ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 4

– Я не понимаю, почему требуется мое присутствие, – проворчал Доминик. И переступил с ноги на ногу. – Приезд Сары – это их с Коулом личное дело и меня оно не касается.

Никто из собравшихся в гостиной членов семьи не обратил внимания на его замечание. Лишь мать взглянула на него многозначительно, но и она не сказала ни слова.

Доминик вздохнул и покосился на Кэтрин. К его удивлению, на лице девушки было написано, что она разделяет его мнение. Перехватив его взгляд, она нахмурилась – очевидно, ей стало досадно, что они придерживаются одного и того же мнения.

Он насмешливо улыбнулся ей. Да, укротить эту Кэт будет не так-то просто. И тут он вдруг понял, что предвкушает сражение со своей строптивой невестой, и снова ей улыбнулся.

Доминик давно уже почувствовал, что ему наскучили его любовницы. Да, все они были красавицы, все были любвеобильны и опытны, но к каждой из них он терял интерес после нескольких свиданий, а то и раньше. А Кэтрин ему еще предстояло завоевывать и это необычайно волновало. Да, ему представится возможность ввести юную супругу в мир чувственных наслаждений.

А если она наскучит ему вскоре после свадьбы? Что ж, все равно их брак окажется ничем не лучше и не хуже большей части союзов, заключенных по правилам большого света. Просто следовало очень четко обозначить границы, как можно точнее определить характер их отношений, чтобы дело не кончилось разбитым сердцем. Он собирался сделать это сегодня же, попозже… А потом он поцелует Кэтрин, и будет целовать ее, пока она не затрепещет.

Тут дверь отворилась и, прервав размышления, Доминика, в гостиную вошел дворецкий. Отвесив хозяевам поклон, он объявил:

– Л-леди Харборо.

Лицо бедняги дворецкого было таким бледным, что не оставалось ни малейших сомнений: он действительно видел «покойницу». В следующее мгновение в гостиную вошла Сара – вошла со свойственной ей самоуверенностью.

Все ахнули и замерли в изумлении – Сара нисколько не изменилась после своей «смерти»: все те же густые белокурые волосы и те же яркие фиолетово-синие глаза… И губы ее по-прежнему кривились в усмешке – словно она в душе потешалась над всеми окружающими.

Впрочем, Доминик прекрасно знал: эта женщина и впрямь постоянно потешалась над всеми и всех высмеивала.

– Ах, Боже мой, я удостоилась великой чести! Меня встречает вся семья! – воскликнула Сара. Она окинула взглядом гостиную, затем посмотрела на своего мужа, и улыбка ее стала шире. – Коулден, неужели тебе совсем нечего мне сказать? Ведь я так долго была «покойницей»!

Ее муж сделал шаг вперед; лицо его пылало, а в глазах было отчаяние. Доминик со вздохом покачал головой. Похоже, взаимоотношения Коула и его «воскресшей» супруги вскоре станут такими же, как прежде. Страстность и жестокость – как в спальне, так и во время бурных ссор и громких скандалов. А скандалы они устраивали постоянно, нисколько не смущаясь в присутствии посторонних.

Доминик всегда испытывал к супружеским отношениям брата и его жены какой-то болезненный интерес, подобный тому, который заставляет случайного прохожего остановиться и, замирая от ужаса, смотреть, как убирают с мостовой обломки разбитого экипажа. Как ни хочется отвернуться, а все равно смотришь как завороженный. Вернее, так было до той памятной ночи, когда Сара забралась к нему в постель во время их с Коулом пребывания в его лондонском доме.

Удалось ли ей тогда соблазнить его? Конечно, черт возьми! Какой молодой человек не соблазнился бы ее пышными формами и утонченными ласками? Какое-то мгновение он даже наслаждался ее поцелуем. Но у ее поцелуя был горький привкус. Доминик оттолкнул ее. И все же история эта кончилась чертовски неприятно, так как Коулден застал их в компрометирующем положении. После этого случая все его надежды наладить хоть какие-нибудь отношения со старшим братом потерпели крушение – точь-в-точь как тот корабль, вместе с которым, как предполагалось, погибла Сара всего несколько недель спустя.

Да-да, всего несколько недель спустя… Одно событие последовало за другим, и очень может быть, что второе являлось следствием первого. Действительно, почему бы и нет? Может, именно поэтому Сара пряталась почти два года? Возможно, Коул пригрозил ей, пообещал наказать за непристойную выходку, так что уж лучше было считаться мертвой, чем подвергаться наказанию. Но какую именно роль сыграл в этом обмане он, Доминик?

– Сара… – Рука его дернулась, словно он хотел коснуться жены. Но она оказалась проворнее – прижавшись к мужу, Сара впечатала ему в губы жаркий поцелуй.

Кэтрин в смущении отвернулась и тихонько вздохнула. Доминик покосился на нее и нахмурился. Что ж, вот еще одно напоминание о том, что она выходит за него только потому, что ее избранник отказался от нее. Вернее даже, она выходит за него потому, что ей сказали: это необходимо. Он для нее никто. Доминик и раньше понимал это, даже сам говорил, что это только к лучшему. Но теперь, увидев, как мучается Кэтрин, он по-настоящему огорчился. И ему вдруг захотелось заставить эту девушку забыть про чувства, которые она питала к его брату.

Отстранившись от мужа, Сара с улыбкой сказала:

– Ты такой же сладкий, как и прежде.

Коул взял жену под руку и увлек ее к Лариссе. Мать его стояла бледная как полотно и не сводила испытующего взгляда с лица невестки.

– Сара, – прошептала она, – где ты была все это время?

– Здравствуйте, здравствуйте, матушка Ларисса! – Сара одарила свекровь ослепительной улыбкой – словно отсутствовала совсем недолго. Затем повернулась к сестре мужа: – Ах, и ты здесь, Джулия! Неужели ты так и не вышла замуж и все еще обитаешь под нашим кровом?

Джулия побледнела. Дыхание со свистом вырывалось из ее губ.

– Сара, прошу тебя, скажи, что ты потеряла память! Скажи, что ты не нарочно заставила всех нас пережить такое. Ведь мы были совершенно уверены, что ты погибла.

– Сразу берет быка за рога, как и прежде. – Сара покосилась на мужа.

Доминик же затаил дыхание. У Коула был такой вид, будто он вот-вот лишится чувств. Может, он ждал, что жена сейчас раскроет все тайны, расскажет об их обмане? Его молчание уже начинало казаться странным.

16
{"b":"21934","o":1}