ЛитМир - Электронная Библиотека

– Слушаюсь, миледи, – поклонился Бенсон и направился к двери.

– Остальные приготовьте комнату для леди Аллингтон, ей нужно прийти в себя. – Горло перехватило. Анастасия все-таки надеялась, что ее раненая подруга выкарабкается. Кроме того, у слуг появится дело и они не будут стоять и пялиться на истекающую кровью Эмили. – Устройте ее как можно удобнее. И пожалуйста, – добавила Анастасия в расчете на тех, кто не был осведомлен о ее тайной жизни, – пожалуйста, не болтайте об этом. Ваша неосторожность может усугубить положение ее светлости.

Слуги согласно закивали и стали расходиться. Анастасия слышала их испуганный шепот, когда они выходили. Она могла лишь молиться, чтобы они хранили молчание. Затем она повернулась к Эмили.

– Эмили, – прошептала Анастасия, убирая спутанную, влажную от пота прядь белокурых волос с глаз своей подруги и изо всех сил борясь с подступающими слезами. В голове кружились картины прошлого, которое она предпочла бы забыть. Вспомнилось, как пять лет назад она так же сидела у постели собственного мужа. Он тоже умирал от пули, полученной в результате несчастного случая на охоте в их загородной усадьбе. Рана была чудовищной, и ничто не могло его спасти.

Анастасия затрясла головой. Нет. Ей нельзя снова потерять того, кого она любит. Она не должна потерять Эмили. Она чуть сильнее прижала полотенце к ране, и Эмили тихо застонала. Анастасия наклонилась ниже.

– Я с тобой. Ты сейчас в безопасности. – Она проглотила рыдание. Эмили не должна слышать ее причитания. – Ты сейчас дома.

Эмили застонала, открыв потрясающе голубые даже сейчас, затянутые пеленой боли глаза.

– Мы одни? – выдохнула она.

– Да, слуг рядом нет. Все будет прекрасно, дорогая. Сейчас приедет Адам. – Эмили неровно задышала, пытаясь что-то произнести, но Анастасия замотала головой. – Береги силы, не нужно разговаривать.

Анастасия содрогнулась, осознав, что заботится не только о благополучии Эмили, но и о себе самой. Она просто не смогла бы услышать слова прощания от лучшей подруги. Анастасия отказывалась признавать то, что все-таки произошло.

Эмили вдруг издала стон, в котором звучали боль и крушение надежд.

– Ана, ловушка… Это… была… ловушка.

– Ана. – Голос Чарлза Айли проник в затуманенное сознание, прервав ее метания по комнате. Замедлив шаги, она взглянула на человека, курировавшего их группу. – Пожалуйста, присядь. – Он указал на кресло у камина рядом с собой. – Ты в конце концов уморишь себя, если будешь шагать всю ночь.

Анастасия покачала головой – она не могла заставить себя присесть, в движении ей было легче.

– Я не в силах сидеть, Чарли, – прошептала Анастасия. – Я не в силах разливать чай, вести дружескую беседу и притворяться, что моя лучшая подруга не подверглась чудовищному нападению нынешней ночью. Я такая, какая есть. У меня горе, и мне страшно.

Чарли вздохнул и запустил пальцы в редеющие волосы. Его обычно полные, румяные щеки были бледны, и Анастасия отметила, как он напряжен. Айли старательно сохранял самообладание, требуя того же и от нее.

Но они оба осознавали всю серьезность положения. Как близко они подошли к тому, чтобы потерять Эмили. Как все еще легко они могут потерять ее.

– Ты известил Мередит? – спросила Анастасия, пытаясь развеять ужасающую тишину, царившую в комнате.

Мередит Синклер… Нет, Арчер, поправила она себя. Арчер была третьей в их группе женщин-агентов. Год назад она вышла замуж и стала маркизой Кармайкл, но продолжала работать с ними.

Чарли утвердительно кивнул.

– Как только Адам доложил о состоянии Эмили, я черкнул записку. Наши самые быстрые курьеры сейчас уже направляются к Кармайкл.

– По крайней мере потребуется день, чтобы послание дошло, и еще дня два – чтобы добраться до Лондона. – Анастасия задумалась, продолжая ходить из стороны в сторону. Она могла лишь представить, какой будет реакция Мередит, когда та узнает новости. Мучительно было подумать, что подруга испытает такую же боль и такой же страх, которые не отпускали ее сердце. Особенно сейчас, когда Мередит была так счастлива в своем замужестве.

Анастасия остановилась у окна и выглянула наружу. Сады всегда навевали на нее покой и безмятежность. Она словно видела в темноте цветы, за которыми сама ухаживала, и подстриженные кусты. Но они все равно не могли заслонить от внутреннего взора Эмили, истекающую кровью.

Анастасия опустила глаза и увидела красные брызги на подоле своего черного платья. Она снова стала вглядываться в темноту за окном. Позади нее Чарли поднялся с места, сделал несколько шагов в ее сторону и тихо произнес:

– Эмили обязательно выживет и вновь увидит Мередит, Анастасия. Ты же слышала, что сказал Адам о ее состоянии.

Анастасия совершенно неприлично громко фыркнула. Верно, Адам спустился к ним и заявил, что если Эмили переживет ночь, то все обойдется. И Анастасия поверила ему, одному из лучших полевых хирургов, когда-либо служивших в армии ее величества, а сейчас занимавшемуся агентами ее величества.

Но если Чарли полагает, что она настолько наивна, что не заметила тревоги в глазах доктора и того, как он во время разговора стискивал окровавленные руки у себя за спиной, тогда старший просто недооценивает ее.

Анастасия уже видела у медиков такой взгляд раньше. Доктор ее мужа точно так же избегал смотреть ей в глаза. Эмили, нет сомнения, переживет эту ночь… Но она по-прежнему в опасности.

– Пожалуйста, Чарли, не надо обращаться со мной как с ребенком, – тихо произнесла Анастасия, когда, развернувшись, натолкнулась на его пристальный взгляд. – Я уже видела смерть, и ты тоже. Мы не можем знать наверняка, доживет Эмили до следующего дня или нет. Кстати, Адам тоже не уверен.

Чарли отступил, явно удивленный ее трезвой оценкой сложившейся ситуации. В этом была ее суть. В то время как Мередит и Эмили являли собой безрассудных, шумных амазонок, полных жизни и веселья даже тогда, когда им приходилось сражаться против самых гнусных предателей и преступников, Анастасия сохраняла спокойствие и кротость. Она редко спорила, отстаивая свою точку зрения. Противостояние было не в ее обычае.

Она нахмурилась. Ее скромная манера держаться не всегда была положительным свойством для агента. Правда, у нее были другие таланты, необходимые для такой работы. Ее искусство шифровать и разгадывать коды за эти несколько лет неоднократно подвергалось проверке и признанию. А ее изобретательность стала легендой даже среди высокопоставленных агентов-мужчин, когда они убеждались, что слухи о «леди-шпионах» и их главной – таинственной леди М. – оказывались правдой.

Чарли дотронулся до ее руки.

– После стольких лет, что ты прожила здесь, в доме Эмили, наблюдая, как она работала на заданиях, расшифровывая ее письма, неужели ты сомневаешься, что она самая сильная женщина в Англии?

Слезы обожгли глаза Анастасии, и сквозь них она улыбнулась Чарли:

– Нет вопросов. Сама леди М. не могла бы быть сильнее.

Чарли кивнул в ответ.

– Тогда поверь, что стойкость поможет ей пройти через это испытание. Она использует все свои навыки, чтобы выжить. Она будет бороться.

Анастасия глубоко вздохнула и похлопала Чарли по руке. Подойдя к камину, она невидящими глазами уставилась в огонь.

– Ты абсолютно прав в том, что касается ее стойкости. И она, конечно, лучший агент из нас троих. Но тут возникает вопрос, – она глянула на старшего через плечо, – почему это случилось?

Уголки его рта поползли вниз. Не считая краткого обмена мнениями, оба старательно избегали данной темы. Но дальше откладывать было невозможно.

– Она ведь сказала «ловушка», правильно? – пробормотал он.

Анастасия вздрогнула, вспомнив безжизненный взгляд Эмили, ее прерывистый голос.

– Да, это единственное, что ей удалось произнести, а потом она во второй раз потеряла сознание. – Обхватив себя руками, Анастасия прошептала: – Сегодня ночью что-то пошло не так. Работать «в поле» чрезвычайно опасно.

2
{"b":"21933","o":1}