ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

«ДЖЕКСОН».

Он был вторым сотрудником Компании, которого мне пришлось обслужить. Я едва знал его: невысокий, чуть полноватый, со светлой бородкой «а-ля недельная щетина», серый костюм, голубая рубашка, модные очки с прямоугольными стеклами. Так он выглядел в тот день. Не знаю, какой работой он занимался, но исполнителем он точно не был. Уже через полгода я мог отличить коллег от других сотрудников.

Джексон тоже пил. Я увидел его в баре, еще до того, как он стал моим клиентом. Он тогда много пил и много болтал. Кто-то сказал, что так он проводит все вечера после смерти жены.

– Ну и что? На его работу это не влияет.

– Пока не влияет...

Я поленился обернуться и посмотреть, кто обсуждает какого-то пьянчужку. Он ведь не мой друг, и мне не было до него никакого дела. Хочется человеку пить – пускай пьет, нравится болтать – лишь бы здоровью не мешало. Я и сам тогда зашел выпить и помянуть Парстела. Вот только болтать у меня не было настроения, как и прислушиваться к чужой болтовне.

А ведь я так и не выпил в тот вечер!

Посмотрел на раскрасневшегося, бурно жестикулирующего Джексона и... не стал пить. Почему-то вспомнились последние слова Ника, и рука не донесла стакан до рта.

И, что самое забавное, мне не пришлось убивать Джексона. Я уже приготовился толкнуть его с тротуара, но тот оглянулся, быстро сообразил, зачем я у него за спиной (кем же он все-таки работал?), и с улыбкой шагнул под автобус. Эта улыбка мне потом снилась. Я просыпался и долго разглядывал потолок при выключенном свете, а в то время у меня еще не было ночного зрения. Эти сны продолжались недели две-три, а потом мы с Мод сняли квартиру и стали жить вместе. До проклятой опоры оставалось почти два года.

И до встречи с Хранителем, будь он неладен.

Давно у меня не было таких глубоких пробоев в прошлое. Спасибо ему за интересно проведенное время. И как он умудряется выбирать такие неприятные воспоминания, которые я давным-давно похоронил и думать о них забыл?

«В них больше эмоциональных переживаний, они четче записываются. А хорошее быстрее забывается», – донесся шепот Хранителя, как осторожный стук в дверь.

А я уже начал привыкать к одиночеству!

Только-только почувствовал себя хозяином собственной черепушки, как гость вернулся.

Акт второй. Те же и Хранитель.

«К чему весь этот сарказм? – Удивление моего соседа было непритворным. – Я не вмешивался в твою жизнь, не отвлекал от работы или развлечений...»

«Пусть достанутся врагам такие развлечения!»

«И вообще все это ты делал со своей жизнью еще до встречи со мной».

«Спасибо за напоминание! – Меня переполняли злость и язвительность. – Все это я благополучно забыл еще до встречи с тобой. И, честно говоря, об этой встрече я тоже не мечтал».

«Мне жаль тебя разочаровывать, Крис, но не все наши мечты сбываются».

«Зато сбываются самые страшные кошмары!»

«Хочешь сказать, что я тебе снился?» – оживился Хранитель.

Он уже не вел себя как испуганная мышь.

«Не ты, к счастью. После такого кошмара я бы точно проснулся мертвым. А вот то, что в мое тело вселился инопланетянин, – такое мне снилось. С тех пор я перестал смотреть на ночь фантастику».

«А ты уверен, что это был только сон? Я бы мог...»

«Не надо! – быстро отказался я от “заманчивого” предложения. – Не надо никаких проверок. Предпочитаю думать, что это был только сон. Не я первый, не я последний, кому приснился кошмар. Если бы люди считали, что все, приснившееся им, происходило в действительности, то психушки оказались бы самым популярным местом в нашем мире».

«Выговорился? Теперь тебе легче?» – поинтересовался Хранитель, когда я устало вздохнул после продолжительной мысленной речи.

«Может быть», – огрызнулся я и тут же оглянулся, когда звук шагов за спиной изменился.

Игратос опять передвигался самостоятельно.

«Кажется, ты хотел помочь ему», – напомнил Хранитель.

«Хотел. И хочу».

«Тогда я могу показать место, где лечение возможно».

«Это что-то вроде наших лечебниц? А какая ему нужна: для людей или для зверей?»

«Ваших лечебниц?! – возмутился Хранитель, полностью проигнорировав мой второй вопрос – В ваших только и умеют кое-как латать тело и совершенно забывают о душе».

«Душой у нас занимаются священники и психотерапевты». – Мне вдруг стало обидно за родной мир.

«О ваших священниках я промолчу, а вот вашим психоврачам самое место в психолечебницах. В качестве пациентов, естественно».

«И кто же тогда их будет лечить?» – зачем-то спросил я, будто мне больше спрашивать было не о чем.

«А они неизлечимы. В вашем мире, с вашим уровнем медицины, лечить таких – напрасная трата времени. Убить из милосердия – вот моя рекомендация каждому из них».

«Значит, эвтаназией рекомендуешь лечить, ну-ну... Жаль, конечно, что ты не практикуешь в моем мире – в нем сразу бы стало намного просторнее. Твоя рекомендация к Игратосу тоже относится?»

«Не знаю. Пока не знаю. Нужно проверить. Вон там».

«Там?!»

«Да. А что тебя так удивляет?»

«Это лечебница?!»

«Нет. Но лечить там тоже можно».

«Ну и ну. – Мне только и оставалось, что покачать головой. Делать я этого, конечно, не стал. Зачем пугать попутчиков внезапной физической активностью. – Ладно, это твой мир, тебе лучше знать».

«Вот именно. Мне лучше знать. А тебе лучше бы поговорить не со мной, а с будущим пациентом. Или с его отцом». – Совет был дан самым непререкаемым тоном.

Но он немного запоздал. Я и сам уже решил поговорить с Мерантосом. Кажется, у него с сыном начали налаживаться отношения. А вот меня Игратос любит еще меньше, чем в начале нашей прогулки. И почему бы это?..

«Ты сам сделал все, чтобы он возненавидел тебя», – тут же отозвался Хранитель.

«Уж лучше меня, чем своего папу», – фыркнул я.

Надеюсь, что весело.

«Или себя».

«Что?!» – мне показалось, что я ослышался.

«Себя он ненавидит, себя, – повторил Хранитель. – И больше, чем всех остальных».

Еще одна «приятная» новость. Нет ничего хуже, чем спасать жизнь самоубийце. Так и самому навернуться недолго.

А вообще-то это не моя проблема – вот дам Мерантосу совет и отойду в сторонку, а он пускай сам разбирается. Как сможет.

73
{"b":"21939","o":1}