ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

40

Крис Тангер

«А знаешь, Игратос может услышать меня, если я захочу», – сообщил Хранитель, как всегда очень вовремя. Я едва не подпрыгнул от неожиданности. Подхожу, понимаешь ли, к перекрестку, думаю, куда бы это повернуть, а тут он...

«И зачем ты мне это говоришь?» – старательно изображаю недовольство.

«Думал, тебе будет интересно».

«Интересно», что среди нас появился телепат? Ты не представляешь, как меня это радует!»

Хранитель сделал вид, что не заметил иронии.

«Конечно, это должно тебя радовать: у меня может появиться еще один собеседник», – заявил он.

«А тебе мало одного?»

Моя язвительность тоже не произвела на него впечатления.

«Конечно мало! С тобой я скоро стану настоящим занудой. А насчет телепата ты немного поторопился: Игратос пока ловит чужие эмоции. Конечно, и это немало, особенно для его расы, но...»

«...но это такой примитив, по сравнению с тем, чего достигла твоя», – закончил я его мысль.

«Точно, – радостно сообщил Хранитель. – Что-то в этом роде я и хотел сказать, только не успел подобрать нужных слов. Ты удивительно точно, хоть и достаточно примитивно выразил мою мысль. Ничего другого я и не ожидал от представителя твоей расы. – Хранитель не упустил возможности отомстить за мою язвительность. – Пожалуй, я не стану будить в Игратосе телепата: твои мысли слишком вредны для окружающих, особенно для т'ангов. Придется страдать мне одному».

«Страдалец!» – фыркнул я, пытаясь скрыть, как меня радует, что Игратос останется эмпатом. Одного телепата мне за глаза хватает. И так у меня нет ни одной мысли под грифом «Для личного пользования». А если мои мысли станут к тому же всеобщим достоянием, мне точно придется разучиться думать.

«Еще один вопрос...»

«Надеюсь, последний?» – недовольно ворчу я, перебив собеседника.

«Вопрос последний», – пообещал он подозрительно миролюбиво.

«Давай свой вопрос», – вздыхаю, зная, что еще пожалею о своем согласии.

Но если откажусь, то всю дорогу стану думать, о чем же хотел спросить Хранитель, словно у меня других дел не будет.

«Крис, ты заметил, как изменился в последнее время?»

«ЧТО?!»

Вот это спросил так спросил... И какой ответ он надеется получить?

«Ты изменился, – уверенно сказал Хранитель. – Стал легче, спокойнее, и... к тебе возвращается чувство юмора».

Оказывается, от меня и не ожидался ответ, Хранитель решил поговорить сам с собой, а от меня требуется только слушать и восторгаться. Ну уж нет! В эту игру можно играть и вдвоем.

«Я изменился? С чего бы это? У меня же совсем нет времени на такую ерунду: то одни маньяки меня похищают, то другие пытаются убить, то побег, то пустыня, то голодные твари, что хотят попробовать меня на зуб...»

«Это ты о тхархе?» – вклинивается в мой возмущенный монолог Хранитель.

«Так эту тварь звали тхарха? А я уже и забыл», – пытаюсь не потерять боевой настрой.

«Не отвлекайся, – посоветовал Хранитель. – А за этой аркой сверни направо. – Я свернул. – И продолжай, мне интересно, чего еще ты наговоришь, только бы не отвечать на один простой вопрос».

«Так, на чем я остановился? На тхархе? Точно! Тогда продолжу... Едва эта милая зверушка поняла, что я не в ее вкусе, как на меня сваливается генеральная репетиция местного конца света и целая толпа аборигенов, которые почему-то думают, что я знаю и могу больше всех и обязательно их спасу. Достало все до самой печенки! И ты считаешь, что у меня еще есть время на какие-то изменения?!» – возмущенно закончил я и тяжело вздохнул.

Спор – очень утомительное дело, даже если споришь с самим собой.

«Изложено почти верно, но хронология нарушена. – Хранитель начал разбор моей бурной речи. – Да еще много жалоб и повышен эмоциональный фон, а так... Стоп! – прервал он сам себя. – Вот сюда вам точно идти не надо. Сверни направо, потом прямо до первого поворота и налево».

Я без возражений выполнил совет Хранителя. Как правило, за его «не надо» скрывается «категорически запрещено». И только повернув, я сунулся с вопросом:

«А что там было?»

«Площадь Айры».

Такой короткий ответ меня совсем не устраивал.

«Интересно», – начал я, но Хранитель тут же прервал меня:

«Даже не думай возвращаться!»

«А я еще и не думал!» – пытаюсь возмутиться.

«Думал-думал, можешь мне поверить», – уверенно заявляет собеседник.

Ну мелькнула у меня такая мыслишка. Хотелось бы на эту площадь взглянуть, хоть мельком. Интересно же, что там от меня прячут? Промелькнула мыслишка и тут же исчезла, а меня во всех смертных грехах обвинили. Будто я в самом деле уже решил вернуться.

«Как же ты любишь все преувеличивать! “Что там от меня прячут?” – передразнил Хранитель, точно скопировав мою интонацию. – Это тебя прячут, а не от тебя!» – снизошел он до объяснения.

Меня задел его тон.

«Спасибо за заботу!»

«Пожалуйста, Крис. Всегда к твоим услугам. Ты уж извини, что помешал тебе растерять остатки разума, но я очень не люблю быть в обществе буйно помешанного. Утомляет, знаешь ли. Но, кажется, я уже говорил тебе это?..»

«Говорил», – пришлось подтвердить.

«А вот твои попутчики только сумасшествием не отделались бы. Их трупы остались бы на площади Айры. Хотя лично мне все равно, где и когда умрут эти т'анги. Меня интересует только мое благополучие, а облагодетельствовать кого-то насильно... Кажется, у вас есть поговорка на эту тему: “В чужой рубашке хорошо, когда своей нет”. Если я ничего не напутал», – задумчиво изрек Хранитель.

Мне показалось, что ему надоел разговор и он решил отключиться. Ну уж нет, так просто он от меня не отделается! Нечего было будить во мне любопытство.

«Когда-нибудь твое любопытство тебя погубит», – заявил Хранитель.

Тоже мне, предсказатель нашелся.

«Не надо заговаривать зубы, старик. Твоя интерпретация старой поговорки довольно забавна, но меня по-прежнему интересует та площадь. И тебе лучше рассказать, от какой такой опасности ты хочешь спрятать меня. А то ведь устроить для всех привал, а самому вернуться – это мне совсем не трудно».

«А я могу помешать тебе», – предупредил Хранитель.

Он очень не любил, когда ему угрожали. Я, кстати, тоже.

82
{"b":"21939","o":1}