ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Скоты, убью! – С этими словами она прямо с кровати прыгнула на нас.

Мы дружно расступились, давая монашке пролететь мимо, прямо в дверь, на спину брату Анисиму, сходившему по лестнице.

– Так, где ее вещи? – начал действовать Куп.

– На полу, наверное.

Чего больше всего мне сейчас хотелось, так это огромный кувшин ледяного пива. А лучше даже два.

Эльф наконец-то отыскал тряпки Винетты и попытался натянуть их на голое тело. Я было ринулся ему помогать, хотя о некоторых предметах ее одежды мог только догадываться. Внизу послышалась отборная ругань – видно, Элга в клубке с братом Анисимом наконец достигла первого этажа, и теперь, судя по некоторым фразам, дедушка безуспешно отбивался от сестры.

– Все, уходим, – сказал эльф, – берем ее как есть, а там разберемся!

По приближающимся звукам было понятно, что, помимо вышвырнутой тетки, сюда двигалось еще и подкрепление. Подхватив девчушку на руки, я ринулся по коридору в другой конец казармы, к окну, выходившему в сад. Эльф бежал сзади, вытащив из-за плечных ножен меч, готовый к любым неожиданностям.

Когда до цели оставался шаг или два, толпа полуодетых преследователей ворвалась в коридор. До земли в принципе не очень далеко – всего два моих роста, поэтому я решил прыгать. Единственным “но” в этом плане была добротная деревянная решетка с прутьями по толщине что моя рука.

– Так, слушай сюда. – Я передал Винетту эльфу. – Сейчас я спущусь вниз, а ты потом сбросишь мне ее на руки.

– А решетка? – принял ношу Куп, в то же время не выпуская меч из руки.

– Давай подробности потом.

Я возложил руки на прутья, затем, подпрыгнув, уперся ногами в стену около окна и попытался разогнуться. Как Куп, да еще груженный девушкой, умудрился вжаться в стенку коридора – ума не приложу! Я пролетел мимо него с остатками прутьев в руках и врезался в первую волну разошедшихся монахинь. Толпа уткнулась в меня, образовав небольшую запруду. Кто-то заехал мне по спине, укусил за ухо, не побрезговали и задницей. В ответ я, не глядя, отмахнулся рукой, стряхнул с плеча чьи-то зубы и с криком “Куп, я жду!” сиганул в окно.

Приземление пришлось на дерево, по-моему даже на ель. Врезавшись животом в ствол, я понял, что если бы немного правее, то о своих детях мне бы пришлось только мечтать.

Слетев по стволу, как по веревке, вниз, изрядно поцарапавшись и измазавшись, я проорал “Давай!” и, вытянув руки, занял место под окном.

Девушка вылетела из окна прямо ко мне в объятия, следом ее тряпки, удачно упавшие мне на голову, так что на время я просто ослеп. Когда я освободился от всего этого, то в окне уже гарцевал эльф ко мне спиной, видимо размахивающий своей железкой перед носом у противника.

– Куп, хорош там тебе! Прыгай, я ловлю!

То ли эльф, прыгнув, зацепился за подоконник ногой, то ли монашки постарались, но упал парень прямо головой вниз, заехав мне ею в лоб. Отмахнувшись от налетевших птичек и звездочек, я поставил парня на ноги.

– Уходим, – теперь уже командовал я, – иди впереди, не прячь меч, может, пригодится! И перестань ты искать землю – она под ногами. Вперед!

Такого сада я раньше не видел – помимо елей и просто фруктовых деревьев, как подобает быть в нормальном саду, здесь были такие породы, о каких я раньше и не слышал. Но больше всего меня поразили круги на песке с натыканными рядом камнями разной величины. К сожалению, любоваться этим было некогда – мы спешили.

Впереди, чуть пригнувшись, шел эльф с мечом в одной руке и стоулом в другой. В хвост ему бежал я с девушкой на руках. Слава Небесам, наш путь не был таким увлекательным и богатым впечатлениями, как поход за Винеттой в монастырские казармы. Девушка так и не приходила в себя, видимо, она, что называется, перебрала. Ладно, будем надеяться, что все обойдется…

Впереди замаячил монастырский двор, точнее, то, во что он превратился. Такую картину обычно рисует воображение под впечатлением описания осады и штурма какого-нибудь баронского замка. Дым, разбросанные лоскутки разорванных одежд, щепки, грязь, стонущие и молчащие тела. Да, кто-то повеселился сегодня на славу!

Переведя дыхание и быстренько осмотрев окрестности, мы кинулись к нашей перевернутой кибитке. Странно, что нас никто не преследовал, хотя, по моему разумению, за учиненный здесь погром кто-то должен был заплатить. Именно поэтому первое, что мы сделали, так это как следует вооружились. Мы оба достали луки и колчаны, а я еще прицепил на пояс свой топор. Эльф набросил на себя легкую, до колен, кольчугу и водрузил на голову остроконечный шлем, скрывающий полностью лицо переплетенными железными нитками.

Укрыв Винетту шкурами, мы решили сходить за нашими лошадьми, а заодно, если посчастливится, и за нашими друзьями. Конюшня находилась почти рядом, надо было просто пересечь двор, и все! Когда мы подошли к незакрытым дверям сарая, навстречу, шатаясь и отплевываясь, вышел Дырявый Мешок. Ощупывая изрядно поредевшую бороду, он недобро зыркнул в нашу сторону:

– Не ходили бы вы туда, ребята, – и, еле передвигая ноги, побрел к повозке.

Мы с эльфом переглянулись.

– Гном зря не посоветует, – начал Куп, – может, пока пойдем посидим где-нибудь, а когда все утихнет, заберем наших жеребцов.

– Всех пятерых? – Я с любопытством пытался заглянуть за открытую дверь, но внутри было темно и потому плохо видно. – Куп, дружище, я с тобой согласен, но мне бы хотелось унести отсюда ноги. И чем быстрее, тем лучше. Я так разумею, что, когда хозяева очнутся, нам выставят такой счет, что мы до самой смерти будем его отрабатывать.

– Это точно, – оглянулся эльф на царивший вокруг беспорядок. – Давай так: я схожу внутрь, а ты пока постой здесь на стреме. Хорошо?

– Знаешь, Куп, – предчувствие не очень хорошего заворочалось у меня где-то слева, – давай лучше никто никуда не пойдет, а? Давай походим, поищем нашего Странника в другом месте.

– Он ведь там, – непонимающе мотнул головой эльф в сторону конюшни.

– Я знаю, но пойдем поищем в другом месте… – Я попытался улыбнуться во все зубы.

– Лукка, с тобой все в порядке? – отступил на шаг Куп.

– Ну-у… – Я, замявшись, умоляюще поглядел на товарища. – Понимаешь, в чем дело, сейчас мне бы очень хотелось зайти в этот сарай, забрать нашего друга, а заодно и наших лошадок. Но, с другой стороны, меня просто воротит от мысли заходить туда.

Брови у Купа удивленно изогнулись.

– Почему?

Собравшись с духом, я выпалил:

– Потому что я еще молод, чтобы увидеть то, что сейчас там происходит!

– Ты полагаешь… – прищурился эльф.

– Я не полагаю! Я знаю! Сейчас там происходит то, что происходит в стойбище гархэз гоблинов каждую весну! И, поверь на слово, не дело молодому порядочному троллю любоваться на это!

– А… – начал было эльф и тут же захлопнул пасть. Он долго вглядывался в мои глаза, будто хотел что-то спросить, а затем-таки задал вопрос: – А откуда ты знаешь, что у них, у гоблинов то есть, там происходит?

Я покраснел, побурел и отвернулся, не находя слов.

Здесь, словно мне на выручку, приоткрылась дверь конюшни, и из нее на свежий воздух выступила бабища в помятой коричневой рясе, обильно обсыпанной соломой, и туманом в припухших глазах.

– О! ребятки!.. – Она обвела нас мутным взором. – Вы за своим другом, да? Ну, так вы немного потерпите, его сейчас… – она захихикала, – скоро отпустят… – Она вдохнула воздух всей своей мошной грудью. – А вот если бы вы присоединились к нему, то вашего дружка отпустили бы намного раньше… – Монахиня, не удержав равновесия, сползла по стеночке вниз, раскинув ноги в стороны и завалив голову набок.

Минута молчания. Солидного мужского молчания. После чего, не сговариваясь, мы обнажили оружие и ринулись внутрь.

Как только мы миновали ворота, раздался призывный вопль Дио:

– Парни, сюда!.. Не могу больше…

Дальнейшее, в смысле того, что я успел увидеть, описать трудно, но попробую. Кентавр валялся стреноженным на дощатом полу, руки связаны за спиной, в потухших глазах слезы и ненависть. А вокруг… Где-то около полусотни разошедшихся от долгих постов и воздержаний полуодетых женщин.

40
{"b":"21937","o":1}