ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Отлично! – Шер сгреб со стола коробочку и, раскрыв ее, вытащил колоду карт. – Уверен, мы отлично проведем это время! Господин Айдо, вы не против, если мы ненадолго займем ваш прекрасный дом?

– Сделайте одолжение! Мне тоже будет интересно посмотреть на двух великих игроков, так сказать, в действии. Только я бы советовал вам переместиться в другую комнату, там и стол поудобней, и опять же есть очаг.

– Я не против, – встал Шер. – Куда идти?

– Я провожу, – поднялся и Айдо, – прошу за мной.

Мы зашли в комнату, как и обещал хозяин, с нормальным, а не низким, возле самого пола, столом и очагом в стене. Ильд-Ми с одним из Храу быстренько разжег огонь, другой принес свечи.

Игроки сели друг против друга с самым скучающим выражением морд. Как будто по заказу, в комнату вбежала пара орков, вооруженных большими корзинами. Расставив по столу посуду, бутылки и закрытые блюда, они ретировались, аккуратно прикрыв за собой дверь.

– Может, кто-нибудь из присутствующих захочет выпить и закусить, – объяснил бандюга. – Господа, прошу вас, присаживайтесь. В течение всего времени, что я буду находиться здесь, вы, а значит, и ваши друзья-торговцы будут в полной безопасности. Итак, господин гном, – Шер уселся поудобней на своем стуле, – засучим рукава?

Мне позволили сидеть рядом с гномом. Во-первых, мне было интересно, во что и как они играют. Надо сразу же сказать, что из всех игр, в которые играют за столом с помощью этих четырехугольных разрисованных бумажек, я знал и умел только в “олуха”, или в так называемого “дурака”. Такая вот тролльская народная игра. Здесь все было по-другому и, главное, непонятно, а соответственно и неинтересно. Со стороны поначалу выглядело так: двое с абсолютно каменными лицами смотрят в свои карты, говорят вслух цифры и суммы, потом меняют одну-две-три-четыре-все-ни одной карты, опять смотрят в них, снова называют цифры и суммы, после чего показывают друг другу свои картинки, и один из них загребает себе ту кучу монет, которую они накидали на стол по ходу дела.

– Ставлю тридцать. – Гном, положив свои карты рисунком вниз, отсчитав и кинув в общую кучу шесть золотых монет, налил себе винца.

– Хорошо, и добавляю еще столько же. – Шер повторяет действия гнома один в один, все то же, кроме суммы денег.

Они наливают себе пивка и прикладываются к кружкам, при этом умудряясь не сводить друг с друга глаз. Смотрю на них – ну просто Винетта с Купом!

– Мне две, – объявляет полуорк, отодвигая от себя пару бумажек.

– Пожалуйста. – Гном вытаскивает из стопки две карточки. – А мне, если позволите, одну.

Поторговавшись еще, они показывают свои наборы.

– Каре…

– Отродье! У меня фул!

– Не переживай так, гном, игра только началась!

Гном исподлобья сверлит глазами противника и тасует колоду.

Так продолжается целую ночь. Мои глаза режет сон и табачный дым. В голове все мутится от однообразия: карты, монеты, непонятные слова, карты, кружки, карты, блюдо с кусками жареной курицы, стаканы, карты, монеты, карты… карты… карты…

Проснулся я по естественной причине. В комнате, кроме Дожа, Шера и меня, никого нет.

– Вы поспали бы, мужики, – предложил я по возвращении с улицы, – не ровен час еще умом тронетесь, а нам еще с гномом аж до Уилтавана топать.

– Доберетесь… – пялит красные глаза в свои карты Шер, – если что, ребята проводят… Ставлю две сотни!

– Не многовато? – подперев голову рукой, рассматривает картинки Дож. – А! Глупить так глупить, гну я твои сотни!

– Рискуешь… мне две…

– А мне одну!

– Ну, как скажешь. – Шер поднял мутны очи. – Сколько… или пасуешь?

Дож долго изучал свои карты, потом, отложив их в сторону, еще дольше рассматривал полуорка. Тот производил те же действия.

– У меня здесь осталось три сотни… – проскрипел Дырявый Мешок, – ставлю все и вскрываюсь. – Гном отодвинул все, что осталось, дальше по столу.

Шер еще раз оценивающе глянул на свой набор и двинул навстречу гномской кучке золота свою.

– Вскрываемся… – И одну задругой выложил пять карт. – Девять пик, девять треф, дама червей, дама бубна…

– Две пары? – радостно подскочил Дырявый Мешок.

– Где? А? Нет… У меня еще… – Шер повертел в руках картинку. – Червовая… – Он помедлил. – …Девятка!

Гном налил себе вина, выпил, налил еще:

– Фул?

– Да… – Шер кивнул. – Мне жаль, Дож! Гном взглянул на бандюгу и, ничего не ответив, одним глотком осушил стакан до дна.

– Лукка, – вытер он с бороды капли вина, – зови Айдо, нам пора…

– А что меня звать? Здесь я, – вошел учитель. Он обвел глазами стол, гнома и Шера. – Даже не спрашиваю. Дож, ты меня прости, конечно, но только интересно. Ты так крупно проигрался в первый раз в своей жизни?

– Второй. – Гном вглядывался в свой стакан. – Шестнадцать лет назад… Аллу Слепцу… – Он допил остатки. – Был такой игрок.

– Прими мои соболезнования, если, конечно, от них тебе будет легче. Ладно, к делу, я поговорил с ребятами, если хочешь, Ильд-Ми может с тобой пойти. Разумеется, не абы что, но хоть не зря сюда приходил.

– Спасибо, но, думаю, не стоит. – Дырявый Мешок завязывал шнуровку на рукавах. – Я знаю, он тебе как сын, а я зову не на гулянку. Парень он слишком горячий, а я уже слишком стар, чтобы тянуть его за собой в могилу. – Он поднял голову. – И так тяжко бывает по земле ходить!..

– А его, – Бор-От кивнул на меня, – тебе не жалко?

– Он уже успел влезть в это дело по самые уши. Так что…

– Господа, а в чем дело? – встрял Шер. – Может, я смогу чем-нибудь помочь?

Дож глянул мельком на бывшего противника и принялся дальше приводить свой костюм в порядок.

– Бойцы ему нужны. – Айдо, присев за стол, с любопытством перебирал лежащие на столе карты. – Хорошие бойцы. И много…

– “Много” – это сколько?

– Столько, чтобы вкупе с гарнизоном Уилтавана, при поддержке эльфийских стрелков и троллей вогнать обратно в землю поднявшуюся мертвечину.

– Один момент, господа! – заинтересовался полуорк. – Так то, что говорили про Перекресток Семи Дорог, правда?

– Может, и правда, – проворчал я, сокрушенный расстройством гнома. – Смотря что болтали!

– Говорили, что какой-то колдун-чернокнижник вызвал всех мертвецов по Тракту и во главе с ними движется на север, к Уилтавану, пожирая всех на своем пути.

– Ох, страсти-то какие! – по-бабьи протянул гном. Затем встал и, оправив на себе одежду, хлебанул винца напослед. – Да, поднялись. И идут на север. И думаю, пока доползут до столицы, тех, кто придет им противостоять, будет недостаточно. И чем ты можешь помочь? Орками? Слуга покорный! Эльфы, а тролли тем более перережут их, как только встретят! Да и орки спокойно стоять не будут… А там, знаешь ли, каждый воин на счету!

– Жаль, – проронил Шер, – очень жаль, что старая вражда помешает нам присоединиться…

– Тебе “жаль”?! – поперхнулся Дырявый Мешок. – Боюсь показаться законченным хамом, но тебе-то что? С каких пор лесного человека стали волновать проблемы эльфов и людей! Сударь мой, поверьте на слово, если бы наши пути не перекрестились на дороге игры, то наша встреча на лесной дороге кончилась бы смертью одного из нас!

– Спасибо за откровенность, – сжал побелевшие губы Шер, – но позволь теперь и мне высказаться! Со времен создания миров на этой земле все враждует само с собой! Моря отвоевывают у суши клочки земли, небо уничтожает целые города, обрушивая сверху смерч и град. Я не верю в богов! Я верю в то, что все в этом мире враждебно друг другу! Все предназначено для того, чтобы убивать! Орк убивает эльфа, гоблин подстерегает гнома, человек объявил охоту на всех сразу! Одна раса объединяется с другой в борьбе против третьей, чтобы по окончании войны начать взаимное истребление. Клан против другого клана и с тем же “веселым” концом! Да, есть вражда! Первопричины? Ты, – он вдруг ткнул пальцем мне в грудь, – зовешься троллем. Можешь ли ты назвать причины, по которым бы ты или твой собрат перерезал бы глотку зеленой доходяге?

66
{"b":"21937","o":1}