ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сейчас Дож больше всего был похож на деревянного идола у Сорочьего Озера.

– Ну…

– Как только что ты видел, ко мне подходил соглядатай. Ты понял все правильно – он из племени орков. А еще он из племени тех лихих ребятишек, что не любят работать при свете дня. Для этого они предпочитают другое время суток. Надеюсь, ты понял, о ком именно идет речь. Увы, иногда я пользуюсь услугами существ такого сорта, племени и профессии. Так вот, гном, – мастер Скорпо тяжело вздохнул, – минут через десять эти бравые гномы, о которых доложил орк, окажутся здесь, в добропорядочном трактире “Южный Тракт”. И, как я понял, они ищут какого-то пройдоху, который выиграл у них, да еще не совсем честно (как оказалось), все деньги и в придачу уволок мешочек с чем-то жизненно важным для этих мужественных и честных парней. Ты случайно не знаешь этих добропорядочных ребят, Дож – Дырявый Мешок?

– Кто? Я? Первый раз о них слышу. Мастер Скорпо, господин маг, а разве мы не трогаемся в путь?

– Куда? На ночь глядя! Дож, друг мой! На улице сейчас темно и холодно, да и после такого плотного ужина просто необходимо посидеть у пылающего камина, погреть старые кости.

– А вот мне говорили, что после хорошего плотного обеда просто НЕОБХОДИМА прогулка для улучшения пищеварения и самочувствия!

– Думаешь?.. Ну, я не знаю. – Колдун опять тяжело вздохнул. – В принципе ты прав, но вот шея Лукки.

Из простого человеческого сострадания я бы не посмел тащить его в такой холод – сегодня просто ужасный ветер.

– Правда?! Странно. Когда мы заходили, был полный штиль.

– Погода, ничего не поделаешь!

– Господин маг, поймите правильно, мне просто необходимо, я бы даже сказал, жизненно необходимо тронуться в путь!

– Даже и не знаю, что сказать, гном. Надеюсь, такая поспешность никак не связана с твоими соплеменниками, которые рыщут в поисках какого-то шулера и вора?

– Ну что вы, ваша светлость! Я бы и сам с наигромаднейшим удовольствием помог этим несомненно достойным гномам в поисках и поимке негодяя. Но, увы, обеты, данные мной ранее, не позволяют мне, сударь, выполнить долг чести по отношению к вам, а также дождаться моих соплеменников, как подобает благородному гному.

Не помню, говорил я или нет, но я уже совсем запутался и ничего не понимал.

– Дож, ты вроде никуда не торопился? – решился я на уточнение обстоятельств происходящего.

– Лукка, дружок, ты просто запамятовал! – прошипел карлик.

– Да, судя по всему, кто-то из вас двоих действительно что-то запамятовал, – неизвестно кого поддержал маг.

Повисла неловкая тишина. Видимо, каждый думал о своем. Я, например, о том, с чего вдруг Дожу понадобилось уносить ноги, да еще так скоро. Вспомнилась сцена в коридоре тюрьмы, когда гном буквально раздел стражников… Стоп, стоп! Это что ж получается, неужели тот, кого ищет ватага гномов… и есть мой новый друг?

– Ну, я пойду, наверное… – привстал Дырявый Мешок.

– Конечно, конечно, – усмехнулся колдун.

– Хочу вас заверить, господин маг, что, как только я выполню свои обеты, я, без всякого сомнения, найду вас для оказания услуг вашей светлости.

– Без всякого сомнения! Гном вышел из-за стола.

– Вы позволите сказать несколько слов моему другу?

– Пожалуйста, только, надеюсь, ты не забыл, что времени остается все меньше и меньше для… выполнения обетов?

– О да! Я все прекрасно помню. Лукка, пожалуйста, отойдем.

Когда мы отошли в сторону, гном яростно зашептал:

– Висельник, прости меня за то, что бросаю тебя одного, но мне надо уходить. Поверь и еще раз прости. Обещай мне, что будешь осторожен, хорошо?

– Ну, если ты об этом просишь… – растерялся я.

– Парень, как только я закончу со своими делами, я обязательно найду тебя.

Мне стало грустно, как будто я прощался с ним навек.

Гном сжал мои локти (до плечей он просто не доставал).

– Удачи тебе, дружище. И я с тобой не прощаюсь Скоро свидимся.

Волшебник постучал пальцем по столу:

– Ты торопился, гном!

– Да, да, конечно. “Кастрел ман'эк тер баир таем унго ваирох тайве”. – Гном повернулся и, закинув на спину дорожный мешок, быстрыми шагами ушел с постоялого двора.

Было грустно. Тихо потрескивали свечи, от камина шло тепло. Я рассматривал кольца древесины на столе, колдун думал о своем. Трактир начал заполняться народом, ищущим ночлег и выпивку.

– Ну, что, парень, пора бы и нам на боковую. Завтра вставать ни свет ни заря. Я так понимаю, гном заплатил за комнаты?

Говорить не хотелось, я молча кивнул.

– Ты иди, я здесь еще посижу немного, подумаю. А ты давай, ступай – у тебя был насыщенный день.

Я встал и пошел к лестнице, ведущей наверх, к комнатам для гостей.

– Эй, мастер, – вспомнил я, – а как же те гномы?

– Какие гномы? – поднял маг голову.

– Те, что кого-то ищут.

Колдун пожал плечами и нехорошо улыбнулся:

– Понятия не имею – здесь Перекресток Семи Дорог, откуда я знаю, куда свернут эти недомерки!

К обеду мы подъехали к Заблудшему Лесу. Оказывается, колдун притащился за нами на повозке, запряженной двумя мулами. Раньше я думал, что колдуны, ведьмы и другая волшебная братия все как-то больше передвигаются по воздуху, о чем и сказал Скорпо. Маг ответствовал, что все это суеверия и предрассудки и что даже для самого мелкого волшебства нужны время и подготовка. Затем он спросил, а что знаю о магии я сам. Я честно и откровенно, как полагается настоящему троллю (об этом я уже упоминал), сказал, что знаю о волшебстве только из легенд, сказок и рассказов очевидцев. Колдун, удовлетворенный ответом, заявил, что принципиальной разницы между этими источниками нет, так как это все слова, а не “предоставленные неопровержимые факты, подтвержденные научной и материальной концепцией”. Из всех его слов я ничего не понял, но сами слова, их подбор заставили меня задуматься о бренности жизни и надвигающейся зиме в плане заготовки запасов. Не вижу здесь ничего странного, ведь нет “ничего хуже долгой зимы и голодного тролля вдали от стойбища”. На это мастер Скорпо сказал, что подобный вопрос никогда не был для него большой проблемой, так как у него всегда есть запас золотишка, а с ним не пропадешь. Когда же я поинтересовался, как • и с чем его готовят, то получил хороший приступ головной боли, выслушав подробнейший рассказ о попытках приготовления золотых слитков из свинца, ртути и еще всякой разной несъестной дряни, после чего убедился в правоте сразу двух изречений. Первое: “От науки сыт не будешь”. Второе: “Нуднее разговорившегося тролля может быть только разговорившийся ученый”.

На вопрос о том, какая служба мне предстоит в ближайшем будущем, мастер Скорпо уклончиво ответил, что всему свое время и не стоит торопить события, так как надо решать проблемы по мере их поступления, а не спешить им навстречу. На что я заметил, что в принципе с ним согласен, но хотел бы попасть домой до наступления собственной старости хотя бы потому, что дома уж точно будут волноваться, если меня не будет очень долго.

– Не бойся, Лукка, по прозвищу Висельник, я отправил орка с весточкой для твоих домашних.

– Боюсь, что в наших краях его просто не поймут, так как трупы не страдают большой разговорчивостью. И не потому, что наши отличаются негостеприимством, все дело в простой нетерпимости к этому племени, в давних обидах и паре-тройке набегов свинорылых в наши края.

– О, теперь я понимаю, почему этот хряк спросил с меня тройную оплату за этот, как мне казалось, пустяк…

– Да. И еще… Мастер, вы меня не дослушали. Мои будут волноваться не за меня (я уже более-менее взрослый мальчик), а за окружающий меня мир и его обитателей.

– Ты буйный?!

– Нет, просто я пошел в своего дядю по материнской линии, в дядюшку Ашура. А у него были проблемы с крепкими напитками.

– Сильно пил?

– Да нет, не очень, просто когда все кончалось, он только тогда начинал пьянеть. А уж когда доходил до кондиции, все ему казались гоблинами и орками.

8
{"b":"21937","o":1}