ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Большая маленькая ложь
Записки хирурга военного госпиталя
Тиран 2. Коронация
Свет дьявола
Треугольная жизнь
Король эклеров
Хроники странствующего кота
Дело родовой чести
Вафельное сердце
Содержание  
A
A

«Россия – родина свиней»,

«Белов мертвец»,

«Скоро все вы подохнете с голода».

Антирусские силы организовывали провокацию за провокацией, стремясь дискредитировать русское движение. Постоянному преследованию со стороны космополитов и еврейских националистов подвергается Екатеринбургское общество русской культуры «Отечество» (председатель журналист Ю.В. Липатников). Провокаторы обвиняют Общество в антисемитизме за то, что оно распространяло материалы о кровавых преступлениях Я. Свердлова и требовало возвращения столице Урала исторического названия – Екатеринбург. 19 января 1990 года литературное объединение «малого народа» «Апрель» организует националистическую провокацию против русских патриотов. Руководители этого объединения, в частности известные русофобы Е. Евтушенко, Ю. Черниченко, пригласили на свое заседание (проводившееся обычно за закрытыми дверями) в Центральном Доме литераторов несколько представителей одного из патриотических клубов Москвы, реакцию которых на подобное сборище было легко прогнозировать. Простые русские парни, возмущенные наглыми выпадами «апрелевцев» по адресу Русского народа, естественно, возмутились и наговорили немало резкостей организаторам сборища, которые только этого и ждали. Хорошая подготовка акции наводила на мысль о том, что она была спланирована заранее под руководством сотрудников западных спецслужб, набивших руку на организации подобных провокаций. Буквально на следующий день в большинстве средств массовой информации в СССР и за рубежом начинается оголтелая кампания по дискредитации русского патриотического движения, а незначительный инцидент в ЦДЛ представляется как еврейский погром. Провокаторы из «Апреля» требуют привлечения к суду и сурового приговора всем русским патриотам. Был схвачен и брошен в тюрьму один из «гостей» «Апреля» простой русский рабочий К. Смирнов-Осташвили. Космополитические средства массовой информации создают из этого «дела» «жупел» русского патриотического движения как якобы «опасного и преступного». К организации судебного процесса привлекаются опытные юристы-фальсификаторы, в частности А. Макаров, впоследствии разоблаченный в клевете с использованием фальшивых документов. Организаторы антирусской провокации призывают посадить на скамью подсудимых членов многих русских патриотических организаций, заодно и руководство Союза писателей России, и прежде всего В. Распутина, В. Белова, Ю. Бондарева. Одновременно преследованию подвергаются и другие патриоты: А. Романенко – в Ленинграде, Ю. Липатников – в Свердловске, Ю. Бровко – в Москве. В Верховном Совете СССР два представителя Межрегиональной группы А. Гельман и В. Гинзбург настаивают на разработке и принятии законодательного акта об антисемитизме, предусматривающего чуть ли не введение особых трибуналов. Космополитические деятели, перебрав весь возможный запас унизительных обвинений по адресу русских, дошли до того, что стали обвинять народ, спасший мир от фашизма в «фашизме».2085 Русские люди именовались в космополитической прессе «фашистами» и «расистами» или же – с сугубо биологическим презрением – «детьми Шарикова», т.е. происходящими от псов. Это напоминало гитлеровскую пропагандистскую терминологию относительно русских как «низшей» славянской расы. Регулярному расистскому поношению подвергалось все историческое прошлое России – дореволюционное и послереволюционное. Россия – «тысячелетняя раба», «немая реторта рабства», «крепостная душа русской души», «что может дать миру тысячелетняя раба?» – эти клеветнические клише относительно России и Русского народа, в которых отрицался не только факт, но сама возможность позитивного вклада России в мировую историю и культуру, определяли собою отношение центральной периодической печати и ЦТ к великому героическому народу-труженику, взявшему когда-то на свои плечи беспримерную тяжесть созидания многонационального государства.

«Русский характер исторически выродился, реанимировать его значит вновь (?) обрекать страну на отставание, которое может стать хроническим».

Само существование «русского характера», русского этнического типа недопустимо по этой чудовищной логике! Русский народ объявлялся лишним, глубоко нежелательным народом. «Это народ с искаженным национальным самосознанием», – заключали о русских политические деятели и журналисты из «Демократической России». Желая расчленить Россию, упразднить это геополитическое понятие, они называли ее «страной, населенной призраками», русскую культуру – «накраденной» (!), тысячелетнюю российскую государственность – «утопией».

Как отмечали русские писатели в открытом письме в Верховный Совет СССР:

«Стремление „вывести“ русских за рамки homo sapiens приобрело в официальной прессе формы расизма клинического, маниакального, которому нет аналогий, пожалуй, средь всех прежних „скрижалей“ оголтелого человеконенавистничества».

«Да, да, все русские… люди – шизофреники. Одна их половина – садист, жаждущий власти неограниченной, другая – мазохист, жаждущий побоев и цепей» – подобная «типология» русских тиражировалась московскими «гуманистами» в прессе союзных республик – для мобилизации всех народов страны, в том числе и славянских, против братского Русского народа. Русофобия в средствах массовой информации СССР догнала и перегнала зарубежную антирусскую пропаганду.2086

Дискриминированный в реальных гражданских правах, ошельмованный как «раб», как «фантом», или «призрак», русский человек в то же время сплошь и рядом нарекался «великодержавным шовинистом», угрожающим другим нациям и народам. Для этого лживо, глумливо переписывалась история России так, что защита Отечества, святая героика русского патриотического чувства трактовались как «генетическая» агрессивность, самодовлеющий милитаризм. «А с кем только ни воевала?! – сокрушается насчет России член Политбюро ЦК КПСС, агент влияния США А. Яковлев в „Литературной газете“. – И все это в памяти. Все это формирует сознание, остается в генофонде… Психологически – наследие отягчающее».2087

Активисты «Демократической России» нагнетают в стране атмосферу страха перед якобы грядущим насилием по отношению к евреям, распускают лживые слухи о еврейских погромах. В центральных и районных газетах тиражируется ложь, сочиненная космополитами о «погроме», учиненном в Центральном Доме литераторов «боевиками» общества «Память», о прямой связи этого «погрома» с выступлениями писателей России на своем VI пленуме, о готовящемся «всесоюзном еврейском погроме». В телепередаче «Взгляд» были продемонстрированы и соответствующим образом откомментированы звуко– и видеозапись скандала в ЦДЛ, причем, идеологами «погрома» назывались журнал «Наш современник» и другие русские патриотические органы печати, а в телепередаче «До и после полуночи» трибуна была предоставлена руководителям «Демократической России» А. Мурашову и Ю. Щекочихину, поведавшим миллионам зрителей об опасности грядущих еврейских погромов и призывавшим привлечь к уголовной ответственности русских патриотов. В том же тоне высказался в программе «Время» и еще один космополитический деятель Г. Боровик, призвавший привлекать к судебной ответственности «погромщиков» и их «вдохновителей» из числа русских писателей. Массированная пропагандистская атака на русское патриотическое движение, осуществлявшаяся почти всеми средствами массовой информации в стране, дистабилизировала положение в обществе и создала все условия для захвата власти в стране космополитическими силами.

Ожидая своей победы на выборах, Межрегиональная депутатская группа и «Демократическая Россия» подготавливают план немедленного захвата власти. По данным, которыми в то время располагали МВД и Госплан СССР, на вторую половину марта 1990 года намечалось осуществить передачу всей власти представителям «Демократической России» и связанным с ней организациям на местах. В основу полагался положительный для «Демократической России» исход выборов. Методом передачи власти предлагалось избрать технику массовых беспорядков и митингов, как это было в Праге, Будапеште, Берлине, Бухаресте.

вернуться
2085

Еще осенью 1989 года известный русофоб, зять Н.С. Хрущева Н. Шмелев, незадолго до этого предложивший создать ВЧК для расправы с «противниками перестройки», объявил, например, что внутри российских профсоюзов «возникло фашистское движение» (Россия. 1989, N 1); с подобными же наглыми нападками на Русский народ выступал близкий родственник другого видного большевика, академик-русофоб *2 С.С. Шаталин (Правда. 8.2.1990).

вернуться
2086

Письмо писателей России. //Московский литератор. 2.3.1990.

вернуться
2087

Литературная газета. 14.2.1990.

426
{"b":"21957","o":1}