ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Тогда ты поймешь, Многомудрый, игру… — Цокают камешки. Полосатый, белый, темный. Нет, не богов. Кто мы такие, чтобы проникать в Их замысел? Я хочу рассказать тебе про игру ми-ту. Бабочка опять села на цветок, но ее сдуло порывом. Там, куда повернуты твои глаза, есть очень опасные горы. Стоит упасть одному камню, за ним падает много других.

— Слышал я о таких приколах.

— Ми-ту бегают по этим горам, доказывая свою силу и ловкость.

— Правда, что ли?

— Я сам это видел. Камни падают и гремят, а ми-ту бежит, как по облаку. Бежит и не останавливается.

— Ну, долго так бежать он не сможет.

— А долго и не надо. Только там, где живет неспящий камень. Главное, отличить его от обычного камня. Ми-ту это умеют.

— Да уж. Кто не научился, тот…

— Тот не получит жену. А еще… убитый неспящим камнем родится уже не ми-ту.

— Блин, какое горе!

— Для них это горе.

Шаман задумчиво качнул головой.

— Ну, прикол с лавиной я понял. Но к чему ты это рассказал?

— Ты и колдун, как два молодых ми-ту, что бегут по неспящим камням. Но два не могут бежать по одной горе, а вы…

— А мы бежим, так?

— Да. Старик сжал камешки в кулаке, посмотрел на меня. Не в глаза. На рот или подбородок. Вы бежите вдвоем.

— Ну, и кто у кого сидит на шее?

— Ты опять задал вопрос, до которого я не додумался.

— А ты знаешь другой способ, как идти вдвоем там, где может пройти только один?

— Нет. И твоего способа я не знал.

— Теперь знаешь.

— Тебя не зря называют Многомудрым.

— Да было бы из-за чего!..

— Вот и я не знаю, из-за чего вы идете вдвоем. А мог бы догадаться. Мой наставник был самым умным из всех шаманов, кто жил и живет. А я…

— Может, и догадаешься еще. Ты вообще-то знаешь, куда мы идем?

— Караван или?..

— Или.

— А вы разве не вместе?

— Сначала вместе, а потом…

— Этого я не знал. Шаман убрал камешки и сложил руки на коленях. Я слушаю тебя, Многомудрый.

Не так уж много сказок я запомнил, что наплел рыжий. Но канву ухватил. И названице заковыристое выцепил.

Я говорил, а старик задумчиво кивал. Я замолчал, старик продолжал кивать. Наверно, своим мыслям. Или бабочке, что опять наматывала круги возле цветка.

— Значит, вот куда он идет. В Храм Многоликого. Интере-есно-о…

Шаман напомнил мне Пал Нилыча, когда тот стоял над сложным больным. Старик тогда медитативно мурлыкал и даже облизывался.

— А ты был там? Спросил я, когда понял, что продолжения дождусь не скоро.

— Нет. Только слышал о Храме.

— Пургу рыжий нам гнал или есть там сокровища?

— Сокровища там есть. Но каждый найдет там то, что нужно только ему.

Шаман все еще пребывал в мечтательной задумчивости.

— Как это только ему?..

— Это слова моего Наставника. Еще он говорил, что многие входили в Храм Асгара, но мало кто вышел.

— Да?

— Есть такие сны, от которых не хочется просыпаться.

— А это еще к чему?

— Это тоже сказал Наставник. Когда рассказывал о Храме и Асгаре.

— Ну, и за каким сокровищем идет наш многохитрый?

— Скажи, Многомудрый, что не нужно тебе?

— Власть.

Сначала брякнул, а потом подумал. Да я список могу представить того, чего мне не нужно! Какого ж это слово на первое место выскочило?

— Вот ты и ответил, зачем он идет.

— Ну, и в какой коробочке с голубой тесемочкой он найдет эту власть? Или ему на блюдечке ее поднесут?

— Скажи, Многодобрый, что ты знаешь об Асгаре?

— Ничего не знаю.

— Если хочешь, я расскажу тебе.

— Давай, рассказывай.

Опять цокали камешки в руке шамана, а я слушал, закрыв глаза, и жалел об одном. Что нет у меня диктофона, чтоб записать этот рассказ. Вот кому надо было идти в сказочники! Или в песнопевцы. Деда-песнопевца напомнил мне шаман. Того, с аукциона. И говорит, вроде как, для себя. И ерунду какую-то, а слушаешь, и перебивать не хочется.

Потом, когда старик ушел с шаманом тисла пообщаться, я записал рассказ. Как смог. Сначала записал, а потом жрать пошел. Пока меня на сон после жратвы ни растащило. Или облом великий ни придавил. Типа, отложим работу на потом, а потом положим на нее и забъем.

Храм Асгара не похож на все остальные храмы. Даже тот, кто пришел к нему, не уверен, что пришел куда надо. Хоть и по карте шел, и с проводником. До самого последнего шага не уверен. Пока внутрь Храма ни зайдет. Снаружи-то ничего особенного: ни колонн со ступенями, ни башен с куполами. Что-то низкое, неприметное. А вот внутри!..

Кое-кто из моих знакомых такие же избушки себе построил. Три на четыре. Три метра над землей и четыре этажа в земле. Домик для скромного и стеснительного. Что не любит лишних вопросов и любопытных взглядов.

То, что снаружи Храм Асгара выглядит не очень, это все, побывавшие в нем, говорят в один голос. А вот какой Храм внутри… тут сколько рассказчиков, столько и версий. И наставник нынешнего шамана считал, что все рассказы верны. Мол, Храм Асгара Многоликого иным и быть не может, чтобы дать каждому его мечту.

А вот чем платят за эту мечту, шаман не знает. И наставник его не знал. Или не сказал.

Короче, понял я, что самому надо идти и смотреть, если хочу чего-то понять. Вот только, надо ли оно мне?..

Сам же Асгар Многоликий то еще чудо-юдо. Под разными личинами он приходит в этот мир. И даже не приходит, а появляется. И не сразу весь он появляется, частями. По одной за раз. Но всегда какой-нибудь костью. В натуре, обычной костью. Зубом, там, черепушкой, позвонком или ребром. В этом мире хватало и хватает любителей таких сувениров. Весь прикол в том, что кость эта спит долгое время, и может сменить нескольких хозяев, пока проснется. Вот тогда и возникают проблемы. Проснулась кость, и расти начала. А уж если растет, то и ням-ням ей надо. Может и хозяина своего снямать. У каждой такой костомахи имелся хозяин. Сначала. Вот когда он испугается косточки, что растет не по дням, а по часам, тогда из хозяина он в корм превращается. А схарчит Асгар человека и дальше начинает людей жрать. И чем больше жрет, тем большим становится. Говорят, выше дома вырастал, выше городской стены…

А в последний раз он таким здоровым вырос, что земля под ним дрожала. В смысле, когда шел.

24
{"b":"21941","o":1}