ЛитМир - Электронная Библиотека

В ответ она обхватила его руками за шею, поднялась на цыпочки, чтобы встретить жар его поцелуя с такой же страстью и жаждой. Выпустив из рук ее волосы, тяжелой волной упавшие ей на спину, он провел пальцами вдоль спины вниз. Она вздрогнула, но не оторвалась он его губ. До тех пор, пока он, подхватив ее под ягодицы, не приподнял ее с пола и не прижал к себе.

– Лукас, – забормотала она, прижимаясь еще теснее и обхватив его ногами.

Он нес ее к кровати. К их кровати, на которой всю оставшуюся жизнь он будет изучать каждый сантиметр тела этой женщины, чтобы она смогла испытать все удовольствия, которые он только в силах придумать.

Эта мысль его лишь подстегнула.

Лукас уложил ее и немедленно занялся платьем. Не глядя, расстегивал пуговицы и освобождал крючки. Он смотрел ей в лицо, чувствуя, как она гладит его по бокам.

Наконец, когда последняя деталь одежды была снята, Анастасия удовлетворенно вздохнула. Что-то несомненно эротичное было в том, что огонь камина согревал ее обнаженную кожу, что жар, исходящий от Лукаса, был сильнее этого огня, что ее голые груди находились в соблазнительной близости с широкой грудью Лукаса.

Он подвинул ее и улегся рядом. Последовала пауза, когда он не дотрагивался до нее, а только лежал, опершись на локоть, и смотрел. И в том, как он это делал, была такая нежность, такая теплота, что у нее на глазах навернулись слезы, накапливаясь в уголках.

– Мне хочется доставить тебе удовольствие, – прошептала она. Это был первый раз, когда она говорила такие вещи, не стесняясь.

Лукас улыбнулся в ответ:

– Ты доставляешь мне немыслимое удовольствие. Большее, чем любая другая женщина, которую я знал. Удивляюсь, откуда ты знаешь, как это делается.

Вот тут жар, который Анастасия сдерживала, окрасил щеки.

– Я вспоминаю, какое наслаждение ты даешь мне, и делаю то же самое.

Теплоту и нежность в его глазах сменило требовательное и настойчивое желание. На этот призыв ее тело отозвалось затвердевшими сосками и жаром, разлившимся между бедер.

– Как аукнется, так и откликнется, да? – Его широкая ладонь легла на ее живот.

Слишком занятая своими ощущениями, Анастасия не нашла что ответить.

– Тогда позволь, я продолжу твое образование.

Бросив на нее обжигающий взгляд, Лукас перекатился, оказавшись на ней. И в какой-то момент она почувствовала его возбуждение, вздувшуюся ткань штанов, но он тут же соскользнул вниз, потом еще ниже и еще. Он повторял все то, что она делала чуть раньше, лаская ее кожу губами, с вызывающей боль медлительностью двигаясь к соскам. Когда его горячее дыхание коснулось их, она выгнулась, вскрикнув от удовольствия.

Он хмыхнул, продолжая сосать, мять, теребить чувствительную плоть, пока ей не почудилось, что она вот-вот взорвется от наслаждения, которое пронзило каждый ее нерв и тяжело и влажно уместилось между ног.

Но Лукас еще не закончил. Он продолжал свое путешествие вниз по ее телу, пробуя на вкус, легонько покусывая, доводя до лихорадочного состояния, так, что ее голова металась на подушках.

Потом его язык добрался до бедер, и он руками раздвинул ей ноги. Анастасия широко открыла глаза, сообразив, что он сейчас будет делать. Не верила себе, но так и случилось. Ртом он уткнулся туда, где соединялись ее бедра.

Анастасия почувствовала его жаркое дыхание и, не удержавшись, закричала от неожиданного наслаждения. Лукас, успокаивая, осторожно положил одну руку ей на живот, а пальцами второй раздвинул складки ее лона. Затем его рот вернулся на то же место, а язык, двигаясь вдоль складок вверх, наконец нашел, лаская, главную точку наслаждения.

Анастасия затрепетала, ухватившись за подушку, пытаясь продлить мощный всплеск чувств, который так искусно вызвал ее новый муж. Раздвинутые бедра одновременно вскинулись вверх вместе с рукой, которой он пытался удержать ее. Но его рот не останавливался. Он ласкал, он сосал, он входил в нее языком. А она с каждым его движением все ближе и ближе подбиралась к границе беспамятства, к гибельному краю. Содрогаясь, теряла контроль над своим телом от его колдовских прикосновений.

Когда в последний раз он ввинтил в нее язык, она перестала сдерживаться. Каждая частица ее существа взорвалась многокрасочным калейдоскопом наслаждения. Ашстасия дрожала, когда волна за волной омывали ее, смывая в никуда.

Очнувшись, Анастасия поняла, что он встает. Широко открыв глаза, пытаясь сфокусировать их после пережитого потрясения, она смогла лишь прошептать:

– Лукас?

Улыбнувшись, он, торопясь, скинул штаны, а вслед за ними и башмаки.

– Я еще не закончил, – успокоил ее Лукас, вновь ложась рядом.

Он перевернул ее на бок, и теперь они лежали лицом к лицу. Перед ее голодными глазами во всей красе предстал его налитой жезл, который давил ей на живот, слегка вздрагивая, стоило только ей вздохнуть.

– Хочешь меня ублажить? – спросил он шепотом.

– Да! – Застонав, она трясущимися руками схватилась за его обнаженные бедра. – Да!

– Ты представить не можешь, какое это удовольствие – видеть твое наслаждение, – бормотал он, подхватывая ее за талию. Перевернувшись на спину, он водрузил ее на себя.

– Лукас?

– Садись на корточки, – приказал он.

Против обыкновения Анастасия не стала раздумывать о причине такого повелительного тона. Тем более что в его голосе прозвучала слегка заметная дрожь, а в глазах стояла невысказанная мольба. Значит, это ему нужно. Значит, он так хочет. И не уверенная до конца, правильно ли поступает, она с готовностью откликнулась.

Хватая воздух ртом, она широко разверстыми, влажными бедрами водила туда-сюда вдоль всей длины его копья. Грубо выругавшись, Лукас закатил глаза, а жилы на его шее вздулись.

– Точно, вот так, вот так. А теперь внутрь и…

Не дожидаясь, пока он договорит, она приподнялась и одним скользящим движением приняла его. Одновременно они застонали, почувствовав, как ее тело раздалось навстречу ему, захватывая его целиком.

Задыхаясь от полноты ощущения, Анастасия продолжала свое движение. Какое восхитительное чувство, оттого что сама владеешь силой и ритмом своего наслаждения! Вдобавок по тому, как стонал Лукас, можно было определить быстроту, с какой он приближается к максимуму наслаждения. Улыбнувшись уголками губ, она перешла на медленные раскачивающиеся движения. Но когда Лукас, впившись пальцами в ее ягодицы, пригнул Анастасию к себе и поймал ртом сосок, она перестала руководить ситуацией, что так ей понравилось. На смену пришло дикое желание освободиться самой и помочь освободиться ему. Бедра задвигались сами по себе со слепой, все убыстряющейся скоростью, и наконец, откинув голову, она закричала, услышав, как вскрикнул Лукас, выплескиваясь глубоко внутри ее стиснутого изо всех сил тела.

С последним стоном она упала на его потную грудь. Так они и лежали, долго не размыкая объятий.

Когда дыхание успокоилось, Анастасия провела по бедру Лукаса рукой. Ей нравилось чувствовать его кожу, округлость мышц, лоснящихся потом от вожделения.

– Лукас? – промурлыкала она.

– Да? – ответил он полусонно и пресыщенно, что наполнило ее ощущением головокружительной силы.

– Когда ты вытворял все эти штуки ртом… – Она подняла голову и увидела, что он смотрит с интересом.

– И что?

– Мне казалось, что это и тебя удовлетворяет.

Уголки его губ поползли вверх, а на щеках появились ямочки, поэтому она знала наперед, что он скажет.

– О да! – Он то ли засмеялся, то ли застонал. – Весьма возможно.

Тут же замолчав, Анастасия осторожно двинулась вниз вдоль его тела.

– Научи меня.

Приподняв голову, Лукас услышал, как во второй раз в дверь легонько постучали. Он оглянулся. Анастасия спала, разметав по подушке спутанные волосы. Простыни, спустившись вниз до талии, открывали мягкие линии ее грудей.

Подавив стон в ответ на новое желание, он опустил ноги с кровати. Накрыл жену простыней, соблюдая правила приличия. Но когда он случайно коснулся ее сосков, а они сразу же затвердели, ему захотелось наплевать на стук в дверь, устроиться рядом и разбудить ее самым интересным способом.

47
{"b":"21933","o":1}