ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Восемнадцать капсул красного цвета
Чудо
Готовим для детей от 6 месяцев до 3 лет
Озорная классика для взрослых
Кости: скрытая жизнь. Все о строительном материале нашего скелета, который расскажет, кто мы и как живем
Госпожа Ангел
Как избавиться от манипуляторов. Есть такая возможность
Нет оправданий! Сила самодисциплины. 21 путь к стабильному успеху и счастью
Отражение. Зеркало любви
A
A

Глава 3

Кэтрин поплотнее запахнула на груди подбитую мехом накидку и, облокотившись о перила террасы, стала смотреть на зимний пейзаж, расстилавшийся перед ней. И равнина, и пологие холмы, и деревья – все было покрыто белым снежным одеялом. А в стылом воздухе – ни ветерка, повсюду царили мир и покой.

Ей было бы еще приятнее любоваться этим пейзажем если бы он не находился в таком несоответствии с терзавшими ее мыслями и чувствами. Она никак не могла прийти в себя после вчерашнего сообщения Коула. Неужели его жена действительно жива? И если она жива, то что теперь будет с ней, Кэтрин?

Хотя она сама же вчера утверждала обратное, в глубине души Кэтрин понимала: доля истины в трагических заявлениях ее опекунов все же есть. Когда подробности этого скандального происшествия станут достоянием гласности, ее положение в обществе действительно не улучшится. Возможно, репутация ее и в самом деле будет погублена.

– Как же здесь холодно, – проворчала Джулия Мэллори, закрывая за собой дверь на террасу. Застегнув свою длинную шерстяную накидку, она продолжала. – Ты даже в самую холодную погоду выходишь на террасу и подолгу стоишь здесь. Почему?

Кэтрин по-прежнему смотрела на засыпанные снегом просторы, протянувшиеся до самого горизонта.

– Это помогает мне думать. – Она вздохнула и повернувшись к Джулии, с улыбкой добавила: – В голове проясняется.

Джулия взглянула на нее с сочувствием и, протянув руку, коснулась ее плеча:

– Тебе есть о чем подумать. Мне очень жаль, что все так вышло. Мне очень хотелось, чтобы ты стала мне сестрой.

– Мне тоже.

Кэтрин увидела, что в глазах Джулии блеснули слезы. И у нее слезы наворачивались на глаза. Она была у родителей единственным ребенком, и дружба с Джулией помогла ей понять, как было бы замечательно, если бы у нее была старшая сестра. А теперь она и этого лишится. Несправедливо.

Джулия покачала головой и отвернулась.

– Эта женщина, которая утверждает, что она – Сара… Кажется, она приедет завтра.

Кэтрин пожала плечами.

– Похоже, Коулден нисколько не сомневается в том, что это его жена. Но все-таки я в душе еще надеюсь, что не сомневается он оттого, что принимает желаемое за действительное. – Она вздохнула. – А если это правда… Что ж, я буду только счастлива за него, хотя возвращение Сары действительно изменит всю мою жизнь. Но ведь он так любил ее…

К ее удивлению, Джулия при этих словах вздрогнула и, резко развернувшись, уставилась на нее широко раскрытыми глазами.

– Ну… в общем, да, их связывали довольно… сильные чувства. Но я бы не сказала… – Джулия внезапно умолкла. – Впрочем, не важно. Я вовсе не о моем брате тревожусь, а о тебе.

Кэтрин даже чуть отшатнулась – так ее ошеломили слова собеседницы. Конечно, они с Джулией очень сблизились в последние несколько месяцев, но все же ей было странно, что сестра Коула больше тревожится о ней, чем о родном брате. Все-таки Коул – член семьи.

– Что ты теперь будешь делать, Кэтрин? – спросила Джулия.

Кэтрин нервно сглотнула. Она задавала себе этот вопрос всю ночь, но так и не нашла на него ответа.

– Пока еще не знаю. Кажется, все сходятся во мнении, что моя репутация погублена. Погублена!.. – Она простерла вверх руки, передразнивая трагический жест Стивена Уолуорта, но вголосе ее не было насмешки.

– Ты же понимаешь, почему они все время это говорят. – Джулия посмотрела на нее с жалостью. – Они пытаются защитить тебя. Когда слухи об этой кошмарной истории просочатся, разразится ужасный скандал. И если не заткнуть сплетникам рты сразу же… – Джулия не договорила, но и без слов было ясно, о чем она думала.

Тихонько вздохнув, Кэтрин сказала:

– Уолуорты согласны с твоей матерью. Они так прямо и говорят: я должна выйти замуж за кого угодно, и как можно скорее. Юстасия уже составляет длинный список, озаглавленный: «Холостые джентльмены с подмоченной репутацией».

Кэтрин прикрыла ладонью глаза. Мысль о том, что ей и в самом деле придется выходить замуж за человека, соответствующего данному описанию, вгоняла ее в тоску. Она потратила три года на то, чтобы подыскать себе жениха, который бы полностью отвечал ее требованиям. Она хотела найти мужа, который не нуждался бы в ее приданом. И хотела, чтобы муж был ей другом, но не таким мужчиной, вкоторого можно влюбиться без памяти. Не следовало поддаваться искушениям и тешить себя пустыми мечтаниями и надеждами на любовь. Она уже имени возможность убедиться, каких бед могут натворить сильные чувства.

Коулден Мэллори был словно создан для нее. С того самого момента, как она впервые увидела его, он говорил и делал все безупречно правильно. И она не колеблясь приняла его предложение.

Но теперь все пошло прахом. Осталась одна тревожная неопределенность. Именно то состояние, которого она так стремилась избежать.

Кэтрин вздрогнула, сообразив, что Джулия снова заговорила.

– Поскорее выйти замуж – не такой плохой план.

У Кэтрин приоткрылся рот.

– Но, Джулия!..

Джулия подняла руку, чтобы пресечь дальнейшие возражения.

– Ты же не хочешь кончить так, как я. Одинокой. И если немедленно не предпринять мер, которые помогли бы смягчить последствия скандала, то именно так ты и закончишь.

– А я всегда думала, что жить самой по себе довольно приятно, – проговорила Кэтрин, снова повернувшись к заснеженным холмам. – Ты ни перед кем не отчитываешься, никого не разочаруешь…

– И никто не обнимет тебя, когда именно этого хочется больше всего. – Голос Джулии прозвучал совершенно бесстрастно, но Кэтрин, обернувшись, увидела боль в глазах подруги.

– Джулия… – Она шагнула к ней, собираясь сказать очень многое, но не успела – дверь на террасу растворилась, и Кэтрин замерла, затаив дыхание. Перед ней стоял Доминик Мэллори.

Шагнув на каменный пол террасы, присыпанный снегом, Доминик сразу же почувствовал: он прерывает какой-то очень серьезный и важный разговор. Однако он не стал возвращаться в зал. То, что ему сейчас предстояло сделать, было гораздо важнее, во всяком случае – для него. Возможно, это был один из самых ответственных моментов его жизни.

11
{"b":"21934","o":1}