ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ладно, – сказал кентавр и вытащил двуручный меч, позаимствованный из арсенала Скорпо, – пошли искать то, за чем приехали. Кузница должна быть где-то в конце деревни. Куп, давай с Винеттой внутрь, да сам наготове будь, мало ли что, сам понимаешь.

Кузня действительно была в самом конце деревни, прямо у стены частокола. Дверь открыта, заходи кто хочешь, делай что хочешь. Дож велел растопить печь и, как “прирожденный кузнец и мастер этого дела”, принялся за работу. Несмотря на то что “из меня вышел бы классный молотобоец”, меня на пару с эльфом выставили наружу на погляд. Винетта наотрез отказалась выходить из кузницы и, забившись в уголке, молча смотрела, как пылает огонь, раздувается горн.

От нечего делать я обошел кузню вокруг. Невдалеке от нее частокол был кое-где попорчен, а в одном месте его просто разнесли в щепки. Любопытства ради я выглянул в дыру, уже зная, что я там увижу. Точно! В двухстах, ну, чуть больше, шагах от деревни находилось людское кладбище. Почему людское? Да ведь только люди, хороня своих, ставят сверху могильных холмиков большие деревянные кресты. Правда, сейчас эти кресты валялись вокруг на земле. Я прошелся до могил. Почти все они пустовали, только две или три из них имели такой вид, будто под ними копошилась стая пьяных червей. Или они были просто… свежими?

Я осмотрелся и углядел еще пару таких же могил подальше. Взяв поудобнее топор и вынув из ножен меч, стараясь ступать как можно тише, я начал осторожно пятиться обратно к деревне, проклиная свою дурную башку и такое же любопытство.

Был момент, когда мне захотелось броситься наутек. Все эти разговоры про мертвых, которые поднимаются, про живых, которые пополнят ряды тех, кто их убил… Не зря говорил дедушка Кове: “Если тролль развесил уши, то в них может поместиться весь свет и еще две сказки!” У частокола меня встретил встревоженный Куп с луком наизготовку.

– Что там? – Эльф даже не стал говорить, что он имеет в виду, но я прекрасно понял его. – Или просто показалось?

– Надеюсь, показалось. – Меч вернулся в ножны. – Долго им там еще? – Слышались звуки тяжелых ударов металла о металл.

– Заканчивают, пошли.

Действительно, подковка уже подходила к концу. Когда последний гвоздь был вбит, Дио обнял лошадь, что-то шепча ей на ухо. Гном вытирал руки ветошью, довольно щурясь на полуденное солнце. Я направился к нему, намереваясь посвятить его в свою находку.

– Знаешь ли ты, о друг тролль, что больше всего на свете после дружбы, выпивки и странствий ценит гном? Не знаешь! А я тебе скажу: хорошую мужскую работу! – Он улыбнулся, вытирая пот с груди и подмышек. – Пивка бы…

– А мне бы смотаться отсюда, да поживее. Дож, там, за околицей деревни… – начал я было свой рассказ.

– Ой! – пискнула Винетта.

Отпихнув от себя в глубь кузницы гнома, я, разворачиваясь, уже заносил топор, ища глазами цель. Ухо уловило слева звук натягивающегося лука и лязг стали. Я принял стойку, готовый ко всему. Где они?! ДАЙТЕ МНЕ ИХ!!! Страх, засевший в душе, передавался рукам и затаился на острие ахаста, готовый перейти к другому. А этот другой уселся на попку и, поставив перед собой две дрожащие лапки, жалобно тявкнул, преданно заглядывая всем сразу в глаза.

– Ой, щеночек! – хлопнула в ладоши девчонка.

– Ага… он самый…

Я ожидал увидеть кого угодно, только не мордастого черной окраски существа со свисающими ушками. Я сел на первое, что попалось под зад. Это что-то заверещало и попыталось пихнуть меня в бок.

– Ой, Дож, извини! Не заметил. Эй, Куп, можешь расслабиться… ЭЙ! КУП!!!

Эльф, выкатив глаза, смотрел за спину кентавра. Тот, боясь пошевелиться, чуть кивнул товарищу:

– Только не надо меня сразу убивать… Может, мне… для начала… нагнуться?..

– Да…

Дио еще не упал, как стрела, свистнув, срубила с ног похожего на мертвеца человека.

– Дио! – взревел гном. – Быстро запрягай! Уходим! – И сам, выхватив из кучи с вещами взведенный арбалет, выстрелил в поднимающегося с земли мертвеца.

– Жакхе! Мертвецы! Днем! Плохо дело. – Отбросив пустой самострел в сторону, гном поднял из той же кучи топор, швырнув ногой оставшуюся одежду в сторону Винетты: – Собирай шмотки и в повозку, живо! – А сам, подскочив ко мне, занял позицию рядом. – Ты хотел мне про это рассказать?

– Да, только тогда они были еще в земле. – Я, отложив топор, заряжал лук. – А вот и подкрепление!

Стрела слетела с тетивы навстречу так неудачно вылезшему из-за угла второму мертвяку. Эльф отходил, посылая стрелы в наступающих.

Они шли медленно, смотря мимо нас белесыми безжизненными глазами. Одна из моих стрел влетела ближайшему прямо в лоб. Его отбросило назад, и голова, расставшись с плотью, отлетела в сторону. Из раны на землю полился гнои, еще какая-то тошнотворная дрянь. Обезглавленное тело задергалось в судорогах, размахивая руками перед собой, хлопая по земле, ища свою башку.

– Готово, залазь! – рявкнул кентавр, выгарцовывая со своей двуручной железкой. – НУ, КТО?!

Нас и не надо было долго упрашивать. Повозка развернулась и, ведомая кентавром, рванула с места, набирая скорость. Подпрыгивая по кочкам, мы вылетели из проклятой деревни, оставив за собой смерть и ожившие трупы.

Отъехав на порядочное расстояние, мы сбавили ход. Отдышавшись, гном заставил нас осмотреть друг друга на предмет случайных ранений.

– Хоть эта дрянь до нас и не коснулась, но все же! И еще, – Дырявый Мешок как был в переднике на голое пузо, слегка задыхаясь, обратился к Винетте: – Девочка, а где моя одежда?

Винетта Вильсхолльская виновато улыбнулась, прижимая к груди высунувшего розовый язычок щенка.

Взошла молодая луна, рассеяв вокруг по небу звездную муку. Под этим светом мы и добрались до Перекрестка Семи Дорог. Тяжелая рука вымотанного дорогой кентавра обрушилась на запертые дубовые ворота “Южного Тракта”.

– Открывай, хозяин, – пробасил Дио, – открывай, или я найду в себе силы разнести эти двери!

– Друг, – подгреб к нему эльф, – можно одно маленькое замечание?

– К сатирам все замечания! Я хочу пить и есть! А еще я хочу нормально вытянуть копыта! – проорал кентавр и врезал по двери так, что она задрожала. – Хозяин, гаргулью тебе в печень! Заснул там, что ли?

– Дио, подожди, – попытался отодвинуть кентавра в сторону эльф, – всего одно мгновение! Пожалуйста…

Кентавр молча отодвинулся. Эльф, с ухмылкой глядя на друга, открыл ворота, потянув половинки на себя.

– Правь, Дож! Здесь открыто. Когда повозка вкатилась во двор, Куп повернулся к нахмуренному кентавру:

– Если хочешь, можешь присоединиться к нам, а так – можешь еще вволю позаниматься открыванием.

Ворча и поминая людскую, эльфийскую, гномскую и другие неблагодарности, Дио присоединился к нам. Выгрузившись, мы только сейчас заметили, что нас никто не встречает. Странное дело, во всех постоялых дворах обязательно есть пара слуг, бдящих всю ночь на случай ночных гостей, а тем более здесь, на Перекрестке Семи Дорог, где путники могут заглянуть в абсолютно любое время! Хотя, если взять последние события…

– Так, лошадей не распрягать, девушка остается в повозке. Дио, доставай свою железку, будь готов ко всему! – скомандовал Дож.

– Думаешь, будет продолжение дневного увеселения? – Эльф надел колчан поверх кольчуги.

– Боюсь, что да. Лукка и ты пойдете первыми, мы здесь. Если все чисто, то выгружаемся и ждем рассвета. Ну а если нет, то придется двигать до Уилтавана без передышки.

Когда я был здесь в последний раз, трактир выдержал основательный ремонт, хотя и выражался он только в перемене цвета стен, мебели и так, по мелочам. Во всем остальном это был тот же заезжий угол, где останавливались путешественники, дабы скоротать ночь, согреться, утолить с дороги жажду, поесть, починиться, узнать новости и сплетни. Зайдя сюда, никогда нельзя было предвидеть, кого здесь встретишь. Сегодня здесь никого не было… Гостиный зал пустовал. Два из трех центральных длинных стола были перевернуты. Все остальные малые столы, что стояли вдоль стен и по углам, впрочем, как и лавки и стулья, годились теперь только на то, чтобы ими развести огонь. Но не это заставило меня замереть, оступившись. Факел в моей руке осветил скользкий от крови пол… Моя правая наступила на секиру, валявшуюся рядом с чьим-то дорожным мешком. Эльф, наткнувшись на очаг, набросал туда деревяшек и подпалил. Нехотя занялся огонь, освещая помещение. Я всматривался в тлеющий полумрак, рассматривая учиненный погром. Куп, готовый к любым неожиданностям, то сильней натягивал тетиву, то слегка отпускал ее. Свет достал до дальней стены, где была стойка хозяина и дверь на кухню. Эльфийский лук выгнулся до предела, правый глаз Купа прищурился – он был готов стрелять. Приподняв факел повыше и ухватившись за самый конец топорища, я прикинул, во что целится эльф, и попытался сам разглядеть цель.

59
{"b":"21937","o":1}