ЛитМир - Электронная Библиотека

Дженна Питерсон

Искра страсти

Все книги посвящаю Майклу. Особенно эту.

Спасибо за десять лет твоей любви ко мне, за наш общий смех, за то, что ты самый лучший друг.

Верю, что все хорошее в моей жизни будет только благодаря тебе.

Пролог

Лондон, 1808 год

– Неплохой план, миледи. – Чарлз Айли мерил шагами гостиную своей собеседницы. Снаружи, из переполненного бального зала до него доносились обрывки музыки, но он не сомневался, что их уединению никто не помешает. В коридоре караулили два лакея ее светлости. Никто и не подозревал о его присутствии в этом доме.

– Отлично, Чарлз. – Ее светлость по-прежнему сидела, отвернувшись к окну, но Айли почувствовал, как она улыбнулась. – Мне приятно слышать.

– Вы выбрали даму, и она согласилась, – продолжал он. – Но вы сказали, что одной недостаточно. У вас есть кто-нибудь на примете?

Ее светлость, организовавшая группу женщин-агентов, ответила без промедления:

– Я долго размышляла и остановилась на имени, которого нет в вашем списке.

Айли удивленно поднял голову. Неделю назад она попросила его составить список потенциальных агентов, и он дотошно просеивал претенденток, приблизительно представляя, какие женщины попадут в ее тайную группу.

– Признаюсь, я ошеломлен, – заметил он, пригубив вина из бокала. – И кто эта дама?

– Вы когда-нибудь встречались с леди Уиттиг?

Чарлз порылся у себя в памяти.

– Вполне возможно. Кажется, я слышал это имя. – Он вспомнил печальную, застенчивую женщину в глубоком трауре. – Подождите, вы имеете в виду Анастасию Уиттиг?

Его собеседница повернулась к нему.

– Да, именно ее.

– Но она… Она… – Чарлз пытался охарактеризовать леди Уиттиг и не мог.

Ее светлость пожала плечами, понимая причину его затруднений.

– Совершенно верно, Анастасия очень замкнута, зато удивительно умна.

Как раз в этом Чарлз не сомневался, его смущало совсем другое.

– Она безумно любила своего мужа. Он умер всего полгода назад, и теперь Анастасия почти не появляется в обществе.

Тень пробежала по лицу его собеседницы, и он понял, что она вспомнила о собственном муже, умершем год назад. О своей любви и своей утрате.

– Исходя из собственного опыта могу сказать, что иногда, когда несчастья обрушиваются на нас, дело – это то, что не дает нам погрузиться в пучину боли, удерживая на поверхности, – тихо проговорила она.

– Согласен, миледи. Но каким образом она сможет помочь нашей группе?

Меланхолии как не бывало, и ее светлость широко улыбнулась:

– Однажды я была свидетельницей того, как Анастасия прочитала страницу из новой книги, которую не могла видеть раньше. Несколько мгновений спустя она была готова повторить по памяти этот отрывок слово в слово, не заглядывая в книгу.

Чарли удивленно поднял брови.

– Да, такие способности, конечно, очень пригодятся.

– Полагаю, после соответствующей подготовки она станет прекрасной шифровальщицей. Кроме того, я уверена, что Анастасия Уиттиг способна на многое, о чем мы и не подозреваем.

Чарлз сделал несколько коротких записей, затем поклонился, прощаясь.

– Я в ближайшее время встречусь с ней, а затем в течение нескольких дней сообщу о ее решении.

Он двинулся к дверям, но ее светлость остановила его:

– Чарлз! – Когда он обернулся, она продолжила: – Будьте поделикатнее с ней.

Улыбнувшись, он поклонился еще раз.

– Постараюсь. Не стоит терять потенциального агента. Доброго вечера.

Ее светлость вновь отвернулась к окну.

– Доброго вечера, Чарлз. И удачи.

Глава 1

Лондон, 1813 год

Грохот, раздавшийся наверху, отвлек Анастасию Уиттиг. Она сощурилась, водрузив очки на переносицу, и, сжав губы, уставилась в потолок. Что там слуги, с ума посходили или учат друга танцевать? Она ненавидела, когда ей мешали, а сейчас ее это особенно раздражало, так как ключ к шифру был почти у нее в руках. Задержавшись взглядом на лестнице, которая вела из ее тайного кабинета в комнаты наверху, она вновь попыталась сосредоточиться.

Во второй раз грохот заставил ее подскочить. Послышался топот, и, к удивлению Анастасии, дверь наверху лестницы распахнулась. Слуги прекрасно понимали, когда лучше не нарушать ее уединение, поэтому открыть дверь, даже не постучав предварительно, их могло заставить что-то из ряда вон выходящее.

Служанка в мятом чепце, с вытаращенными от ужаса глазами спустилась на две ступеньки. Анастасия вскинула голову.

– Что у вас там происходит, Мэри? Я только-только начала…

Девушка задыхалась, страх бледностью разлился по ее лицу.

– Миледи, там леди Аллингтон, она… она…

Бутылка с керосином выскользнула из рук Анастасии, ударившись об пол, но этот грохот она не услышала из-за внезапно возникшего шума в ушах. Леди Аллингтон – Эмили Редгрейв – была ее самой близкой подругой, хозяйкой дома, в котором они жили вместе. Она, как и Анастасия, тоже была агентом правительства.

Эмили в эту ночь вышла из дома. У такого ужаса в глазах Мэри, у того, что она ворвалась сюда, могла быть единственная причина – случилось что-то ужасное.

– Где она?! – воскликнула Анастасия, рванувшись к лестнице. Она споткнулась и вцепилась в перила, чтобы не упасть. Паника росла в ее груди, стискивая горло и мешая дышать, пока она мчалась вслед за девушкой через кухню.

– Леди Аллингтон вошла через черный ход, – задыхаясь, рассказывала служанка. – И мы внесли ее в гостиную.

– Внесли? – потрясенно переспросила Анастасия. – О Господи!

Мэри проскочила в гостиную, ближайшую к задней половине дома. Оттолкнув ее, Анастасия обратила внимание на всхлипывающих и дрожащих от страха слуг, выстроившихся в кружок вокруг небольшого дивана. Проложив себе дорогу локтями, она в ужасе замерла.

На диване, закрыв глаза, лежала Эмили. Ни кровинки в лице, с испариной на лбу. Даже голоса взволнованных слуг не могли привести ее в чувство, словно она заснула неестественно крепким сном. Рядом с ней на коленях стояла еще одна горничная, прикладывавшая столовое полотенце к ее боку. Анастасия уже видела, как кровь сочится сквозь ткань. Она присела на корточки рядом со своей подругой:

– Дай, я посмотрю, Эстер.

Горничная обернулась к ней, а затем отодвинула полотенце. Анастасия отпрянула. Под разорванным платьем Эмили зияла огромная рана. Ткань пропиталась кровью, а по краям виднелись следы остатков пороха.

В нее стреляли.

Выхватив полотенце из трясущихся рук Эстер, Анастасия вернула его на прежнее место, пытаясь остановить кровотечение.

К горлу подступила тошнота, страх сковал ее, но Анастасия стряхнула с себя оцепенение. Сейчас не время расслабляться. Слуги стояли и ждали ее распоряжений. Решительные действия могут спасти Эмили… или она истечет кровью на диванчике в гостиной.

Анастасия тщательно взвешивала слова. Челядь и без того близка к истерике, не нужно усугублять обстановку. Она обратилась к одному из мужчин:

– Роберт, скачите как можно быстрее к доктору Адаму Уэкслеру. Вы знаете дорогу. Скажите ему, что он нам нужен. Если у него люди, ни в коем случае ничего больше не говорите. Как только останетесь одни, скажете, что в леди Эмили стреляли.

Кучер кивнул в ответ:

– Слушаюсь, миледи. Я обернусь мигом.

Анастасия повернулась к Бенсону, их дворецкому. Тот стоял бледный, уставившись на Эмили. Он, конечно, зануда, не одобряющий участие женщин в агентурной работе, но при этом снисходителен к слабости. Подруги специально подбирали слуг, способных хранить их секреты в тайне.

– Послушайте меня, Бенсон, – негромко позвала она, привлекая его внимание. – Разыщите Хендерсона и отправьте его к Чарлзу Айли. Удостоверьтесь, что он не расскажет Чарли ничего, кроме того, что у нас непредвиденный случай. Проводите его через черный ход и сделайте так, чтобы никто не увидел его входящим в дом так поздно, иначе поползут сплетни.

1
{"b":"21933","o":1}