ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Одним из существенных аспектов приватизации предприятий оборонных отраслей промышленности является стремление иностранных компаний и фирм использовать происходящие процессы в оборонном комплексе для проникновения в его управленческие структуры путем скупки акций приватизируемых предприятий на чековых аукционах. Делалось это преимущественно через посредников. В результате западные собственники купили фактически за бесценок (в 29 раз дешевле их реальной стоимости) крупнейшие приватизируемые предприятия России. В частности, за бесценок с одобрения А. Чубайса были проданы 77 предприятий в металлургии, 85 – в машиностроении, 60 – в нефтегазовой отрасли, 65 – в химической промышленности.2308

Главное оружие монетаристской теории – так называемая либерализация цен, проводимая революционным правительством с января 1992 года, – было на самом деле скрытой денежной реформой конфискационного типа, позволившей отнять у Русского народа не только общенациональную собственность, но и личные денежные сбережения. За счет либерализации цен криминально-космополитический режим освободился от всех своих старых государственных обязательств перед населением и предприятиями. Либерализация цен стала средством огромной наживы для многих предпринимателей. В конце 1991 года они активно скупают наличный товар: сырье, персональные компьютеры, товары широкого потребления. Индекс цен на сырье на Российской товарно-сырьевой бирже с 15 ноября по 27 декабря возрос на 105-110%. По сведениям экспертов, на товары широкого потребления по безналичному расчету за тот же период цены возросли еще больше.2309 В этой связи товары превращались в своего рода сокровища, не предназначенные к продаже. Такое положение наблюдалось несколько недель, вплоть до «отпуска» цен. Хотя Гайдар заявил, что цены увеличатся не более чем в 3-5 раз, уже в первый месяц они реально подскочили в 10-15 раз, баснословно обогатив предпринимателей, скупивших товары.

Денежная реформа под видом либерализации цен конфисковала у населения более 200 млрд. руб. сбережений в Сбербанке,2310 что в переводе на иностранную валюту составляло по курсу тех лет около 70 млрд. долл. В течение месяца десятки миллионов людей лишились своих многолетних сбережений «на черный день», «на похороны» и т.п. Либерализация цен без создания механизма сдерживания их роста дала начало многолетней безудержной инфляции, подрывавшей все попытки стабилизировать российскую экономику. Даже по официальным заниженным данным Госкомстата в 1992 году цены увеличились в 26 раз, в 1993-ем – в 9,4 раза, в 1994-ом – в 3,24 раза. Всего после открытой либерализации цен 2 января 1992 года сводный индекс (декабрь 1992-го – декабрь 1995-го) увеличился в 4800 раз2311 а фактически, по данным независимых экспертов, в 8-10 тысяч раз.

Как показала практика, рост цен был связан не столько с «инфляцией спроса», подпитываемой увеличением денежной массы в обращении (как утверждал Гайдар), сколько с «инфляцией издержек», т.е. с ростом цен на энергоносители, со снятием дотаций на значительную часть товаров, с огромным повышением процентной ставки на кредиты, с ростом издержек амортизации, с увеличением налогов и размера «накруток» разных посреднических структур.

Приватизация собственности и либерализация цен разорили многие предприятия, которые в 1992 году еще по инерции производили товары и отгружали их потребителям. Однако отправленные потребителям товары уже не могли быть оплачены. Образовалось состояние взаимной задолженности и взаимной неплатежеспособности между предприятиями. Подорвав доходность и платежеспособность предприятий, фактически разорив многие из них, революционное правительство спровоцировало резкое падение доходной части государственного бюджета и, как следствие, огромный дефицит государственного бюджета, составивший в 1992 году 1971 трлн. руб. и по своему размаху сравнимый с эпохой военного коммунизма.

Революционеры в экономике добились, что за 1992 год количество денег в обращении выросло со 167 млрд. до 1,7 трлн. руб.2312 Обменный курс рубля к доллару, сильно зависящий от закулисных международных махинаций (прежде всего западных спецслужб) с российской валютой, постоянно обесценивал заработную плату, пенсии, пособия и выплаты, деформировал всю систему ценообразования в нашей стране. Причем низкий курс рубля к доллару формировался не только реальным экономическим потенциалом России и махинациями международных сил, но и спекуляциями банковских, финансовых аферистов на теневом валютном и денежных рынках.

Преобладающая часть денежных средств все более втягивалась в обслуживание теневого денежного рынка и махинаций кланов финансовых аферистов, которые по сути дела стали определять обменные курсы российской валюты. Теневой оборот был основан на долларовой наличности, слабо контролируемой государственной системой. Частный сектор экономики развивался не за счет производства товаров и услуг, а за счет их перепродажи и разного рода «наваров» на финансово-кредитных операциях. В 1993-1994 годах доллар фактически вытеснил рубль. В декабре 1994 года, по официальным данным Центробанка, покупательная способность американской валюты, которая находилась в распоряжении юридических и физических лиц на территории России, более чем в два раза превышала рублевую наличную массу. На практике это означало, что государство не в состоянии обменять по установившемуся официально курсу всю имеющуюся в стране конвертируемую валюту.2313

Как справедливо отмечал Д. Росс, рост бюджетного дефицита и падение обменного курса рубля были вызваны искусственными причинами, т.е. они стали результатом катастрофической утечки капиталов из России, а не каких-либо внутренних процессов в российской экономике. «В России, – писал Росс, – не существует ни кризиса бюджетного дефицита, ни кризиса обменного курса рубля. Кризис происходит лишь потому, что в полном противоречии со своими национальными интересами и экономической логикой Россия допустила вывоз капитала объемом примерно в 30 млрд. долл. в тот момент, когда у нее имеется большая международная задолженность и огромная потребность в ресурсах для капиталовложений в собственную экономику и финансирования бюджетного дефицита».2314

Развал национальной финансовой системы и потеря контроля над денежным обращением были закономерным следствием антирусской политики правительства Бурбулиса-Гайдара, направленной на поддержку западного капитала и удушение отечественной промышленности. Несмотря на привлечение для покрытия дефицита бюджета огромных кредитов Центробанком и незаконное изъятие средств Пенсионного фонда, бюджетная система оказалась парализованной. Платежный кризис, а точнее, распад платежных отношений, развивался в прямой связи с либерализацией цен и ужесточением бюджетной и кредитной политики. Если в начале он сопровождался сокращением объемов производства, то к концу 1993 года – массовой остановкой предприятий, в том числе самых крупных.

Чтобы как-то удержаться от окончательного разорения, предприятия стали «проедать» основные фонды. Амортизация утратила свойство одного из важнейших и надежных источников инвестиций и стала не в состоянии обеспечить даже простое воспроизводство основных фондов. Уже к осени 1992 года всему миру стало ясно, что рекомендации Международного валютного фонда и так называемая монетаристская политика привели Россию к экономической катастрофе. Это начинают признавать даже деятели мировой закулисы. В одной из самых влиятельных мондиалистских газет «Уолл-стрит джорнэл» говорилось: «Администрация Буша только начала понимать, что рецепты МВФ не предлагают России правильных рецептов», а главный редактор другого влиятельного масонского органа «Ю.С. ньюс энд волд рипорт» М. Цукерман откровенно писал:

вернуться
2308

Полеванов В.П. Указ. соч. С. 17.

вернуться
2309

Аргументы и факты. 1992, N 1.

вернуться
2310

Народное хозяйство СССР в 1990 году. С. 48.

вернуться
2311

Известия. 23.1.1996.

вернуться
2312

Там же. 10.2.1993

вернуться
2313

Независимая газета. 20.12.1994.

вернуться
2314

Вопросы экономики. 1995, N 3. С.24-25.

458
{"b":"21957","o":1}