ЛитМир - Электронная Библиотека

Лукас виделся с адвокатом Генри, и после некоторого принуждения, небольшого откупа и несильного давления тот открыл ему, что его друг тонул в долгах и использовал сотню сомнительных схем, чтобы добыть деньги. Но что еще хуже, примерно год назад у него начали появляться деньги на счете. Первая крупная сумма была переведена ему несколько дней спустя после первого покушения на агента. Еще одна – после покушения на него самого, в котором он чуть не погиб. Каждый раз, когда агенты гибли или были ранены, банковский счет Генри возрастал.

К горлу подступала тошнота.

Дворецкий вскинул голову.

– Нет, милорд, разве она не с вами?

– Разумеется, нет. – Лукас глянул на слугу. – Почему она должна быть со мной?

– Мы поняли, что она отправилась на встречу с вами, как вы ее и просили в вашей записке, сэр.

Кровь застучала в висках, и Лукасу пришлось призвать на помощь остатки самообладания, чтобы не схватить дворецкого за лацканы и не тряхнуть как следует.

– В каком записке?

– В той, что вы прислали примерно час назад.

Дворецкий смотрел на него как на сумасшедшего, и Лукас начал чувствовать себя соответственно. От безудержного страха, растекавшегося по животу, и в самом деле можно было сойти с ума.

Он взлетел по лестнице вверх, молясь про себя, чтобы Aнастасия где-нибудь оставила эту записку. Или хотя бы намек, куда она отправилась.

Потому что он ей ничего не отсылал.

Лукас вбежал в комнату. Повсюду стопки бумаг. Схватившись за волосы, он выругался. Черт, здесь же никогда не найти записку, даже если она существует. Он кинулся к столу и начал лихорадочно перебирать кипы бумаг, скинув в конце концов всю груду на пол от безнадежности. Следующая стопка была такой же – странные заметки и формулы, обрывки шифров, то, что было выше его разумения. Все в стиле Аны, даже почерк.

И тут на ее секретере он увидел книгу и зашифрованное письмо. Подскочив к секретеру, Лукас обнаружил злополучную записку, написанную на его бумаге. В конверте, запечатанном его печаткой.

Но это все было не его. Он уже ничего не видел вокруг, а ужас холодом сжимал сердце. Письмо выскользнуло из дрожащих пальцев и улеглось на страницу с каким-то текстом. Взяв сто, он только тогда понял, что это расшифровка письма из дома Сансбери. Пока его не было, Ана решила эту задачу.

Он прочел все, от строчки до строчки.

О Господи! Это все-таки Генри.

В доме никто не жил давным-давно, это было абсолютно ясно. Пройдя внутрь через черный ход, как проинструктировал ее Лукас, Анастасия вздрогнула. Этот район был, наверное, наихудшим в Лондоне. Поэтому, понимая, что карета привлечет много ненужного внимания, она отпустила ее. Зато сейчас ей не хватало уверенности, которую обеспечивало присутствие экипажа и кучера. Единственным ее желанием было побыстрее оказаться рядом с Лукасом, под его защитой.

А пока она сунула руку в ридикюль и вытащила флакон из-под духов, который носила с собой уже несколько недель. Ей пришлось как следует потрудиться, чтобы составить правильную смесь чистого керосина с экстрактом перца. Правда, до сих пор не удавалось опробовать ее в деле – ослепить кого-нибудь. То есть вывести из строя, не убивая.

В рабочей обстановке ей не хотелось проводить испытание, но она все равно нажала на распылитель несколько раз, чтобы загрузить его. А потом осторожно вернула его на место.

– Лукас? – произнесла она в темноту пыльного холла. На первый взгляд когда-то здесь была лавка. Пожар почти уничтожил ее, обрушив крышу в восточном конце. А вот в помещении на противоположной стороне кто-то жил. Вглядевшись, Анастасия обнаружила дверь, из-за которой пробивался тусклый свет.

Толкнув дверь, она вошла в комнату.

– Лукас?

В тени, рядом с едва горевшим очагом, стоял мужчина. Он приподнял в руке горящую головешку, чтобы добавить света, а потом повернулся к ней лицом. Но это был не Лукас, поджидавший ее.

– Генри! – воскликнула она, споткнувшись. – Генри, ты встал на ноги!

Улыбаясь, он поднял в руке пистолет, целясь ей прямо в сердце.

Глава 24

– Генри, – повторила Анастасия, слишком потрясенная, чтобы полностью осознать происходящее. Единственное, что она понимала, – к ней приближался Генри Бауэрли, наставив на нее пистолет.

И он шел. Шел сам, без всякой помощи.

– Благодарю вас, Анастасия, что согласились увидеться со мной. – Он встал рядом.

Стряхнув оцепенение, она развернулась и бросилась к двери, но Генри оказался проворнее. Он схватил ее за руку, грубо дернул, втаскивая назад, а потом, захлопнув дверь, толкнул через комнату. Анастасия рухнула на пол, ридикюль отлетел в сторону. От удара в легких не осталось воздуха.

Перекатившись на спину, она попыталась сохранить хладнокровие и вспомнить все, чему училась, старательно осваивая приемы борьбы в доме Эмили.

Сражаться с мужчиной, который килограммов на сорок или даже больше тяжелее, не говоря о том, что он собирался ее убить, – это, конечно, было совсем другое дело.

– Генри, – Анастасия поднялась и уселась на полу, подвинувшись к ридикюлю, – что ты здесь делаешь?

Он подошел, широко и уверенно ступая. Пистолет даже не колыхнулся в его руке. По его взгляду было понятно, что он заманил ее сюда с одной-единственной целью. Он собирался убить ее. Судя по улыбке на лице, его радовала такая перспектива.

– Не ломай дурочку. – Подойдя, он встал между ней и ридикюлем. Анастасия повернулась в его сторону, готовая в любой момент воспользоваться руками и ногами как оружием, если потребуется. – Один раз я уже поддался на твою игру в невинность и кротость. Больше не собираюсь.

Анастасия покачала головой:

– Игру в невинность?

Он утвердительно кивнул.

– Когда Лукас получил приказ сотрудничать с какой-то женщиной-агентом, я не мог предположить, что она будет представлять опасность. Но леди Аллингтон оказалась слишком умна, к несчастью. Я прикинул, если сумею избавиться от нее, то разом покончу со всем этим идиотизмом. Но тут они подключили тебя. Кто же знал, что ты опаснее, чем кто-либо другой?

Анастасию передернуло.

– Ты. Это ты устроил покушение на Эмили?

Генри улыбнулся:

– Нет, я стрелял сам. Ушлая мерзавка сумела скрыться в темноте, даже после того, как я всадил в нее пулю. – Он пожал плечами. – Но дело было сделано.

Ярость вскипела в ней с такой силой, что Анастасия сама была поражена.

– Как ты мог?! Как ты осмелился сотворить такое?! Люди, на которых ты нападал, были твоими товарищами.

Некоторые были друзьями! А Лукас… – Она замолчала, мысленно перебирая доводы. – Господи, он же любил тебя как члена своей семьи.

В ответ лицо Генри исказилось. Дуло пистолета задрожало, и она отпрянула, испугавшись, что он нажмет на курок.

– Я знаю. Почему, ты думаешь, я так усердно скрывал от него правду?

Хотелось заорать от бессилия, но Анастасия слушала молча. Спокойствие – вот ее единственное оружие. До тех пор пока ей не удастся отвлечь его, чтобы накинуться с кулаками или схватить ридикюль и использовать специальные «духи», другого выхода не было. Раздражать тоже нельзя. Оставалось только поддерживать его желание поговорить как можно дольше.

– Что ты имеешь в виду?

Он весьма противно улыбнулся:

– Как, ты думаешь, я получил ранение той ночью?

Анастасия полагала, что знает все о нападении на Генри. Лукас так переживал, испытывал такую вину перед своим другом в инвалидном кресле за то, что не смог уберечь его. Она вспомнила о его состоянии, о его уязвимости.

Но тут на память ей пришла другая подробность.

– Лукас не должен был быть там, – прошептала она.

Генри кивнул:

– Там должен был быть другой человек. Другой агент. Никогда не любил этого ублюдка. Так что для меня было удовольствием, используя свои связи, уничтожить его. Но в последний момент вместо него появился Лукас. Я не мог остановить покушение, пришлось оттолкнуть Лукаса.

54
{"b":"21933","o":1}