ЛитМир - Электронная Библиотека

Чарли набрал воздуха, чтобы сказать что-то, наверняка поспорить с ней, как он всегда делал, когда она жаловалась на опасность. Но до того, как он смог произнести хоть слово, дверь распахнулась и в гостиную ворвался незнакомец. Анастасия развернулась в его сторону, но он даже не удостоил ее взглядом, целеустремленно шагая к Чарли.

Это был высокий широкоплечий мужчина. Его темные волосы спадали на лоб и прикрывали уши. Пристально смотревшие глаза были пронзительно-серого цвета. Он вел себя так, словно имел право находиться в ее гостиной, хотя о нем не доложили и он даже не дождался слуг, чтобы они показали ему дорогу. Анастасия опустила голову. Ей это показалось наглостью, но она не успела поставить его на место. Мужчина остановился перед Чарли и коротко поприветствовал его.

– В нее действительно стреляли? – спросил он без всякого вступления.

Анастасия пошатнулась. Этот человек знает об Эмили?

Чарли кивнул:

– Да.

– Кто это? – воскликнула Анастасия, направляясь от камина в сторону незнакомца.

Мужчина замер, пригвоздив ее к месту пронзительным колючим взглядом. В его манере держать себя, в том, как он посмотрел на нее, она отметила настороженность. Анастасия вдруг ощутила странное чувство, словно, раздетая донага, она лежит перед этим незнакомцем, а он исследует ее. И будет продолжать, пока не выведает все о самых укромных уголках ее тела. О самых сокровенных уголках ее души.

Чарли представил незнакомца:

– Ана, это Лукас Тайлер. Он должен был быть напарником Эмили в ее расследовании. Это на встречу с ним она направлялась сегодня ночью, когда на нее напали.

Она не услышала больше ни слова из-за стремительного потока крови, застучавшего в ушах. Все чувства, которые Анастасия старательно сдерживала в себе с того момента, как увидела истекающую кровью Эмили, вырвались наружу подобно вулканической лаве. Она рванулась к мужчине, непроизвольно сжав руки в трясущиеся кулаки.

– Ты! – закричала она, подскочив к Гайлеру вплотную и совершенно не думая о приличиях. Ее гнев был слишком велик, чтобы помнить о них. – Это твоя вина! Это из-за тебя Эмили может умереть в любую минуту!

Глава 2

Лукас перевел взгляд с Чарлза Айли на женщину. Он понятия не имел, кто она – эта раскрасневшаяся очаровательная леди с карими глазами, полными слез, исступленно налетевшая на него с кулаками. И уж конечно, было абсолютно непонятно, что она городит. Он, как и они, был потрясен нападением на Эмили Редгрейв. Ясно, либо эта незнакомка знала что-то о деятельности Эмили, либо Айли не должен говорить слишком много в ее присутствии.

Он перестал обращать на нее внимание. Ему и в голову не пришло отвечать на обвинения, и, имея в виду Эмили, он спросил у Айли:

– Она умерла?

Услышав этот вопрос, его обвинительница замерла от неожиданности, гневные слова застыли на губах, а по щеке потекла одинокая слеза. Сила горя этой прелестной женщины потрясла Лукаса, и он пожалел, что так бестактно задал вопрос. Он не знал наверняка, что связывало Эмили с этой женщиной, но стало понятно, что ее беспокоила судьба его несостоявшейся напарницы. Нельзя было быть таким слепцом.

Он мысленно поблагодарил Айли, когда тот выступил вперед, метнув взгляд на женщину, прежде чем ответить Лукасу.

– Нет, Эмили тяжело ранена, но жива. Похоже, доктор надеется, что у нее есть шансы выжить, но полной уверенности нет.

Лукас шумно выдохнул с облегчением, За последние несколько недель он неоднократно встречался с Эмили, чтобы сверить данные и подготовиться к совместному делу. Оба были упрямы, и каждый во всем отстаивал свое мнение. Она была невыносимо своевольна, знала, чего хотела, и посылала к черту все его предложения. Однако он, конечно, не мог желать ей зла и с тяжелым сердцем отправился сюда, когда услышал о нападении.

– Уже одно это хорошо, Айли. Рад узнать, что у нее есть шанс выкарабкаться. Но теперь ты и сам видишь, что я был прав.

Чарли изменился в лице. Горечь и злость зажглись в его глазах, как всегда, когда возникала эта тема.

– Не начинай, Тайлер. Не сейчас!

Лукас скрестил руки на груди.

– Нет, сейчас самое подходящее время. Женщины не должны участвовать в деле. Это слишком опасно, что и показала сегодняшняя ночь. Ясно, что Эмили в чем-то ошиблась и…

Женщина, о существовании которой он отнюдь не забыл, вдруг задохнулась от возмущения и снова подступила к нему. Волнa цветочного аромата предшествовала ей, а ее глаза гневно сверкали. Забыв о себе и о ситуации, Лукас был поражен внезапным и мощным взрывом наслаждения. Он почти не слышал, что она орала ему, – так бешено пульсировала кровь в самых интересных местах его тела.

Какого черта?!

– Эмили – прекрасный агент! – прорычала женщина. – Сегодня ее захватили врасплох, из засады. Это не имеет никого отношения к тому, какого она пола.

Лукас внимательно разглядывал женщину. Интересно, она точно так же трепещет, когда ее целуют?

– Кто вы?

Она оборвала тираду и, судя по всему, осознала, что стоит в нескольких сантиметрах от него, стоит на цыпочках, лицом к лицу. Немногие мужчины могли осмелиться совершить нечто подобное. А женщины, которые оказывались так близко, подходили для поцелуя, а не для схватки. Румянец появился на молочно-белой коже, и она отступила.

– Я леди Анастасия Уиттиг. – Ее голос зазвучал тише и холоднее. От гордости и гнева она выпрямилась, расправив плечи. – Я одна из тех женщин-агентов, которые, как вы полагаете, не справляются со своими заданиями.

Лукас, глядя на нее, почувствовал, как уголки его губ непроизвольно растянулись в улыбке. Вулкан! Он никогда бы не смог противостоять такому очаровательному вулкану. В самом деле. Потребовалось много времени, чтобы по-настоящему увидеть в ней женщину. Обычно он доставлял им удовольствие, удовлетворяя свои желания, и никогда не вспоминал о них вновь. У него не было ни времени, ни охоты вовлекать себя в то, что начинается после ночного кувыркания.

Но Анастасия Уиттиг заинтриговала его.

Карие глаза отражали малейшее движение чувств, бурливших в ней. Он не сомневался, что они так же могут полыхать желанием, как сейчас гневом. Каштановые волосы небрежно собраны в пучок. Даже траурное платье не скрывало женственности ее тела. Было совсем не трудно представить, как она будет выглядеть без платья, скрадывающего ее.

Лукас пришел в себя. О чем он думает? Сейчас не время увлекаться женщиной, особенно одной из этих леди-агентов из наполовину мифической группы, в существование которой он, по правде говоря, не верил еще месяц назад. Ровно до тех пор, пока ему не приказали работать бок о бок с одной из них.

– Вообще-то теперь совсем не важно, как я оцениваю возможности этой группы, – проговорил он, с трудом отводя взгляд от Анастасии. – Если Эмили ранена настолько серьезно, что балансирует между жизнью и смертью и не может заниматься дешифровкой кодов, тогда давайте каждый по отдельности выполнять наши планы. Я должен вернуться к своему собственному.

Лукас спрятал улыбку. Хотя в таких обстоятельствах ему и не хотелось просить об этом, он предпочитал работать один. Ему не нравилось, когда женщины путались под ногами, нуждаясь в спасении при каждом неожиданном повороте их дела. Кроме того, этот случай был очень личным. Он хотел сам расследовать его. И вот теперь, судя по всему, ему удалось приблизиться к цели.

Сощурившись, Айли скрестил руки на груди.

– Вам не хватает способностей, которые есть у этих женщин.

– Я… – начал Лукас, но Айли оборвал его:

– Почти год ваша организация не может добиться результатов. Вы топчетесь на месте, раскрывая одного агента за другим.

Анастасия отвернулась от Лукаса и посмотрела на Чарли. Выражение ее лица кардинально изменилось. Куда делся этот взгляд с едва сдерживаемой клокочущей яростью, которым она пронзала Лукаса? Для Чарли Анастасия была само послушание и ласка. И бешеная ярость, и доверчивая скромность были одинаково привлекательны.

3
{"b":"21933","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Голод
Поверить в сказку
Радзіва «Прудок»
Московская стена
Классические заготовки. Из овощей, фруктов, ягод
Это точно. Чёртова дюжина комиксов о науке и учёных
Умный гардероб. Как подчеркнуть индивидуальность, наведя порядок в шкафу
Сто языков. Вселенная слов и смыслов
Десять негритят / And Then There Were None