ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Незадолго до войны общественное мнение страны было возмущено требованием американского банкира Якова Шиффа провести внутри России реформы в пользу евреев. Шифф грозил великой стране «разными последствиями», если его условия не будут приняты. Яков Шифф был русофоб и германофил, сторонник германского агрессивного курса. Во время войны он заработал большие деньги, снабжая немцев стратегическими ресурсами из Америки. Масон Керенский, член ордена «Великий Восток Франции», в прениях по этому вопросу в Думе обрушился с нападками не на Я. Шиффа, а на патриотов, прежде всего Маркова, отвергших его наглые притязания. В речи масона ненависть к Русскому народу соседствовала с симпатиями к германофиллу Шиффу. «Марковым, – заявлял Керенский, – достоинство и самолюбие не позволяют дать под ударами кулака то, что они не дали по свободному убеждению» и делал вывод, что «следует удалить от власти единомышленников Маркова». Таким образом, масону Керенскому гораздо ближе был русофоб Я. Шифф, чем русский патриот Н. Марков.

В 1911 году Шифф требует от президента США разорвать торговый договор с Россией. И поскольку президент отказался, то Шифф вступил с ним в открытую борьбу и в конце концов добился своего.

В России Я. Шифф был связан с целым рядом лиц и организаций, в частности, с А.Ф. Керенским, Б. Каминкой, П.Н. Милюковым, С.Ю. Витте, А.Ф. Аладьиным, руководством Азовско-Донского и Петербургского Торгового Банка.356

Перед войной русофобские призывы наказать Россию за «непослушание» достигают особого накала. «Собирайте фонд, – обращались американские евреи к своим соплеменникам в 1912 году, – чтобы посылать в Россию оружие и руководителей, которые научили бы нашу молодежь истреблять угнетателей, как собак. Подлую Россию, которая стояла на коленях перед японцами, мы заставим встать на колени перед избранным от Бога народом».

20 марта 1911 года в Киеве, в пещере около кирпичного завода, принадлежащего еврейской хирургической больнице, находившейся под руководством ортодоксального иудея Марка Зайцева, было найдено совершенно обескровленное с 47 колотыми ранами тело тринадцатилетнего христианского мальчика Андрюши Ющинского. Возникло подозрение, что это – ритуальное убийство, совершенное ортодоксальными иудеями, следствием чего явился судебный процесс, получивший название «Дело Бейлиса». В конце 1912 года состоялся суд над Бейлисом, обвинявшемся в совершении ритуального злодеяния, причем присяжными заседателями было предложено два вопроса.

Первый вопрос гласил следующее: «Доказано ли, что 12 марта 1912 года в Киеве, в Лукьяновке, на Верхне-Юрковской улице, в одном из помещений кирпичного завода, принадлежащего еврейской хирургической больнице, находящейся в заведовании купца Марка Ионова Зайцева, тринадцатилетнему мальчику, Андрею Ющинскому, при зажатом рте, были нанесены колющим орудием в темянной, затылочной и височной областях, а также в шее, раны, сопровождавшиеся поранениями мозговой вены, артерии левого виска и шейных вен и давшие вследствие этого обильное кровотечение, затем, когда из Ющинского вытекла кровь в количестве до пяти стаканов, ему вновь были причинены таким же орудием раны в туловище, сопровождавшиеся поранениями легких, печени, правой почки и сердца, в область которого были направлены последние удары, каковые ранения, в своей совокупности, и, вызвав мучительные страдания Ющинского, повлекли за собой почти полное обескровление тела и смерть его?» Второй вопрос касался определения виновности Бейлиса в совершении убийства.

В процессе суда на судей, присяжных и экспертов оказывалось сильнейшее давление со стороны националистических еврейских кругов, требовавших остановить разбирательство дела. С большим трудом процесс удалось довести до конца. На первый вопрос присяжные заседатели ответили: «Да, доказано!» На второй вопрос о виновности Бейлиса в совершении убийства последовал ответ: «Нет, не виновен». Подсудимого оправдали за недостаточностью улик, что преступление совершил именно он. Дальнейшее расследование дела было остановлено под влиянием еврейских националистических и либерально-масонских кругов и космополитической печати. Хотя на суде не употреблялось понятие «ритуальное убийство», еврейские националисты и масоны развязали кампанию клеветы против Русского государства.

Глава 31

Разложение бесовщины. – Эксгумация антирусских сил иностранными спецслужбами. – Возрождение большевистских и эсеровских организаций после гибели П.А. Столыпина. – Тактика полиции в отношении к большевикам. – Шпионский характер польских националистов.

После подавления антирусского восстания все революционные партии представляли собой политический труп, демонстрируя полное идейное банкротство и моральную нечистоплотность. Поверженные Русским народом, потерявшие прежние иностранные источники финансирования, антирусские революционные партии сделали главным средством добывания денег прямой грабеж и рэкет. Однако решительные действия правительства Столыпина позволили в течение 1907-1908 годов отловить и ликвидировать многие из преступных шаек. Бежавшие за границу главари этих движений оказались без денег и кадров, безуспешно пытаясь собрать обломки разбитых банд и восстановить утраченные связи. В этот период деятельность революционных партий превращается в бесконечный ряд скандалов, разоблачений и внутренних мафиозных «разборок».

В декабре 1909 года в Париже состоялось заседание ЦК РСДРП, на котором был, в частности, поставлен вопрос об уголовной деятельности Ленина и ленинской группы. Обнародованы факты участия большевистского центра в ряде экспроприаций, в частности: в Тифлисском ограблении казны; в связях большевиков с бандой известного разбойника Лбова, выполнявшего поручения ленинского центра, которой большевики поставляли оружие для разбоев; в незаконном присвоении наследства мебельного фабриканта Шмидта.357 Последнее дело во всей полноте показывало уголовную сущность большевизма (ленинизма).

Формально наследство Шмидта (около 200 тыс. рублей) переходило двум его сестрам. Чтобы получить наследство, большевистский активист и участник ограблений В.К. Таратута, поддерживаемый Лениным, ухаживает за младшей сестрой Шмидта Елизаветой и пытается жениться на ней. Однако оказывается, что Таратута как государственный преступник не имеет права получить наследство, тогда большевики находят другого «жениха» для Елизаветы, некоего Игнатьева, который и «женится» на ней. А через некоторое время деньги младшей сестры попадают к Ленину. Трудности возникают со старшей сестрой, которая уже была замужем. Но большевиков это не останавливает: используя бандитские угрозы и разные юридические ходы, они вынуждают передать им часть наследства и старшую сестру. Соратник Ленина Красин («Виктор») прибегает к террористическим угрозам, чтобы вынудить сестер передать эти деньги не в кассу РСДРП вообще, а в кассу только большевистской ее части. Красин угрожал «вызвать в Москву боевиков» для понуждения отдать все деньги большевикам.358

В 1906 году у большевиков происходит и другая не менее сомнительная и странная история с наследством купца С.Т. Морозова, в свое время передавшего сотни тысяч рублей ленинским боевикам. По данным полиции, эти боевики обошлись с ним по-ленински, вынудив его перевести на имя бывшей любовницы большевички М. Андреевой 150 тыс. рублей в виде наследства. Не выдержав нажима, Морозов кончил жизнь самоубийством.359

В январе 1910 года Пленум ЦК РСДРП обязал Ленина уничтожить 500-рублевые банкноты, захваченные большевистскими грабителями в Тифлисе на общую сумму около 200 тыс. рублей. Но соратники Ленина, с его личного благословения, ухитрились все же обменять награбленное на иностранную валюту. Так как номера украденных банкнот были известны, пламенные революционеры уговорили молодую художницу-гравера подделать их, а затем то ли угрозой, то ли подкупом заставили члена одной богатой и уважаемой семьи обменять поддельные банкноты на западную валюту.360

вернуться
356

Adler Cyrus. Jacob H.Schiff. His life and letters. Vol.1-2. New York, 1928.

вернуться
357

ГАРФ, ф. 1826, д. 7, л. 66-67, 71.

вернуться
358

ГАРФ, ф. 1826, д. 12, ч. 1, л. 149.

вернуться
359

Морозов С. Дед умер молодым. М., 1984. С. 188.

вернуться
360

Вопросы истории. 1991. N 1. С, 21.

90
{"b":"21957","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Столкновение
Пусть об этом знают все
Курсант
ДНК гения
Школа парижского шарма. Французские секреты любви, радости и необъяснимого обаяния
Прорваться сквозь шум
Призрачный остров
Безмолвный пациент
Классические заготовки. Из овощей, фруктов, ягод