ЛитМир - Электронная Библиотека

Пока он направлялся к столу, Лукас снова присел на корточки. Погибший лежал на боку с выставленными перед собой руками так, словно безуспешно пытался защититься от нападения, лишившее его жизни. Одна рука сжата в кулак, вторая разбита. Лукас дотронулся до застывших пальцев. Они были сломаны и вывернуты назад.

Он покачал головой. В окровавленной руке Сансбери прятался маленький клочок бумаги. Уголок листа, и никаких надписей на нем. Но сама бумага была плотной, дорогой.

– Он зажимал в кулаке лист бумаги. Ему выломали пальцы, чтобы отобрать ее, – громко произнес он.

Чарли вернулся назад.

– Дайте посмотрю.

Он осторожно взял клочок в руки. По его лицу Лукасу в первый момент показалось, что Чарли понял, что это такое. Но это впечатление тут же пропало. Чарли поджал губы. Даже если он что-то знает, то все равно не поделится, наверняка наказывая за Ану, которая осталась вне игры.

Может, он и прав.

– Вы что-то обнаружили? – Лукас посмотрел на него с вызовом.

Лицо Чарли осталось безучастным.

– Ничего нового, я думаю. За исключением того, что Сансбери все-таки не тот человек, который стоял за всеми этими покушениями.

Он вернулся к столу и своим поискам, а Лукас задумался. Да, теперь многое становится понятным. Невозможно поверить, что жуткая смерть Сансбери не связана каким-то образом со смертями других агентов. И если его убили за то, что он знал, то это означает, что кто-то знает еще больше. Кому-то потребовалось оградить собственные секреты.

Единственное утешение – Генри не мог иметь отношения к гибели Сансбери. Сидя в инвалидном кресле, невозможно никого убить так жестоко.

Лукас выпрямился. Трудно поверить, что он был способен подумать такое о своем друге. Еще месяц назад ему бы и в голову не пришло подозревать Генри. А теперь ему остается только молиться, чтобы он оказался прав, выводя друга из-под подозрения.

– Сансбери убит? – глухо повторила Анастасия, сидя в кресле напротив Чарли. – Когда? Где? Каким образом?

Чарли наморщил лоб.

– Проклятый Лукас Тайлер! Так я и знал, что он не скажет тебе ни слова.

– О чем ты? – прошептала Анастасия, хотя уже отлично поняла, что имел в виду ее куратор. Грудь сдавило. Когда она проснулась в одиночестве, с запиской от Лукаса, она была слишком переполнена воспоминаниями о ночных удовольствиях, чтобы поинтересоваться, куда он исчез. Какая же все-таки она дура!

Лежала и млела, вспоминала его прикосновения, а он в это время отстранил ее от дела. Ее лицо горело от стыда.

– Лукас был там сегодня утром с представителями инспекции. Он уклонился от всех моих вопросов о том, где ты. – Чарли потер глаза. – Он ничего тебе не сказал?

– Сегодня утром я его не видела. Он не возвращался, когда уехал из дома Сансбери. – Она сложила руки на груди. – Введи меня в курс дела.

Чарли кивнул.

– Сегодня утром Сансбери нашли мертвым.

– Как это произошло? – Она наклонилась вперед. Гнев клокотал внутри, но она пока забыла о нем – нужно было заниматься работой.

– Его забили до смерти этой ночью. – Чарли поморщился. – Жуткое дело.

Анастасия кивнула в ответ и неожиданно обрадовалась, что не поехала с Лукасом. Она сталкивалась со смертью, но это было совсем не то, что доставляет удовольствие.

– Расскажи подробно.

Она слушала, как Чарли, сцепив пальцы, перечислял все чудовищные подробности убийства. Но факт оставался фактом – Сансбери был подозреваемым вне зависимости от того, кто отнял у него жизнь.

– Итак, он наверняка знал, кто его убийца.

Она подумала о той темной фигуре, которую видела вместе с Сансбери на балу у генерала. Ни она, ни Лукас в темноте не смогли различить лицо. И хотя она слышала обрывки злых фраз, она была не в силах определить, кому принадлежал этот голос.

– Как ты полагаешь, это связано с покушениями на агентов?

Чарли пожал плечами:

– Может быть, но полной уверенности нет. Ты же знаешь, несколько недель вокруг Сансбери просто висело целое облако подозрений. Из дома ничего не пропало, кроме листа бумаги, которую покойный держал во время нападения. Тайлер нашел в его руке обрывок этого листа.

Анастасия вздрогнула.

– Он у тебя с собой?

– Увы… – Чарли хохотнул. – Лукас настоял, что это является уликой, но я обнаружил кое-что еще. И не сказал ему, так же как он ничего не рассказал тебе.

– Неужели? – Анастасия вскинула голову.

– Точно. Пока твой новый муж обыскивал тело, я нашел кое-что в ящике стола Сансбери. Это было вложено в книгу. – Чарли вытащил листок бумаги, исписанный россыпью цифр. – Бумага того же сорта, что и клочок из руки убитого.

Анастасия схватила его.

– Цифры могут быть шифром.

Чарли одобрительно кивнул:

– Я думаю, Сансбери пригласил убийцу, чтобы шантажировать его тем, что было написано на листке, который он держал в руке. Не важно, что это было.

Анастасия улыбнулась:

– Ты полагаешь, что он мог переписать это дважды, один раз в зашифрованном виде, чтобы, если потребуется позже, воспользоваться им как средством давления? У тебя есть книга, в которую он был вложен?

Чарли кивнул и открыл толстенную папку, откуда выудил тяжелый том.

– Я тоже взял это в качестве улики. Почему бы нет?

Анастасия взглянула на обложку. Это был внушительный том о разведении животных. Ее подозрения укрепились.

– Может, Сансбери хотел, чтобы на нее наткнулись. – Она подержала книгу на весу. – Это, конечно, не та литература, которую человек из высшего общества будет держать на столе в своем роскошном городском доме. Думаю, это шифровальная книга.

– Шифровальная книга?

– Цифры указывают на номер страницы в книге, затем на номер строки и номер буквы. – Анастасия прижала том к груди. – Наверное, это единственное место, где он мог спрятать листок. Чарли, дай, я тебя поцелую!

Он улыбнулся в ответ, а его румяные щеки стали еще румянее.

– Да нет, не надо. – Улыбка увяла. – А теперь хочешь познакомиться с уликами против Генри Бауэрли, которые я обнаружил?

Радость от того, что она держит в руках весомые улики, исчезла, как только Чарли напомнил ей то, с чего все началось.

– Да, – тихо произнесла Анастасия, укладывая в ридикюль книгу и листок с шифром. – Что ты обнаружил?

Чарли указал на высоченную стопу бумаги на столе у нее за спиной. Вдвоем они приблизились к ней.

– Уверяю тебя, не так легко оказалось все раздобыть. Не очень-то военное министерство жалует нашу организацию.

– Могу представить. – Анастасия осмотрела кипу бумаг.

– А после того как Клиффилд получил у них доступ к внутренней информации, что совершенно необычно, пробиться стало еще труднее. Пришлось просить об одолжении кое-каких знакомых. Надеюсь, они не будут болтать.

Анастасия нетерпеливо кивнула. Она была уверена, что Лукас до сих пор не сказал Генри, что она подозревает того в соучастии. Можно было только представить реакцию Клиффилда на ее обвинение в измене.

В особенности если она окажется права. Человек, который способен убивать и калечить агентов, с которыми делает одно дело, которых, как он заявляет, любит и уважает, что такой человек сделает с ней? Что он сделает с Лукасом?

И как ему все удается организовывать из своего инвалидного кресла?

– Я просмотрел большую часть из них, – признался Чарли, пролистав несколько страниц. – И сделал весьма тревожные выводы.

– Какие именно? – спросила Анастасия.

Чарли взял в руки тонкую стопку листов и показал ей. Она пробежала по строчкам глазами и поняла, что это внутренние отчеты кураторов Генри. Каждый был датирован числом, предшествующим нападению на Генри год назад.

– Оказывается, деятельность маркиза Клиффилда до его ранения разбиралась по крайней мере дважды, – начал Чарли. – Один раз, когда на него наложили выговор за ненадлежащее обращение с уликами, которые были «утрачены» в ходе следствия. И еще один раз, когда была присвоена крупная сумма денег в ходе другого следствия. Но все обвинения с него сняли.

49
{"b":"21933","o":1}