ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Держи лошадей, парень, – не сводя глаз с костерка, прошипел Скорпо, – и покрепче держи.

И тут же вспыхнул огненный круг. Доставая небеса, синее пламя стеной обступило нас, обдавая жаром. Лошади встали было на дыбы, но, готовый к этому, я все-таки удержал их на месте. Скорпо вцепился руками в доску сиденья и, не отрываясь, смотрел на бушующее пламя. А стена огня поднималась все выше и выше, будто и вправду стремилась добраться до самого хрустального купола, пока не сомкнулась там, высоко вверху, одним взмахом спрятав от нас серп луны, звездное небо, богов, спящих на чернильных облаках.

Стало жарко. Пот струился по лицу, не хватало воздуха. Лошади заржали, испуганно плача, словно чуя погибель. Я заорал, вторя им, не в силах больше удерживать рвущую упряжь четверку. Огонь колыхнулся и пошел по кругу в магической пляске хоровода, завывая и разбрасывая в стороны капли растопленного снега. Вдруг синь огня метнулась к земле и, накрыв собой, растворила нас во мгле снежной равнины.

Стало тихо… Я открыл глаза… Лошади, кто припав к земле, кто на взмыленном боку тихо ржали, устало дергаясь на холодной широкой дороге. На еле гнущихся ногах, мокрый от пота, я заковылял к ним, чтобы успокоить и помочь им встать. Скорпо стоял в нескольких шагах от нас, разглядывая огоньки дома на обочине.

– Ну что, Лукка, завтра к вечеру, а может быть, даже и к обеду будем у себя, в Заблудшем Лесу! – Он обернулся, радостно ощерясь. – Можешь мне не верить, но мы на Перекрестке Семи Дорог, а перед нами славный трактир “Южный Тракт”, Отродье побери мою грешную душу!

Первым делом, после того как передал лошадей конюху и попал под крышу “Южного Тракта”, я влил в себя столько самого крепкого вина, что мой разум расстался со мной и прошлялся где-то до позднего утра. Насилу растолкавший меня маг заявил, что, “конечно, он прекрасно понимает мое состояние, но прошедшая ночь еще не повод для подобной пьянки, не говоря уже о попытке повторить вчерашнее волшебство с помощью гостиничного камина и вовремя не увернувшегося гоблина в качестве манускрипта Сио”. В какой-то мере колдун был, разумеется, прав, поэтому, более-менее приведя себя в приличный вид, я спустился вниз с целью облегчить тело от лишнего и залить сушь в горле кувшинчиком холодного пива. А заодно извиниться перед пострадавшими от вчерашнего, если таковые неожиданно еще попадутся на моем пути.

После выполнения первой части задуманного я поплелся в сторону стойки, на которой, как я таки разглядел, буквально возлежал опухший от бессонницы и еще от чего-то трактирщик.

Когда произошло столкновение с твердым, я разомкнул веки и чуть-чуть тронул пальцем лежащую на поверхности длинного стола взлохмаченную голову хозяина. Она приподнялась, выставив на обозрение красные, воспаленные глазищи на багрово-синем лице. Спустя мгновение вся эта смесь цвета, красок и перегара рухнула на пол, увлекаемая бесчувственным телом. Освободившееся место моментально занял бойкий паренек лет двенадцати.

– Пива?

– Мгм… да… – бодро кивнул я.

Когда первая волна живительной влаги докатилась до самых укромных уголков желудка и светом разума вернулась в голову, глаза разлепились, и я увидел мир в утреннем свете.

Этот свет обнажил передо мной полный разгром, какой бывает после прохождения урагана в высохшем от времени лесу. Весь трактир теперь явно подлежал сносу и постройке на его месте новой, комфортабельной забегаловки. По степени разрушения разгром, учиненный мной и Шером в “Полдня Пути”, просто рядом не стоял с тем, что я увидел здесь.

– И… кто это… у вас… тут… – прохрипел я после очередного затяжного глотка.

Малец, недобро зыркнув, с готовностью доложил:

– Добрый злой волшебник и чародей, тролль Лукка-Висельник.

Последний глоток фонтаном прыснул на пол.

– Что… вот он сам, да?

– Ага, – кивнул парень, – своими руками.

– Круто… – Мне захотелось куда-нибудь спрятаться и не показываться до самой смерти.

– Вообще-то мы на него не в обиде, – непринужденно заявил пацан. – Если бы не упертость папули, то мамуля с моими двумя братиками давно бы уже перестроила этот трактир. Но папуля встал на дыбы и объявил, что их мечта осуществится, либо когда он отдаст концы, либо когда какой-нибудь приезжий учинит здесь классную веселуху, вплоть до разноса здания до основания.

– А что, папа… отдал? – У меня снова пересохло в горле, но всевидящий мальчуган тут же выставил мне добавку.

– Нет, слава Небесам, он жив, хотя… – На полу что-то или кто-то заворочалось, хрюкнуло и попыталось перевернуться набок. – Хотя и не совсем здоров. Но я уверен, что лишь временно. Так что… Может быть, господин маг…

– Господин маг желает подкрепиться перед дальней дорогой и получить счет. – За моей спиной стоял Скорпо и недобро ухмылялся во всю морду.

Пока малый кричал кухарке о завтраке для нас, колдун, ни слова не говоря, ушел в комнату собирать пожитки, а сам я схватился за голову, стараясь привести мир в горизонтальное положение. К сожалению, мне это так и не удалось, поэтому я решил пойти вслед за мастером, надеясь, пока тот будет ворчать и собираться, немного полежать. Первый шаг дался мне с большим трудом. Второй вызвал колебание почвы в желудке. На третьем я остановился.

– Эй, тролль, – раздалось мне в спину, – может, еще пивка?

– Лукка, я считаю, что ты слишком много пьешь, – отчитывал меня Скорпо, трясясь рядом. – Согласен ты со мной или нет, но многие твои проблемы от чрезмерного употребления алкоголя. Вот, к примеру, с чего началось наше, так сказать, “знакомство”? Ты со своим другом троллем упился в Уилтаване. И что случилось дальше? Ты попал в городскую тюрьму и чуть не погиб. Если бы не я, то тебя бы уже давно склевали вороны.

– Тут вы не совсем правы, мастер, – резонно возразил я, – упился не я, а Большой Оз. Просто я полез разнимать в целях сохранения здоровья и конечностей окружающих. А Оз, не разглядев, кто перед ним, саданул меня по башке. Мэтр, там была такая толчея!

Однако это не уняло Скорпо, и он продолжал “учить”:

– Ну а следующая твоя пьянка привела к резне в Талат-Галене. Сколько эльфов полегло в той сече? Не знаешь?! Мне рассказали. После твоего приезда туда, говорят, трупы жгли целыми стогами.

– Что, правда? – Я был искренне поражен. – Странно, я и не думал, что на той свадьбе полегло столько народа. – Меня вдруг посетила нехорошая мысль: – Выходит, они после моего отъезда еще продолжали гулять? Тогда сколько же они все выпили! Или Оз, очнувшись, навел там свои порядки, по привычке меня “спасая”?!

– Парень, ты о чем? – опешил маг.

– А вы?

Возникла длинная неловкая пауза.

– Разберемся, – вслух решил Скорпо.

– Обязательно разберитесь, мастер! – поддержал его я. – А то что же это такое! Не то Ватгиль выпивку зажал, не то Оз делов там натворил! И так и так какая-то хрень получается!

– Да-да… – отрешенно кивнул маг, – получается… Впереди показались макушки Заблудшего Леса.

– Хорошо, а погром в Кинблоу? Тебе не хватает лавров “ночного охотника” – ловчего преступников? Или для полного счастья тебе захотелось иметь в числе врагов самого известного разбойника Семи Дорог?

– Вообще-то это был честный поединок. И если мы там чего-то походя разнесли, я разнес… так это… – Вот тут мои аргументы кончились. Почти. – Все равно к нам никаких претензий не предъявили! Так чего же вы, мэтр, расшумелись! По поводу вчерашнего? Ну, расслабился немного, ну, голову потерял. Так ведь не каждый же день такое. Да и здесь к нам вроде никаких претензий не было. Даже “спасибо” сказали.

– Оправдания алкоголика, – пробурчал Скорпо.

– Между прочим, – обиделся я, – кто бы говорил!

– Ты это о чем? – отодвинулся колдун.

– Кто нализался в Заблудшем Лесу, а наутро очнулся в бочке с водой, не помните? – Я нагло вперился в колдуна. – А уходя из Кинблоу, не помните, кто еле волочил ноги?

– Так ведь холодно было, я весь замерз! – начал защищаться колдун.

– Не повод, – грубо отрезал я, – одеваться теплей надо, а не шляться в одной простыне!

32
{"b":"21937","o":1}