ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сильная девочка устала… Как победить стресс и забыть о срывах в питании
33+. Алфавит жизненных историй
Dragons corporation
Гробовое молчание
Напряжение. Коронный разряд
Лекарь
Black Sabbath. Добро пожаловать в преисподнюю!
45 татуировок менеджера. Правила российского руководителя
Аэропорт

– Тогда, пожалуйста, не суди мои чувства. – Анастасия вытерла слезы и подняла голову. – И хватит об этом. Давай вернемся к тому, ради чего ты здесь. Ты нашла что-нибудь еще о Генри Бауэрли?

Мередит молчала, и Анастасия видела, что она борется с желанием не оставлять начатый разговор, но в конце концов, вздохнув, покорилась.

– Маркиз Клиффилд – очень непростой объект, – призналась она. – Он использует свое положение в военном министерстве, особенно после нападения на него год назад.

– Что ты обнаружила?

– В ночь, когда Клиффилд был ранен, Лукас был там. Правда, он не должен был там находиться.

– Разве? – спросила Анастасия и почувствовала, как боль прошлого отпускает ее, давая возможность заняться более спокойными частностями ее расследования. Впрочем, она никогда не думала, что в следствии можно найти успокоение.

Мередит утвердительно кивнула.

– Несмотря на то что Тайлер и Клиффилд часто вели следствия как партнеры, для случая, которым тогда занимался Клиффилд, он попросил в напарники другого человека. Человека без титула по имени Джордж Уорфилд. Но Уорфилд в ночь, когда случилось покушение, сказался больным, и заменить его вызвался Тайлер. В самую последнюю минуту. Очевидно, лорд Клиффилд сам не знал о замене, пока не увидел Тайлера. Когда раздался выстрел, Клиффилд оттолкнул Тайлера в сторону и получил пулю вместо него.

Анастасия прижала руку к губам. Нет ничего удивительного в том, что Лукас испытывает вину за ранение своего друга. Защищая его, Клиффилд оказался до конца дней прикованным к инвалидному креслу.

– Боже правый!

Мередит покачала головой.

– Если посмотришь на карту, которую принес Чарли, увидишь, что вскоре после этого и Джордж Уорфилд подвергся нападению. Его смерть – вторая по счету.

Анастасия откинулась на спинку стула. С большой вероятностью это может означать только одно – мишенью в ту ночь был Уорфилд. В темноте покушавшийся, вероятно, спутал Лукаса с другим человеком. Темное, болезненное чувство зашевелилось внутри при мысли о том, что Лукас мог погибнуть.

– Я продолжаю работать, чтобы получить побольше информации, – закончила Мередит. – Но…

Ей не удалось договорить. Наверху лестницы возникла какая-то суматоха, а потом дверь на площадке распахнулась. Обе женщины разом повернулись в сторону незваного гостя. Анастасия задохнулась.

Это был Лукас, вид которого не предвещал ничего хорошего.

Глава 10

Лукас знал, кем была эта дама рядом с Аной. Леди Кармайкл, или Мередит Арчер, – еще одна женщина-агент. Почти год как она вышла замуж, но по-прежнему активно сотрудничала с их группой. Вскинув тонкие брови, она, заметно расслабившись и выходя из готовой к сражению позы, смотрела, как он спускается по лестнице.

В отличие от Аны. Та по-прежнему оставалась напряженной и выглядела так, словно готовилась дать ему хорошего пинка, а потом умчаться прочь, только ее и видели. Хорошенькое начало их «помолвки».

Лукас бросил недовольный взгляд на леди Кармайкл:

– Прошу прощения за вторжение, но это касается только нас двоих. Хотелось бы на минуту остаться с Аной наедине.

Между бровями залегла складка. Когда это, черт побери, он начал мысленно употреблять «мы», вместо того чтобы думать о себе и кандалах, которые он вынужден терпеть? Наверное, в тот самый момент, когда он распробовал вкус ее губ.

От его напора глаза у леди Кармайкл удивленно округлились. Затем губы изогнулись в легкой понимающей улыбке.

– Замечательно. – Она обратилась к подруге: – Прежде чем уйти, я попрощаюсь с Эмили. Появлюсь снова, как только у меня будет какая-нибудь дополнительная информация для тебя.

Анастасия коротким кивком попрощалась с подругой, а потом снова с яростью уставилась на Лукаса. Глаза сверкали огнем. Такой же огонь горел в них, когда он целовал ее. Немедленно тело предало его, демонстрируя, насколько оно уже возбуждено и как готово, несмотря на злость хозяина.

Дверь наверху захлопнулась, и Анастасия тут же встала рядом, удивив его, как близко она оказалась, уперев указательный палец ему в грудь.

– У вас нет права врываться в мой дом и грубить моей подруге и напарнице!

Лукас прищурился.

– Грубить? Ха-ха! Вы хотите рассказать мне о грубости? Грубость – это когда не отвечают на записки и приглашения и превращают в полное ничто прекрасное начало дела.

Она была уязвлена его выпадом. Они стояли так близко, и он смотрел на ее чудные волосы, наспех собранные в пучок, а мелкие завитки локонов спускались к щекам и на шею. На левой щеке виднелось пятно, а на большом и указательном пальцах чернила.

Ключом забило возбуждение. И желание, что совсем уже не удивляло его. Лукас теперь не отрицал, что он хочет Анастасию. Один лишь вид ее отзывался у него томлением в груди. Но он был потрясен другим своим чувством – нежностью.

Видя ее вот такой, в ее комнатке, с бумагами и записями, разбросанными тут и там, он ощутил потребность приласкать ее, которой, как ему показалось, прежде никогда не испытывал.

Невозможно было остановиться и не дотронуться до нее. Она, широко открыв глаза, смотрела, как его рука тянется к ней. И не отстранилась, когда он стал стирать с ее щеки грязное пятно.

– Я беспокоился о вас, моя маленькая дурочка, – тихонько засмеялся он. И это было правдой. Когда Анастасия не ответила на его записки, Лукас встревожился.

– Напрасно, у меня все прекрасно.

Откашлявшись, Лукас перешел к делу.

– Поднимитесь наверх и переоденьтесь, – приказал он. – Переоденьтесь во что-нибудь яркое, Ана, и поедем со мной. Сегодня вечером будет встреча в Гайд-парке, за которой нужно понаблюдать. Мы устроили ее в надежде, что сумеем выйти на нападавших.

Анастасия опустила голову.

– Почему нужно одеться в яркое? – Она оглядела свое платье. – Я могла бы…

– Если бы вы на самом деле влюбились в меня, – начал он, слегка сократив расстояние между ними, – то никогда больше не носили бы траур. Если вы наденете черное, возникнут разговоры, что наша помолвка – фикция. Пожалуйста, не возражайте. Просто оденьтесь в какое-нибудь цветастое платье.

Недовольно скривившись, Анастасия пробормотала что-то весьма далекое от лексикона леди и зашагала вверх по лестнице выполнять приказание. Оставшись один, Лукас покачал головой. Эта женщина была сущим наказанием. Но в ней была безусловная притягательность. И что-то еще, помимо очевидной телесной красоты. Она была… открытой. Гордой. Честной. За ее ранимостью скрывалась сила духа, и это нравилось ему.

Ей не откажешь в уме. Он огляделся в большой, просторной комнате, которая благодаря ее усилиям из подвала превратилась в рабочую студию. На стенах висели пришпиленные обрывки шифров. Многие – достаточно сложные, чтобы понять их без помощника, хотя он всегда считал себя умелым шифровальщиком. Стояли стеклянные сосуды, наполненные таинственными, загадочными жидкостями. И всевозможные предметы, которые легко могли трансформироваться в профессиональное оснащение для агента.

Поднявшись по лестнице, Лукас вернулся в дом, затем через коридор прошел в гостиную, где всегда дожидался ее во время предыдущих визитов, и, вздохнув, устроился возле камина.

– Надеялась увидеться с вами перед уходом.

Лукас вскинул голову. Он был так увлечен мыслями об Ане, что не заметил леди Кармайкл, стоявшую возле окна и разглядывавшую сад. Скрестив руки на груди, она в упор оценивающе смотрела на него темно-синими глазами.

Развалившись в кресле, Лукас послал ей свою самую обезоруживающую улыбку.

– Приветствую еще раз, леди Кармайкл.

Стало понятно, что на нее не произвел впечатления его шарм, когда она фыркнула в ответ:

– Уже немного вежливее, не так ли?

Он кивнул, признаваясь.

– Я, разумеется, приношу свои извинения. Но мне нужно было поговорить с Анастасией по делу огромной важности.

– Да-да, – кивнула леди Кармайкл, подходя ближе. – Теперь о вашей помолвке. Хочу поздравить вас, но могу поспорить, что вы понимаете: я знаю правду об этой уловке.

21
{"b":"21933","o":1}