ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кэтрин шагнула к мужу и протянула к нему руку. На мгновение ей показалось, что он уже готов сдаться и осталось лишь чуть-чуть подтолкнуть его. Но едва она прикоснулась к нему, как все мысли ее начали путаться.

– Дорогой, ну, пожалуйста… Считай это капиталовложением, если хочешь. Достаточно вложить в это поместье небольшую сумму, и его потом можно будет продать гораздо дороже, – добавила она, стараясь не смотреть на их переплетенные пальцы.

Он осторожно высвободил свою руку.

– Черт возьми, и почему ты так заинтересовалась этим поместьем? Почему это для тебя так важно?

Она даже отступила на шаг – такой гнев прозвучал в его голосе.

– Я не знаю… Мне просто нравится… Ну, нравится устраивать все.

И тотчас же в глазах его появилась боль. Но это выражение мгновенно исчезло, и он еще больше помрачнел.

– Есть вещи, которые… устроить нельзя, – заявил Доминик, покачав головой. Тут со двора послышался звон бубенчиков, и он добавил: – О, это карета Адриана. Пойду встречу его.

Сбежав по лестнице, Доминик миновал холл и, распахнув дверь, вышел на крыльцо. Проводив мужа взглядом, Кэтрин тяжело вздохнула. Сколько раз она твердила себе, что нельзя вникать в причины, по которым Доминик порой становился таким грубым, а вот опять она поймала себя на том, что ей ужасно хочется понять, в чем дело. Пусть даже она из-за этого привяжется к Доминику и будет страдать потом всю жизнь. Пусть даже ее сердце будет отдано ему навсегда.

Кэтрин проявила себя идеальной хозяйкой. Доминик откинулся в кресле, наблюдая, как она смеется очередной шутке Адриана и в то же время наливает ему чай. Она даже запомнила, с чем его лучший друг любит пить чай. Она уже успела завоевать симпатию еще одного мужчины.

Что ж, такой женой можно гордиться. На свете не так уж много людей, на которых ему, Доминику, хотелось бы произвести хорошее впечатление, и Адриан был одним из этих немногих. Доминик знал барона пятнадцать лет, и все эти годы тот был ему кем-то вроде отца. Во всяком случае, он видел от барона больше любви, чем от Харрисона Мэллори.

– Думаю, вам есть о чем поговорить наедине, так что позвольте мне удалиться, – сказала Кэтрин, поднимаясь со своего места и оправляя платье. Мужчины тут же поднялись, чтобы проводить ее до двери.

– А вы уверены, что вам так уж необходимо покидать нас, миссис Мэллори? – спросил Адриан и подмигнул ей (как известно было Доминику, барон подмигивал только тем женщинам, которые ему на самом деле нравились). – Поверьте, общество Доминика покажется мне невыносимым, если вы нас покинете.

Кэтрин рассмеялась:

– Уверена, что вы как-нибудь потерпите, милорд. Я же его терплю. – Она лукаво подмигнула Доминику и вышла из комнаты.

Доминик прикрыл за женой дверь, затем вновь уселся в кресло. Что ж, попозже он заставит ее ответить за эту дерзкую выходку. И ему сразу же пришло в голову несколько весьма приятных вариантов. Но это – потом. А сейчас ему надо было занять друга.

– Не хочешь ли чего-нибудь покрепче чая? – сказал он, вставая и направляясь к буфету.

– Да, хересу, – кивнул Адриан.

Наливая херес себе и гостю, Доминик все время чувствовал, что барон не сводит с него глаз.

– Ну, говори, говори же… Что тебе так не терпится сказать?

Адриан в ответ разразился хохотом:

– Как же ты хорошо меня знаешь! А вот я, похоже, знаю тебя не так уж хорошо.

– Почему же? – спросил Доминик, протягивая другу хрустальный бокал.

Адриан улыбнулся и кивнул на дверь:

– Она настоящая красавица, Доминик. И какой темперамент! Я всегда боялся, что тебя окрутит какая-нибудь глупая и слезливая лондонская девица. Но Кэтрин – совершенно другой тип. Она мне понравилась.

– Спасибо. – Доминик снова уселся в кресло и вздохнул. Что-то подозрительным казался ему блеск в глазах барона. Было у него предчувствие, что ему предстоит выслушать еще много интересного – и не только о своей жене, которую он столь неожиданно представил барону.

– Собственно говоря, я бы просто позавидовал тебе, Доминик. Ты отхватил себе прекрасную супругу, а у меня всегда были сплошные неудачи. Вот только…

Доминик с удивлением взглянул на друга. Он и не подозревал, что Адриан когда-то подыскивал себе невесту. Он всегда считал, что его друг просто привержен холостяцкой жизни.

– Вот только – что?

– Вот только не верится мне, что все это настоящее. – Адриан подался вперед: – Черт возьми, что тут происходит?

Доминик вздохнул. Он прекрасно знал человека, сидевшего сейчас напротив него. Знал с шестнадцати лет. Адриан всегда ему помогал, и он доверял барону больше, чем кому бы то ни было. Адриану была известна правда о происхождении Доминика, а также и то, что поместье Лэнсинг-Сквер многое для него значило.

Черт возьми, да ведь именно барон нанял человека, который сумел раздобыть информацию обо всем, что происходило в этом поместье. И его старший друг свято хранил тайну, ни о чем не расспрашивая. Может быть, ему именно сейчас стоит обратиться к Адриану за советом?

– Что тут происходит?.. – переспросил он, уставившись на свой бокал. – Происходит то, чего я никак не ожидал. Мне казалось, что будет много легче, Адриан.

Барон кивнул и откинулся на спинку кресла.

– Что ж, начни сначала.

* * *

Осушив свой бокал одним глотком, Адриан поставил его на столик и в задумчивости прошелся по комнате. Затем провел ладонью по седеющим волосам и проговорил:

– Я-то надеялся, что ты скажешь, что влюбился в эту женщину, что наконец-то понял: невозможно жить одним гневом. Но устроить такое…

Доминик потупился:

– Пожалуйста, не усугубляй. Мне и так тяжело.

Барон криво усмехнулся:

– А почему я должен тревожиться о твоих чувствах? Ты использовал Кэтрин, чтобы заполучить этот дом. О Господи, дом, в котором ты даже не собираешься жить!

Вскочив на ноги, Доминик простер руки к приятелю:

– Не ради дома! Ради моего будущего!

Адриан пристально посмотрел на собеседника, и в его взгляде было не только раздражение, но и жалость.

– Нет, Доминик. – Он тяжело вздохнул. – Будущее здесь ни при чем. Все дело в прошлом. Ты хочешь знать, кто же был твоим отцом.

43
{"b":"21934","o":1}