ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Миражи счастья в маленьком городе
Опыты бесприютного неба
Палеонтология антрополога. Книга 1. Докембрий и палеозой
Медицина в эпоху Интернета. Что такое телемедицина и как получить качественную медицинскую помощь, если нет возможности пойти к врачу
Исчезновения
Магия психотерапии
Остальные здесь просто живут
Асино лето
Ритуалист. Том 2

– Идиот, – пробурчал Лукас, имея в виду самого себя, когда карета остановилась возле его подъезда. Толкнув дверцу, он вышел из экипажа. Ему нужна готовая на все женщина. Или ледяная ванна. Или все, что угодно, что поможет выкинуть Анастасию из головы и сосредоточиться на расследовании, чем он и должен заниматься.

Дверь открыл дворецкий.

– Добрый вечер, сэр.

– Ты уверен? – проворчал Лукас, сбрасывая плащ и передавая его в руки слуге.

– Сэр, к вам…

– Не сейчас, – отмахнулся Лукас и по коридору двинулся в сторону кабинета.

– Но, мистер Тайлер… – Слуга следовал по пятам, настаивая.

Лукас резко остановился и повернулся к нему, едва сдерживая ярость.

– Ну, что еще?

– Здесь ваша мать, сэр. Ждет вас. И, по-моему, она весьма недовольна тем…

Он не успел закончить. Из глубины коридора донесся голос матери Лукаса:

– Лукас Иен Сент-Джон Тайлер.

Лукас поежился, повернувшись в сторону гостиной. Там в дверях стояла его мать. Хотя росту в ней было немногим более метра пятидесяти, она вселяла в него страх посильнее, чем любой предатель. Особенно если называла его полным именем.

Лукас заулыбался. Она не ответила тем же. В ее глазах читалось выражение «ты должен многое объяснить мне», которое было хорошо известно ему после стольких лет и стольких проделок.

– Матушка, я думал, вы вместе с тетей Грейс еще недели две будете принимать воды в Бате.

Он сделал шаг вперед, чтобы запечатлеть поцелуй на ее щеке, не входя в гостиную. Потом, закрыв за собой дверь, устремил на нее взгляд. Она так и стояла, что было плохим знаком.

– Только этим и собиралась заниматься, пока не услышала кое-какие новости. О помолвке! – Ее темно-серые глаза, такие же как у него, прищурились. – Как долго ты собираешься держать свою семью в неведении?

Лукас сглотнул. Предусмотреть любую случайность – вот золотое правило агентов. Будь готов ко всему. Только вот… он не был готов. К этому. К этому ясному огоньку в ее глазах, в которых не было досады, а светилась надежда. Радость.

– Матушка, – вздохнул он.

– О, пожалуйста, не беспокойся! Ты безнадежен, но я люблю тебя за это. – Она раскрыла объятия и прижала его к себе. – Не хочу лгать и говорить, что я недовольна. Пусть я и была шокирована этой новостью поначалу. Но я ничего, кроме хорошего, не слышала о леди Уиттиг. И удалось совсем немного вспомнить о ней до ее первого замужества.

Лукас часто заморгал, мир вокруг закружился каруселью. Все складывалось плохо, очень и очень плохо. Он не мог объяснить, зачем потребовалась эта уловка, не объявив правду о том, что он тайный агент. Он мог только представить реакцию матери на эту новость. Она всегда защищала его… да ее хватит удар, узнай она, что угроза получить пулю для него обычное дело!

– А теперь, уж коли мы все здесь, надо будет встретиться с ней и…

Лукас никогда не представлял, что с ним может произойти такое – сердце упало куда-то далеко вниз живота.

– Все? – беспомощно повторил Лукас.

Мать кивнула:

– Разумеется! Твои братья и сестры с женами и мужьями просто сгорают от нетерпения познакомиться с женщиной, которой удалось привлечь твое внимание дольше чем на десять минут. Думаю, Питер и Мартин уже давно заключили пари насчет того, когда ты женишься. Так что одного из них ты сделаешь по-настоящему счастливым.

Она рассмеялась, и Лукасу тоже ничего не оставалось, как присоединиться к ней. Он был уверен, что два его старших брата заключили пари. Если повезет, они подключат и зятьев. А две старшие сестры, можно было не сомневаться уже вяжут пинетки для его будущих детей.

– Когда мы сможем устроить семейный ужин? – спросила мать.

Лукас открыл было рот, чтобы заявить протест, но так и закрыл его, не произнеся ни слова. Спорить с ней было напрасным делом. У нее на все был свой ответ. Он тут же подумал о вдовьих одеждах Анастасии и о ее обычном платье. Такой привести ее в материнский дом невозможно. Ну если только чтобы вызвать подозрения.

– Лукас? – вдруг склонив голову, спросила мать. – С тобой все в порядке? Дорогой, у тебя выпученные глаза, ни кровинки в лице – точь-в-точь рыба на суше.

– Три дня, – выдавил он, надеясь, что ему удастся управиться с необходимыми делами за этот срок. – Через три дня она встретится с семьей.

Мать кивнула, удовлетворенная, по крайней мере на данный момент.

– Отлично. Я должна вернуться в Хантингтон-Серкл. Слуги в волнении из-за моего раннего возвращения, а нам сейчас надо подготовиться к приему.

Чмокнув сына в щеку, она направилась к дверям. Встретив его взгляд, она произнесла:

– Мне так хочется видеть тебя счастливым, дорогой. Надеюсь, женитьба – именно то, что тебе необходимо.

Лукас улыбнулся. Выполняя задания, он всегда без труда сохранял самообладание. Но со своей матерью, со своей семьей его выдержки было недостаточно.

– До скорой встречи.

Она помахала ручкой и исчезла. Как только Лукас удостоверился, что она унеслась в своей карете строить свои дьявольские планы, он распахнул дверь гостиной.

– Уоллес! Найди мне модистку! Самую лучшую лондонскую модистку! И чтоб была здесь немедленно!

Анастасия выложила карту на смятое покрывало и усмехнулась, увидев, как у Эмили вытянулось лицо. Мередит рассмеялась:

– Мы отправляли ее «в поле» на пару недель, а она вернулась победителем!

Кладя свою карту сверху, Эмили кивнула:

– Мы всегда говорили, что она скрывает свои таланты, – щеки Анастасии залились краской.

– Перестаньте издеваться.

– Кто издевается? – спросила Мередит, заходя своей картой. – Это чистейшая правда.

– Все, что я выполняла по этому делу, одобрили вы, – возразила Анастасия со вздохом. – Самостоятельно я только попала в историю с фиктивной помолвкой. Совершенно не понимаю, как все это объяснить семье Гилберта. Так что приходится скрываться от них. Я таскаюсь за Лукасом как привязанная, но он, сознательно или нет, не подпускает меня к главным сведениям по расследованию. У меня, например, есть вопросы по поводу маркиза Клиффилда, но нет возможности задать их. Вообще я бы не назвала это выдающимся началом.

Она перехватила напряженный взгляд Эмили.

– Следствие, помимо того, что дает ощущение риска, часто требует терпения. Жди, не уставая, момента, когда откроется возможность. И ты найдешь ответ. Но ради Бога, не опускай руки. Я считаю, что твоя идея найти виновника покушений, установив связи между ними, очень перспективна.

Анастасия улыбнулась, она не относилась к своей идее настолько серьезно.

– Возможно, сегодня у меня появится эта драгоценная возможность. Лукас прислал записку, настаивая, что ему необходимо встретиться… – она посмотрела на часы рядом с Эмили, – через четверть часа.

Сказав это, она почувствовала слабость внутри. После вчерашнего умопомрачительного поцелуя в парке от Лукаса не было известий. Его зашифрованная записка нашла ее в последний момент. И вдруг стало очевидным, что каждый раз, когда они остаются наедине, все заканчивается страстными объятиями. В какой-то момент она не сумеет его остановить и окажется в его постели.

Вообще это ощущение нельзя было назвать обреченностью. Скорее, это было чувство страха или вины.

– Ты собираешься играть? – спросила Мередит. Анастасия увидела, что подруги внимательно изучают ее.

Обе женщины обменялись понимающими взглядами, а потом продолжили игру. Анастасия сделала свой ход.

– Ха! – Эмили сбросила свою последнюю карту. – Я выиграла!

Мередит пожала плечами:

– Наверное, мы позволили выиграть, тебе ведь надо поправляться.

Озорно глянув на нее, Эмили вновь обратилась к Анастасии:

– Итак, о каких еще поцелуях ты нам расскажешь?

Анастасия замерла.

– Вы что-нибудь слышали?

Мередит выпрямилась.

– Ха! Должен быть поцелуй, как же без него. Расскажи нам про это.

Анастасия вскочила с постели и направилась к двери.

– Никаких поцелуев! – закричала она. – Вы не так поняли. Никаких поцелуев.

24
{"b":"21933","o":1}