покое?

— С радостью бы это сделал! — брякнул мистер Смит.

По неизвестной причине это замечание расстроило Дайну.

— У вас не больше сдержанности, чем у ребенка, — сказала она. — Каждый раз, когда мы встречаемся, вы пытаетесь выглядеть спокойным и обаятельным, но через полминуты начинаете орать.

— Я не ору!

— А как еще это можно назвать?

Мистер Смит закрыл глаза и стал считать по-финикийски.

— Попробуем еще раз, — заговорил он более миролюбиво. — Я вовсе не хочу вас в это втягивать, но вы и так в этом замешаны. Если бы я мог быть уверен, что вы с Картрайтом не действуете заодно...

— Никогда не слышала ничего глупее.

— Вот как? Тогда почему вы отвлекали меня вчера, покуда он обыскивал мою машину? Грязная свинья украла у меня кое-что, и я хочу это вернуть.

Несправедливое обвинение лишило Дайну дара речи, но не надолго.

— Я вас отвлекала? Могу я спросить, кто начал разговор в Баальбеке?

Мистер Смит отмахнулся от вопроса:

— Суть в том, что он обыскал мою машину.

— Что же он украл? И почему вы оказались настолько тупым, что оставили эту вещь в машине, раз уж она такая ценная?

Мистер Смит выглядел обескураженным.

— Она не была в машине, — признался он.

— Тогда же где? — Дайна иронически усмехнулась. — Лжец из вас никудышный. Эта вещь была у вас. А когда вы вернулись к машине, Картрайт вас нокаутировал и украл ее.

— Он украл и мои водительские права! — Бешенство пересилило мужскую гордость. — И мой паспорт!

Дайна скорчилась от смеха. Мистер Смит все еще держал ее за руку, поэтому она не могла долго оставаться в этой позе, но, выпрямившись, продолжала хохотать.

— Это меня не остановило, — заявил мистер Смит. — Меня знают на всех пограничных постах.

— Могу поверить, что на сирийских и иорданских. Но как вы попали сюда? В Израиль нельзя въехать без... — Она умолкла, пораженная ужасным подозрением. — Вы израильский шпион?

— Благодарю за комплимент! — огрызнулся мистер Смит. — Вы просто безмозглая дура! Я переплыл эту чертову реку, будь она проклята! Проглотил целый галлон грязной воды, прятался нагишом в колючем кустарнике, когда проходил патруль, и обгорел в таких местах, которые не мог бы показать даже старушке маме. Мой «фиат» поджаривается на солнце с другой стороны Иордана и ждет, пока его сопрут. Я сбежал от пограничной полиции! У меня ноет челюсть! Я...

— Короче говоря, вам пришлось нелегко, верно?

Мистер Смит, чье настроение, как успела заметить Дайна, обладало способностью быстро меняться, выглядел уже значительно веселее.

— Я так или иначе собирался проскользнуть через границу, — сказал он. — До прошлой ночи я думал, что вы и ваша группа поедете через Кипр, и планировал прибыть в Израиль раньше вас и прятаться в Иерусалиме или в другом месте, более удобном, чем эта дыра. Почему вы изменили маршрут?

— Не знаю, — честно ответила Дайна.

— Странно. — Улыбка Смита увяла. — Я не слыхал ни о чем подобном несколько месяцев, даже несколько лет.

— Я подумала, что все дело во влиянии мейнхеера Дрогена.

— Кого? Ах, так он использует это имя? Возможно. Но, — проницательно заметил мистер Смит, — если он хотел пересечь границу, то зачем ему тащить с собой группу туристов? Нет, дорогуша. Подумайте снова.

— Почему я должна об этом думать? — Острые камни царапнули плечо Дайны. — С меня довольно, мистер Смит. Позвольте мне уйти.

— Вы видели Картрайта недавно?

— Нет.

— Лжете.

— Послушайте...

— Прошлой ночью он был в Дамаске, — продолжал мистер Смит. — И вы тоже там были. Вы будете уверять меня, что у вас не было уютного тет-а-тет в аркадах мечети Омейядов или тайного совещания где-нибудь в тени?

Дайну смутила точность его догадки. Впрочем, была ли это догадка?

— Так это были вы! — воскликнула она. — Вы и ваши... ваши прихвостни! Прятались возле отеля, поджидая меня! Что вы сделали с Тони? Он вырвался от вас, не так ли?

— Тони? Он сказал вам, что его так зовут? Вот идиотка! Погодите. В чем вы меня обвиняете?

— Меня будут искать, если я не вернусь, — сказала Дайна, прижавшись к холодным и сырым камням.

— Из вас невозможно вытянуть ни одной членораздельной фразы, — с отвращением произнес мистер Смит. — Кто-то схватил Картрайта прошлой ночью возле отеля? Должно быть, вы были с ним... Господи, неужели в вас нет ни капли здравого смысла?

— Не пытайтесь отрицать! — Дайна тщетно пробовала высвободить руку. — Это были вы!

Куда же подевались все туристы? Кругом было тихо как в могиле. Дайна потихоньку взвесила сумочку, висевшую на ее левой руке. Она была достаточно тяжелой и, как обычно, открытой нараспашку. Если ей взмахнуть, то высыплется все содержимое. Но прямой удар в живот может его отвлечь...

— Вы и ваши прихвостни, — повторила Дайна, как мы машинально покачивая на руке сумочку.

— Да нету у меня никаких прихвостней! — рявкнул Смит. — Хотел бы я их иметь. Я провел целый вечер в Дамаске, пытаясь разыскать Картрайта. Мне следовало догадаться, что он с вами...

Внезапно Смит умолк и выпученными глазами уставился на сумочку Дайны. Затем он рванулся к ней с быстротой пугающей, когда имеешь дело с таким крупным мужчиной, и с торжествующим видом шагнул назад, держа в руке маленький предмет.

Это был буклет, который уронил Картрайт, с загадочными каракулями Лейарда на оборотной стороне. Тот самый, который, согласно Картрайту, обнаружили на теле Али. Впрочем, Дайна не помнила, действительно ли он это сказал. Она видела перед глазами физиономию мистера Смита, приближающегося к ней, угрожающе размахивая буклетом. Дайна набрала в легкие воздуха и закричала изо всех сил.

Она не слишком рассчитывала на ответ — просто хотела выбить на минуту из колеи мистера Смита и попытаться убежать. Но, повернувшись, Дайна увидела бегущих к ней отца Бенедетто и доктора Крауса. Увидев ее в компании человека, который был с ней в Баальбеке, священник замедлил шаг и улыбнулся:

24
{"b":"21909","o":1}