ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Преследование масонов, связанное с делом Новикова, практически не задело никого из главных руководителей ордена. В 1792 году, по секретному сообщению Екатерине II князя Прозоровского, в России было около 800 масонов, однако эта официальная цифра сильно преуменьшала численность «братьев». По нашим примерным расчетам их было 1500…2000 человек. Но главное – это была хорошо организованная сила, руководимая из единого центра, не имевшая никаких моральных ограничений.

В 1794 году Екатерина II специальным указом полностью запрещает деятельность масонских лож.

В простом народе, в городской среде русские люди называли масонов фармазонами, вкладывая в это слово понятие мошенники, обманщики, непорядочные люди. Отношение всех истинно русских людей к масонству было крайне отрицательным. Ни один из по-настоящему выдающихся русских людей не принадлежал к масонам, хотя последние задним числом хотели приписать к своему подпольному обществу таких великих личностей, как Суворов, Кутузов, Карамзин.

Наши исследования в архивах позволяют сделать вывод, что их участие в масонских ложах – случайный эпизод юности, не имевший для них никакого значения. Порвав еще в юности связь с масонами, они не поддавались на их уговоры снова вступить в ложу и получить самые высокие степени.

В общем, оглядываясь на царствование Екатерины, можно с удовлетворением сказать, что все по-настоящему значительные деятели ее эпохи, сохранившиеся в исторических анналах, сторонились масонских лож.[71] Насмешливо или с презрением относились к этим подпольщикам Г. Потемкин, братья Орловы, Державин.

Крайне враждебно высказывался о масонстве знаменитый русский полководец Румянцев-Задунайский.

Резко отрицательно относился к масонству М.В. Ломоносов, видя в нем опасную для русской культуры болезнь. Кстати, многие его противники и недоброжелатели по Академии наук (в частности, Теплов) состояли в масонских ложах. Выступая против иноземного засилья, Ломоносов призывал готовить «национальных, достойных людей в науках».

Другой великий русский ученый и просветитель А.Т. Болотов, когда ему предложили вступить в масонскую ложу и прельщали разными выгодами тайного «братства», ответил:

«Прошу покорно меня от того уволить. Все, что вы ни говорите в похвалу вашему обществу, мне уже давным-давно известно, и вы не первые, а меня уже многие и многие старались преклонить ко вступлению в масонский орден и в другие секты и общества… (не вступать в них) обязует нас… наш христианский закон, думаю, что нам и тех должностей и обязанностей довольно, какими он нас к исполнению обязует, и что нет никакой нужды обязывать себя какими-либо другими должностями, а нам дай Бог, чтоб и те только исполнить, которыми обязует нас христианская вера».[72]

Тайная история масонства - separator.png

Глава 3

Организация убийства Павла I. – Тайный масонский комитет Александра I. – Реформы «вольных каменщиков». – Легализация масонства. – Новый расцвет. – Масонское государство в русском государстве. – Подготовка заговора против Александра I. – Против Православия. – Создание сети тайных обществ. – Указ об их запрещении.

Трагическая судьба императора Павла I – яркий пример того, как личность, однажды затянутая в масонские сети, подвергает себя смертельной опасности, пытаясь вырваться из них. На царствование Павла I масоны возлагали особые надежды, которые, как казалось им, имели твердое основание. Будущий император воспитывался под наблюдением опытного масона Н.И. Панина. Ближайшим другом наследника престола был один из руководителей российского масонства князь А.Б. Куракин. На Куракине сходились многие нити масонской интриги, закончившейся для Павла I вовлечением в орден «вольных каменщиков». Кроме Куракина, близкими друзьями Павла стали масоны С.И. Плещеев и князь Н.В. Репнин. Сохранилось несколько портретов Павла I, где он представлен на фоне масонских символов. На одном из этих портретов изображены всевидящее око в шестиугольной звезде, молоток, кирка, статуя богини Астреи, на шее у Павла – масонский золотой треугольник на голубой ленте. На другом портрете Павел в масонском переднике третьей степени шведской системы.[73]

По-видимому, масоны планировали создание в России масонской организации по образцу Швеции или Англии, где руководителем ордена был монарх или представитель царствующего дома. Недаром с 1782 года оставалась вакантной должность Великого провинциального мастера, которую «вольные каменщики» прочили будущему Павлу I.

В первые же дни царствования Павел вызвал к себе своих друзей масонов Куракина, Плещеева, Репнина, а также их соратника И.В. Лопухина, главного надзирателя и руководителя «вольных каменщиков». Куракин стал генерал-прокурором империи. Репнин получил звание фельдмаршала, был назначен орденским канцлером, а также получил 6000 крестьянских душ. Плещеев стал генерал-адъютантом и получил повеление состоять при особе императора. Небывалые права были даны руководителю масонства И.В. Лопухину. Он был пожалован в действительные статские советники с повелением так же находиться при особе Его Величества: «…таким образом тогда, как при Екатерине II и прежде определялись в статс-секретари» (то есть он занял то же место, как масон Храповицкий при Екатерине). Лопухин получил исключительное право пользоваться архивами Тайной канцелярии, скопившей огромный компромат на многих государственных и общественных деятелей.[74] Можно себе представить, какие выгоды для ведения масонских интриг получили представители подпольного ордена!

«Вольные каменщики» пытаются закрепить свое влияние на императора и организационно. Ими подготавливается проект создания нового ордена, вроде бы не масонского, но во всем копирующего его устройство и ставившего Павла I в подчиненное положение.

Коронуясь в Москве в 1797 году, Павел I пригласил к себе на беседу Маттеи, «досточтимого мастера» ложи «Три Шпаги», а также «братьев» этой ложи, к которой принадлежал сам император. По данным масонских источников, он даже «облобызал каждого, обменялся масонским рукопожатием и обещал отменить указ Екатерины (о запрещении масонства – О.П.)».[75]

Однако, ознакомившись с документами следственного дела 1792 года о московских масонах, получив подробную информацию о роли масонов во французской революции и казни (а точнее убийстве) короля и королевы, а также узнав кое-что об интригах, которые «вольные каменщики» вели за его спиной, он переменяет свое решение и в том же 1797 году издает указ, предписывающий применять закон 1794 года (о запрете масонских лож) «со всевозможной строгостью».

Постепенно Павел I удаляет от себя всех своих масонских «друзей». Они получают командировки заграницу или вне Петербурга и уже не пользуются прежним влиянием. Окончательное охлаждение между масонами и Павлом I произошло после принятия им звания гроссмейстера Мальтийского ордена, который в то время находился состоянии соперничества со значительной частью масонства, хотя по сути дела и сам принадлежал тоже к нему. В общем, уже в 1798 году Павел I воспринимался масонами не как друг и покровитель, а как враг, препятствующий достижению их целей (и это при том, что никаких особых гонений на масонов он не позволял!). Именно тогда в масонских кругах вызревает план заговора с целью покушения на жизнь Павла I и замены его сыном Александром, обещавшим быть более подходящим для достижения орденских планов. Мы, конечно, далеки от мысли сводить убийство Павла I только к заговору масонов (существовали и другие движущие силы, в частности английский посол, группы недовольных при Дворе). Однако масонское подполье сыграло определяющую роль в этом преступлении. Оно обеспечило организаторов и кадровый состав заговорщиков. В масонском подполье идея заговора возникла еще в 1797-1798 годах. Носителем ее был триумвират влиятельных масонов, группировавшихся вокруг наследника престола Александра I. В него входили П.А. Строганов, функционер Великого Востока Франции; Н.Н. Новосильцев, англоман, близкий кругам английского премьера масона Фокса; Адам Чарторыжский, польский националист и откроенный русофоб. Из переписки Александра I с Ц. Лагарпом следует, что этим триумвиратом, возглавляемым самим Александром I, готовится государственный заговор.

вернуться
71

Грустное исключение составляют, наверное, только В. Баженов и некоторые художники, которые, впрочем, романтизировали это преступное сообщество, видя в нем не то, что оно представляло на самом деле.

вернуться
72

Болотов А.Т. Жизнь и приключения Андрея Болотова… с.696.

вернуться
73

Бакунина Т.А. Указ.соч. с.50.

вернуться
74

Русский Биографический Словарь. «Лабзин-Лященко». СПб., 1914 с.663.

вернуться
75

ОА. ф.730, оп.1, д.172, л.11

15
{"b":"21959","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Элегантность ёжика
Военный свет
Мужской клуб без соплей. Книга, которую мудрые жены дарят мужьям
Божий дар
Как до Жирафа 2. Сафари на невесту
Игра Кота. Книга седьмая
Сделка
Попаданка. Дочь чокнутого гения
Как открыть интернет-магазин. И не закрыться через месяц