ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– … колющая дрова на пронизывающем насквозь ветру, чтобы не околеть зимой от холода…

– Согласен, зимы у нас и вправду холодноваты, но кто сказал, что я не смогу заготовить топливо для зимовки?

– … и каждый раз прятаться от пьяного мужа, когда нелегкая, наконец, занесет его домой…

– Я решил бросить пить.

– … дрожать над своими детьми, одеты ли они, сыты и здоровы, и будет ли что поесть им завтра…

– Я буду хорошим отцом.

– Кого? – вдруг остановилась она.

– А? Что? – вроде как ничего не понимая, остановился и я. – Марга, а почему ты в наемники подалась? – С таким жизненным опытом она просто рождена быть женой тролля из Вечной Долины.

Только один вопрос еще тревожил меня: она ринулась в наемнический омут себе подходящего мужичка (то есть меня!) сыскать или на то были совсем другие причины?

– Таких, как я, – со злостью сказала она, – на дорогу войны привела ее родная семья! Все мое детство состояло из вечно пьяного отца и неразгибающейся в поле матери. И все годы мне твердили, что и я буду жить так же, ибо другой судьбы у меня просто не может быть. И однажды я сказала себе: лучше рискнуть погибнуть от меча или стрелы в бою и добыть себе лучшую долю, чем сдохнуть от побоев страдающего похмельем мужа!

– Я так и думал! – искренне согласился я. – “Да, милая, не повезло тебе уродиться не в нашей деревне”.

– Лукка, а почему ты спрашиваешь обо всем этом? – вдруг нахмурилась Марга.

Я решил пока не говорить о своих истинных намерениях. Пока…

– Пожалуйста, не обижайся, но на какое-то мгновение мне показалось… Я повторяю: показалось! что ты будешь великолепно смотреться у детской кроватки с маленьким на руках.

И с чего Рысь только хмыкнула?

Вот и не случилось того, что в миру называют непонятным для меня, но таким таинственным и волнующим душу словом “любовь”. И, оказавшись на грани полного краха своих сердечных мучений, я поспешил обратиться за советом и состраданием к бор-Оту.

– Учитель Айдо, – вежливо ткнулся я в него, – жизни научить обещали.

– Обещал, значит, научу, – не то обреченно, не то с готовностью подтвердил мастер.

Для занятий мы выбрали маленькую опушку недалеко от лагеря, и на закате, под щебетание пташек я и получил свой первый урок.

Из всего того, что наболтал мне Айдо, я уяснил только одно: парень я темный, женщины по своей природе еще темнее, и понять их можно, только если они сами того захотят. Да и то не всегда.

Однако не все так плохо, как может показаться на первый взгляд! Все еще хуже…

Как выяснилось, есть целый ряд специальных знаков, с помощью которых мужчины за пределами Вечной Долины добиваются расположения женщин. Особенно меня добила эта шутка с дарением цветов. Право слово, глупее я ничего раньше не слыхивал! Обрывать чужую, даже и маленькую жизнь для того, чтобы потом этот переставший радовать глаза веник был выброшен в лучшем случае на прокорм скоту. В худшем – просто как мусор.

И все это якобы для того, чтобы “милой было приятно и чувствовала она себя единственной и незабываемой”. Или незабытой? Точно не помню. Тем более где здравый смысл? Чтобы я почувствовал себя незабытым, не надо вручать, например, мне охапку цветиков полевых. Лучше кусок хорошо прожаренного мясца. И холодненького пивка кувшин побольше в придачу.

На мои доводы Айдо только вздохнул.

– Я буду стараться, учитель, – поклонился я в ответ. Ну не показывать же почтенному старцу, что его наука и труд прошли сегодня мимо меня.

– Надеюсь… – кивнул бор-От и, собираясь добавить что-то еще, был невежливо прерван прибежавшим Купом.

– Мастер, у нас проблемы! – с ходу заявил он в свое оправдание.

– Орки?

– Хуже – граф Алассия!

Головорезы графа только что на нашу полянку не выехали! Все происходило недалеко от так называемого Западного перекрестка. По-моему, его правильно было бы назвать Восточным, но это, как говорится, дело не мое.

С самого начала мы ждали ночи, чтобы, под прикрытием темноты проскочив эту развилку, к утру оказаться у гор Халлатетра. А затем, пройдя вдоль них, выйти к столице Вильсхолла с севера.

Хорошая, наверное, была затея. Вот только теперь нам придется либо повременить с выходом, или, ничего не меняя, всего-навсего походя прищемить вездесущий дворянский нос.

– Предлагаю бой, – заявил Зунига. – Сейчас этот тип в ожидании устроится прямо у нас на пути и будет торчать там, пока это ему самому не надоест! А если нам двигаться в обход, то потеряем в худшем случае день.

– Или два, – заложил руки за спину бор-От. – Слишком прямолинейно, господин барон. У нас, если вы не забыли, один боец практически выведен из строя. А каковы будут потери после этого сражения?

– Лично я умирать не собираюсь, – отвернувшись, буркнул наемник.

– Мы можем себе позволить потерять пару дней? – выступила вперед Рысь.

– В принципе – да, – взглянул, я бы сказал, с некоторой печалью на темнеющее небо Айдо.

– А без принципа? – вклинился в разговор Рака.

– Время дорого.

– Мастер! – буквально вылетел из-за деревьев Синекура. – У нас проблема!

– Где-то я это уже сегодня слышал? – надоело мне стоять молча.

– На Перекрестке орки! – метнул эльф на меня порицающий взгляд. – Они на той стороне леса выстроились вдоль дороги.

– Что, прямо так построились и ждут? – обалдел я от наглости свинорылых.

– За кусточками попрятались! – огрызнулся следопыт.

– Народ может не морочить себе головы да пройти сторонкой? – осторожно предложил я. – А эти пусть разбираются между собой на здоровье! – Лучше б я это не предлагал…

Не прошло и четверти часа, как мы были готовы для дела.

Меня, Купа, братьев Храу и Асама-Заику в придачу Айдо отрядил вперед, снабдив якобы ценными указаниями. Остальные рассыпались по окрестностям, готовые во всеоружии постоять за чужую родину и наши шкуры заодно. Когда все встали, прицелились, приготовились – короче, были готовы, мы впятером, изображая беззаботных путников (и это бряцая доспехами и другим железом!), не торопясь и чуть ли не посвистывая, пошагали через этот Перекресток вроде как в сторону столицы.

Не прошли мы еще и десяти шагов, как за нашими спинами зашевелились кусты в радостном восторге солдатиков мятежного графа.

Держа что-то вроде строя и стараясь не оглядываться, мы плечом к плечу шли прямо на едва уловимый запах притаившихся свинорылых. Мое чуткое ухо улавливало нетерпеливый хрюк орка, шершавый шелест оружия, скрип натягиваемой тетивы. Нас ждали… И даже были готовы к торжественному приему.

Мне стало маленько не по себе. Не то чтобы я там перетрусил, просто я знал, что в любой момент из-за ветвей может обрушиться целый град чернушек… сердце сжалось, а на спине выступил холодный пот.

За полполета стрелы первым остановился Куп.

– Эй, вы! – проорал он в зелень кустов. – Выходи все на свет – разговор есть!

В ответ недоуменная тишина.

– Не выйдут они, – шепнул я стоящему рядом Заике, заодно прикидывая, смогут ли орки выстрелить прицельно. – Если они не понимают, что происходит, то хрен выйдут.

– Воины вы или нет?! – продолжал тем временем надрываться Куп. – Не прячьтесь, покажите свои задницы, дабы мы могли всыпать по ним!

– Он все правильно говорит? – икнул я, второпях нащупывая топорище ахаста. – Айдо разве именно это приказал говорить?!

– Даже если и нет, то уже поздно… – промямлил Асама, в свою очередь как бы невзначай перемещая круглый щит на грудь и тут же вытряхивая из рукава метательный ножичек.

А этот… отца его в печень, парлатаментер как ни в чем не бывало продолжал горланить, доводя засадников до белого каления.

– Я к кому обращаюсь, дети грязи и вони! – Мда, вот уж завернул парень так завернул! Но орки вроде поняли: вон один пятачок показал.

– А ну выходи на честный бой, пока мы еще здесь! – Похоже, парня понесло окончательно. – Слышите меня, сесболдоус?!

– Кажется, зря он так… – охнул Заика, делая шаг назад.

49
{"b":"21938","o":1}