ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я слегка споткнулся. Правда, не из-за того, что хромать хотелось, а из-за того, что надо было попытаться вроде как невзначай поговорить с Ильд-Ми. Как ни странно, в ответ я получил легкий тычок в спину.

– Все слышу, – прошипел ученик Айдо, – за сосной делаешь два шага и сразу влево, в кусты. Если понял, охни, вроде как от боли.

– Ох, ох-хо-хо-ох! – отозвался я, делая шаг пошире, заодно припадая на заднюю лапу.

Как только сосенка оказалась рядом, я враз кинулся за ее ствол, на лету нащупывая топорище ахаста. Ильд-Ми ринулся вправо, прячась за крепким деревцем по другую сторону тропы. Из своего укрытия я узрел, как тускло блеснуло лезвие в два локтя тонкого меча.

Мы замерли, стараясь даже не дышать, вглядываясь в неподвижную листву. Сколько мы так простояли, только Небу известно! Когда от неподвижности у меня начали затекать руки и ноги, на дорожке появилась парочка ненаших в нежно-коричневом. Не в черном, не в зеленом, а в детско-неожиданном веселом цвете! Мужички напряженно всматривались в нашу сторону явно в растерянности – куда это мы вдруг провалились, и в какую сторону им теперь топать. Я уж было решился выйти им навстречу, но тут на полянку вышли еще двое с самострелами наперевес.

– Наверняка они ушли к Перекрестку! – во всеуслышание заявил один.

– А если нет? Может, эти двое остались замести следы, в то время как остальные повернули в сторону реки. Этот громила со своим дружком как сквозь землю провалился! Сколько мы им подарили? Четверть часа, больше? И где они сейчас? Траворт, что со следами?

Этот, припав на колено, разглядывал примятую траву.

– Если я не ошибаюсь, нам в ту сторону, – уверенно заявил следопыт, указывая в нашу сторону.

– Раз так, идем! – в сердцах приказал главный и, перехватив арбалет поудобней, пошел прямиком на Ильд-Ми.

Только он поравнялся с деревцем, за которым, собственно, и сидел ученик бор-Ота, как тот шагнул тому прямо под ноги.

– Мужик, тебе чего? – поднял он в приветствии переднюю левую, пряча за спиной правую с мечом наготове.

Мужик раскрыл ротик, выкатил глазки и… нажал на спуск…

Тетива обреченно тренькнула, посылая болт вперед. Ильд-Ми даже не дернулся. Просто выбросил навстречу руку, отбивая мечом стрелу до ближайших кустов.

– Так какие проблемы? – вежливо поинтересовался молодой мастер, невзначай срезая кончиком лезвия с супротивника перевязь ножен.

– Э-э-э… а-а… э… – невразумительно захлопал тот ресничками.

– Я все так и понял, – прохладно улыбнулся Ильд-Ми и поманил ладошкой остальных, – подойдите-ка сюда.

Те не шелохнулись, а второй стрелок даже начал потихоньку поднимать свой корявый самострел.

– Эй, приятель, – вылез я из-за дерева, помахивая у ноги ахастом, – не шали. Не надо.

И все же, какой тупой народ эти городские! Сказано: не шали. Что это значит? Значит – не дергайся, не вынуждай делать тебе больно и все такое. Нет же! Надо показать всем в округе, что ты самый крутой в этом болоте! Причем невзирая на последствия и все другое в этом смысле.

Арбалетный болт, врезавшись в лезвие ахаста, ушел в сторону. Дальше уже было бесполезно что-то кому-то объяснять. Двое ближних, бросив пустые самострелы, ринулись на нас с мечами наголо, завывая стаей пьяных гоблинов.

Ильд-Ми, бесстрастно фыркнув, остановил первого плашмя по лбу, а другого одним взмахом ноги отшвырнул подальше. Мужик, опрокинувшись спиной на кусты, злобно завопил и прямо оттуда запульнул в ученика чем-то вроде стилета. Малый перехватил лезвие на лету и моментально ответил удачным броском… под подбородок. Хлынула кровь, раненый, пороняв все железо на землю, схватился за горло, захрипел, забулькал и, так и не выбравшись из своего кустарника, раскинул ноги в стороны.

Я же тем временем, не желая упускать своей доли потехи, перепрыгнул через стонущее, но еще живое тело и кинулся к тем двоим, что с мечами. Ребята переглянулись, заорали и кузнечиками поскакали на меня, высоко занеся свои палки.

Клинок шел мне прямо меж глаз. Я незатейливо выставил перед собой ахаст, ловя удар на топорище. Не причинив никому ничего серьезного, обиженно клацнула сталь. Я от души взмахнул правой задней и въехал этому дровосеку между ног.

Век неженатому ходить, но его рев был в Уилтаване слышен. Товарищ пострадавшего показал наличие просто кучи мозгов и пригоршни смекалки, предприняв попытку, изогнувшись змеей, подрезать мне колени. За что и был наказан вывихнутой посредством обуха топора челюстью.

Неожиданно для всех начал подниматься тот, с шишкой на лбу. Ильд-Ми, не раздумывая, наступил на его потянувшуюся за оружием клешню и движением, каким обычно давят таракана, сломал малому кисть. Бедолага задохнулся от боли и без лишних слов захлопнул глаза.

– Так-так, – раздалась сзади пара ехидных шлепков, – значит, Лукка отвел душеньку, да?

Я медленно повернулся, готовый сразу же метнуть ахает.

Рядом с Ильд-Ми, печально улыбаясь сквозь густую рыжую бороду, вместе с Купом стоял не кто иной, как сам Дож – Дырявый Мешок.

– Ребят, – привычно крутил он косичку бороды, – вы хоть мужиков спросили, кто они? Откуда? Или опять некогда было?

Из потрепанной четверки выжило трое. Правда, народ выглядел так, словно попал под камнепад. Но они же все-таки могли дышать! А двое – даже вполне отчетливо изъясняться вслух! Они-то нам и поведали, что вовсе не жаждали нашей крови и шкур, а просто хотели проводить нас до границы королевства.

– Тогда какого Отродья вам понадобилось делать это втихаря? – рявкнул гном, когда окровавленные тела были погружены на подъехавшую телегу. – Вы что, ребята, брагой опились, а потом фэлом закусили? За кем вы решились следить? Это же вам не местное жулье или приграничные браконьеры. Скажите спасибо, что всех не поубивали!

– Спасибо… – просипел один тоненьким голосом. Тот самый, который морщился и бледнел при каждом неловком движении.

– А! Сами напросились! Теперь с вами, орлы! – Безнадежно махнув обрубком, гном повернулся к нам: – Лукка, к тебе претензий нет, сделал все, что сделал, и я бы удивился, если бы все было по-другому. Но, Ильд-Ми, дружок, ты без мордобоя обойтись не мог?

– Это еще учитель не в курсе, – хмыкнул эльф, рассматривая труп, – вот старик обрадуется: какого бойца воспитал! Умелого, осторожного, рассудительного. Просто слов нет.

– Был бы другим, все четверо бы передохли. Или мы с троллем заместо их, – проворчал ученик Айдо, – что с этими делать будем?

– Что-что! Довезем до трактира, перевяжем, помоем, подкормим… хотя бы тех, у кого зубы остались, да до Уилтавана с богом отправим. Грузись, народ, – это он уже мне с Ильд-Ми, – обед стынет!

Парочка облезлых лошаденок неспешно тащила нас по проселочной дороге. На козлах восседал гном, лихо управляясь одной рукой. Позади телеги, о чем-то тихо переговариваясь, вышагивали Куп и Ильд-Ми.

– О чем задумался, Висельник? – прервал молчание Дож.

– Если честно, то о том, что у нас сегодня на обед. Ну и заодно: что затеяли эти парни. Ведь если я правильно понял, нам надо до Вильсхолла. И как можно скорее. А вместо этого мы подались совсем в другую сторону. Конечно, я жутко рад тебя видеть, но, знаешь ли, мне не нравится, когда мне что-то непонятно. А как следует мне ни Куп, ни Айдо так и не объяснили.

– Обрадую я тебя или нет, дружище, но это еще не предел твоему непониманию, – подхлестнув лошадок, ответствовал Дырявый Мешок. – Знаешь, какой вопрос с ходу задал мне Айдо? Не знаешь! Просвещаю: известна ли мне дорога к Фэн-Гиау или нет.

– Фэн-Гиау… – наморщил я лоб, – а что это и где это?

– Э, парень! Сразу видно, что ты отстал от жизни. Хотя и понятно: за эти полтора года – после мордобоя с мертвяками – ты ведь дальше городской стены особо и не выходил.

– Неправда! Я домой к родне в Вечную Долину ходил. И, между прочим, с тобой! Или ты забыл?

– Лукка, я образно выражаюсь. Оставим это, лучше слушай дальше. Так вот. Помнишь ту деревню, куда нас затащил Дио подковывать захромавшую конягу?

24
{"b":"21938","o":1}