ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ихтабе садэ волтп сноу Рох-Тилион!

– Лошадку зовут Рох-Тилион, – перевел кентавр.

– А что Скорпо ему сказал? – шепнул я переводчику.

– Не знаю… это не эльфийский.

– И даже не гномский, – включился эльф.

– И уж точно не язык орков, – добавил Дырявый Мешок.

– И не тролльский, – с сожалением вздохнул я.

– Да заткнитесь вы там все! – вывернул башку колдун. – Это на ленивитанском!

– А-а-а! – понимающе кивнули мы. – А где это?

– Дорта вис, Рох-Тилион анэроус Бунп Лоуусу витралмэ-э-э… – осекся колдун, сделав шаг назад.

Тилион, наклонив голову, угрожающе выставил рог и начал бить копытом о каменный пол, как перед атакой.

– Ты чего ему сказал, чудо в звездах? – разминая пальцы, прищурился Дио.

– Пожелал ему здравия и намекнул отдать книжечку.

– Дипломат, ядрен корень! – фыркнул гном. – Учись, как надо!

Он вышел вперед, отвесив низкий поклон до земли.

– Здрав будь, о… – Дож глянул на колдуна.

– Рох-Тилион, – подсказал волшебник.

– Точно! Здрав будь, о Рох-Тилион! И да пребудет благословение на твоих плечах, и да продлятся годы твои на это-о-ой!..

Тилион, злобно фыркнув, сделал еще один шаг вперед, явно наметив цель.

– Вообще-то бедолагу сослали сюда до конца жизни, – пустился в объяснения колдун, – надо же кому-то охранять реликвии, присматривать, что тут и как. У богов ведь тоже на все глаз и рук не хватает… – Он судорожно что-то выискивал в своей писанине. – А вот… наверное!

– Лака лэй ваут халъ-со спора… – Единорог перестал вести себя агрессивно и вроде как настроился на переговоры.

– Стампа вуто лоо вих Рох-Тшион\ – торжественно вскинул руку колдун. – Аэ сил'ин карауф Бунп Лоу-усу!!! – еще торжественнее закончил маг, откидывая свиток и разведя руками: “Во я какой!”.

– И как он себе только язык не сломал? – выдохнул я на ухо эльфу.

– Практика. – Тот не мигая вместе с остальными смотрел, как единорог сел, подогнув задние копыта, в позу дворняжки – “готов служить и защищать”.

– Теперь ваша очередь, сударыня. – Отобрав посох, Скорпо подтолкнул Винетту вперед.

Она пошла к Тилиону, колдун семенил рядом. Готов был спорить, ноги, как и все остальное, у девчонки дрожали и не слушались ее.

– Положите правую ладонь ему на лоб! И теперь скажите… НЕ ПОНЯЛ! – вытаращился колдун.

Единорог мотнул головой, высвобождаясь из-под руки девушки.

– Я не понял, ЧТО ЭТО ЗНАЧИТ?! – задрожал голос мага. – Ты что делаешь, скотинка единорогая?!

Мы с парнями подошли поближе к месту действия.

– СИДЕТЬ! – орал, плюясь, колдун. – Сидеть на месте, я сказал! Кто-нибудь, свиток сюда! Быстро!

Эльф одним прыжком слетал туда и обратно, принеся требуемое. Маг схватил бумагу, вчитываясь в строчки.

– Лака лэй ваут… – начал мастер Скорпо по новой.

Единорог остепенился и по окончании чтения вновь уселся, как раньше.

– Так, хорошо, – облизнул пересохшие губы маг. – Винетта, когда положите руку ему на лоб, прочтите вот эти слова, – он ткнул пальцем в свиток.

– Вы что, издеваетесь? – вспыхнула та.

– Тихо, тихо! Что такое?

– Господин маг, думаете, я умею читать эти каракули?

– А, понял! Значит, так, первая фраза “лшс траухф”. “Х-Ф” последние. Повторите. Она повторила.

– Отлично, потом я подскажу остальное. – Колдун тяжело выдохнул: – Ну, с богом! Вперед!

Винетта, также вздохнув, осторожно положила руку на лоб единорога.

– Лаус траухф, – начала она.

Тилион проснулся и стал подниматься на ноги.

– ОТРОДЬЕ ВАШИ ДУШИ!!! – взревел колдун так, что мы все, включая и единорога, отскочили от Скорпо подальше. Так, на всякий случай.

Скорпо… заплакал. Слезы бессилия потекли по его щекам. Он тряхнул головой, рванул воротник в сторону и медленно, крадучись, пошел на девушку.

– Так! Тебя зовут Винетта Вильсхолльская?

– Да…

– Дочь короля Гиера Одиннадцатого?

– Да.

– Полное имя Винетта де Ла'Дэй Гиер, принцесса Вильсхолльская ?

– Да.

– Родилась в 9253 году?

– Да.

– Месяц Водяного Тополя, первая его декада?

– Откуда я знаю? Четвертый месяц 9253 года от создания миров. И хочу заметить, уважаемый маг, что невежливо при всех говорить о возрасте дамы!

– Конечно-конечно… – обреченно отвернулся Скорпо и спросил забившегося в угол единорога:

– А тебя-то точно Рох-Тилионом зовут?

– Вах-вах, – пособолезновал Дио, – что-то не так, о Властелин Мира?

– Пошел в схад, коняга бешеная! – развернулся колдун. – Пошел в схад и не… и не… – его заклинило и явно что-то осенило. – Милая девушка, – кисло улыбнулся он, вытирая рот. – Боюсь показаться невежливым и даже грубияном и хамом, но обстоятельства таковы, что я вынужден задать вопрос, который вправе задавать только отец, мать и священник! Итак… – он вжал голову в плечи, – вы… девица?

Сзади громко хмыкнул кентавр. Винетта побледнела, затем покраснела и сложила руки на груди.

– Ну не юноша же, господин волшебник!

– Я это вижу… – шагнул вперед маг. – Вы прекрасно поняли мой вопрос. Поэтому я не буду его повторять. Итак?..

Винетта гордо отвернулась, но не тут-то было. Скорпо, подлетев, схватил ее за плечи и, не обращая внимания на эльфа, рвущегося из наших объятий на помощь любимой, проорал:

– Ты была с мужчиной или нет? Отвечай!!!

– Да! Да! Была! – Девушка кое-как отбивалась от рук колдуна. – Я что, не вправе делать что хочу? Или я не хозяйка сама себе!

– Все… – колдун опустился прямо на пол у заветной стены, – это конец… Причем полный!..

– Дело в том, господа, – деловито объяснил Дио, – что единороги общаются, а значит, и слушаются только девственников. Именно поэтому многие белые маги сходят с ума от многолетнего воздержания, так как им необходимо быть совершенно безгрешными, подобно Созданиям Неба. Вот был один случай…

Стены пещеры затряслись. Из-под земли пошел гул, пол задрожал.

– Что это? – вскинулся маг. – Боги! Ведь начинается, начинается! – Он заметался по пещере. – Что делать? Что делать?!

– ЛУККА!!! – На меня таким голосом даже мамуля не кричала. – Хватай единорога, быстро!

– Как хватать?

– Как-как! За шею! Быстро, время уходит!

Я подскочил к единорогу и как можно осторожней обнял его. На удивление, Рох-Тилион не дернулся, а даже… прошелся по моей щеке своими бархатными губами.

– Опаньки! – послышалось сзади, по-моему, это был Дож. – А я думал, что наш тролль просто придуряется. Ну что ж, бывает, бывает! Думаю, у парня все еще впереди!

– Что дальше, мастер?

– Давай подводи его к стене. Подвел? Молодец! А теперь… его рогом со всей силой ткни в стену! В любое место! Давай!

Я попробовал, но лошадка, поняв, что от нее хотят, развернулась, явно намыливаясь на выход.

– Хватай его! Окружай! – заплясал в истерике маг.

Как у меня получилось, не знаю, но я умудрился-таки оседлать эту взбесившуюся скотинку. Единорога в смысле.

Я как-то упоминал, что ездить верхом не умею. Потому как ни одна лошадь просто не может меня выдержать. Тилион не стал исключением. Его зашатало, понесло вбок. Скорпо попытался схватить его за гриву, но прикосновение того придало единорогу сил. Он взбрыкнул раз, другой и, явно не осознавая, что делает… ткнулся рогом в ту стену.

Камень разорвало. Осколки просвистели над головой, повалил удушливый дым. В образовавшуюся брешь кувырком влетел я, следом, едва держась на ногах, и сам Рох-Тилион.

Я угодил лбом во что-то твердое, пыльное и холодное. Перекатившись в сторону, сквозь мрак подземелья я разобрал, что это была невысокая каменная тумба с коробом наверху.

В проломе показался Скорпо, тащивший за собой Винетту.

Рывком поставив ее перед ларцом, он что-то ей приказал. Девушка, понурив голову, взяла с постамента ларец и протянула его волшебнику. Тот, помахав над ним руками, не иначе как разгоняя паутину, открыл крышку.

55
{"b":"21937","o":1}