ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Однако история была в высшей степени неприятной и испортила Дайне весь день. В результате о Бейруте у нее останется весьма туманное представление. Когда автобус ехал в сторону отеля по авеню де Пари, она удостоила лишь мимолетным взглядом здания Американского университета на холмах над приморским бульваром. Сальва училась там, а Дайна хорошо знала репутацию этого учреждения, так как один из друзей ее отца в свое время был там ректором.

Но ее ум отказывался отвлечься от убийства. Что говорил инспектор? Тело Лейарда было обнаружено утром, и Дайна выразила удивление, что горничная так рано открыла запертую дверь. Ахуб объяснил, что вторжение было обусловлено звонком неизвестного человека, который несколько часов пытался безуспешно дозвониться до Лейарда и встревожился. Визг горничной разбудил администратора и постояльцев, которые еще не выходили из своих комнат, и вскоре было замечено отсутствие Али. Он удалился по своей воле, ибо его чемодан также исчез вместе с содержимым.

Да, инспектор Ахуб, безусловно, оставил бы ее в покос, если бы не странная история о несуществующем человеке. Дайна стиснула зубы. «Ночной администратор» и маньяк! Черт бы побрал их обоих, выругалась она про себя. Учитывая недоверие, вызванное рассказом об «администраторе», она решила не упоминать о маньяке. Возможно, он был другом убитого. Дайна ощутила тошноту, припомнив свой возглас: «Он умер!» Но она не могла пробудить в себе сочувствие к маньяку. Лейард и его компаньон были весьма непривлекательными личностями, а их друг, возможно, не лучше, чем они. «Друг Лейарда не может быть моим другом», — сказала она себе, приготовившись извлечь усталое тело из автобуса, который остановился перед отелем «Средиземноморье».

Выбросив из головы маньяка, Дайна пришла в бешенство, обнаружив, что он поджидает ее. Маньяк склонился над столом, беседуя с администратором. Дайна сразу узнала его, хотя теперь его плечи прикрывал выгоревший пиджак, а соломенного оттенка волосы были приглажены. Месье Дюпре что-то доказывал, размахивая руками и выразительно шевеля бровями. Дайна почувствовала, что говорят о ней. Если маньяк разыскивал ее, месье Дюпре, очевидно, сообщил ему, что она уехала на экскурсию по городу и вот-вот должна вернуться.

Дайна спряталась за спину толстой немецкой дамы, которая выбирала открытки на прилавке с сувенирами. Еще сегодня утром все вокруг вызывало у Дайны любопытство, но теперь это чувство казалось ей детским и легкомысленным. Застывшее серое лицо в морге не было подходящим предметом для праздного любопытства. Ей хотелось поскорее избавиться от всех последствий неприятной истории и уж во всяком случае избежать бурных столкновений с другом покойного Лейарда.

Лифт находился слева от стойки администратора. Справа незаметная дверь вела на служебную лестницу. Дайна юркнула между немецкой дамой и прилавком с открытками и благополучно добралась до двери. Ключ от комнаты все еще был у нее в сумочке — она забыла оставить его в отеле, отправляясь в морг.

Очутившись в своей комнате, Дайна плюхнулась на кровать. Господи, хоть бы несколько минут отдыха...

Телефонный звонок пробудил ее от недолгого, но крепкого сна. Голос в трубке заставил ее проснуться окончательно.

— Мисс ван дер Лии, это Джефф Смит. Я сейчас поднимусь — мне нужно с вами поговорить.

— Нет! — решительно заявила Дайна.

— Что значит «нет»?!

— Это значит, не поднимайтесь, потому что я не хочу с вами разговаривать.

— Но вы должны со мной поговорить!

— Нет, не должна.

— Но я... Но вы... — Послышалось бормотание, знакомое ей по Библосу.

Дайна устроилась поудобнее, подложив подушку под спину.

— Меня зовут... — снова начал собеседник, с трудом успокоившись.

— Смит, — прервала Дайна. — Весьма правдоподобно.

— Но меня в самом деле так зовут! Администратор может...

— Меня не заботит, зовут ли вас Смит, Уильям Флиндерс Питри[14] или Энгельберт Хумпердинк[15]. Я не желаю вас видеть, мистер Смит. Вы мне не нравитесь. Утром вы вели себя очень скверно и...

— Я сожалею!

Дайна отвела трубку подальше от уха:

— Не похоже, что вы сожалеете. Кричите как безумный.

— Я и есть безумный! Вернее, злой. Когда имеешь дело с глупыми, тупыми людьми, не желающими помочь...

Послышались звуки, похожие на кудахтанье нервной курицы. Дайна усмехнулась и снова поднесла трубку ближе к уху.

— Вы сами не слишком умны, — сурово сказала она. — Устраиваете в вестибюле спектакль, орете во все горло... Я слышу, как месье Дюпре пытается заставить вас умолкнуть. Не прерывайте меня, мистер Смит, я еще не закончила.

Ответа не последовало, и Дайна обнаружила, что ей нечего добавить. В гневе мистера Смита ощущалось нечто комичное, хотя ситуация была отнюдь не забавной.

— Я хочу поговорить с вами об убийстве, — сказал он наконец.

— Я так и поняла. Если бы я могла что-нибудь рассказать вам об этом, то встретилась бы с вами в каком-нибудь общественном месте, где вокруг полно народу. Но я ничего не знаю об убийстве — я просто случайно оказалась в соседней комнате.

— Вы слышали, что они говорили.

— Слышала, но не поняла!

— Теперь вы кричите.

— Кричу и буду кричать!.. — Дайна сделала глубокий вдох и сосчитала до десяти. — Мне больше нечего сказать. Прощайте.

Положив трубку, она села на кровати, скрестив руки на груди и сердито уставившись на дверь. Приближался вечер, и, хотя комнату еще наполнял золотистый свет, солнце уже готовилось к эффектному зрелищу заката над морем, Цвет его лучей напомнил Дайне апельсины — большие, круглые, сочные фрукты, свисающие с ветвей деревьев... Она была голодна.

В дверь громко постучали. Мистеру Смиту понадобилось для подъема наверх меньше времени, чем рассчитывала Дайна.

— Я же сказала, что не желаю с вами разговаривать, — мелодичным голосом отозвалась она.

— Позвольте мне войти, Я только хочу поговорить...

— Нет!

— Я же не съем вас, в конце концов!

Желудок Дайны сочувственно заурчал. Она проглотила слюну. Поесть бы! Апельсины, шиш-кебаб, что-нибудь восточное и экзотическое... Или хотя бы добрый старый гамбургер...

— У вас могло хватить ума притвориться горничной или еще кем-нибудь! — сердито крикнула она. — Неужели у вас нет ни капли изобретательности?

Последовала неловкая пауза.

— Слушайте, — заговорил мистер Смит, сбавив тон. — Не могли бы вы просто...

— Если вы не уйдете к тому времени, как я сосчитаю до трех, я вызову полицию.

— Полицию? Подождите...

— Инспектора Ахуба. Почему бы вам для разнообразия не поприставать к нему? Он все знает об убийстве. Господи, что это за страна, где мирный турист не может... Раз, два, три!

Дайна сняла телефонную трубку.

— Комнату обслуживания, пожалуйста, — тихо сказала она и тут же услышала удаляющиеся шаги, тяжело громыхающие по коридору.

Смит вернулся через пять минут. На сей раз стук был мягким и вежливым.

— Это горничная? — осведомилась Дайна, не вставая с кровати.

Послышалось бормотание фальцетом.

— В следующий раз попробуйте изобразить официанта, — громко сказала Дайна. — Диапазон вашего голоса больше подходит для этой роли.

— Черт! — выругался мистер Смит.

— И выдержите больший интервал. Например, полчаса, чтобы усыпить мои подозрения.

При третьем стуке, раздавшемся через две с половиной минуты, Дайна спрыгнула с кровати и открыла дверь. Усмехающийся официант поклонился, балансируя подносом.

— Отлично, — промолвила Дайна. — Ставьте все поскорее, а то он может вернуться раньше, чем я рассчитываю.

Надежда на чаевые была явно выражена па лице официанта. Когда он удалился, Дайна тут же села. Блюдо, тушенное в каком-то экзотическом соусе, выглядело восхитительно. Понадобились всего лишь правильный расчет времени и немного хитрости, которой не хватает мистеру Смиту, думала она, протягивая руку к вилке. Дайна была так довольна собой, что только слегка расстроилась, обнаружив под сли-вово-фисташковым соусом обычный гамбургер.

вернуться

14

Питри Уильям Мэтью Флиндерс (1853 — 1942) — английский египтолог.

вернуться

15

Хумпердинк Энгельберт (1854 — 1921) — немецкий композитор, автор популярной оперы «Гензель и Гретель».

7
{"b":"21909","o":1}