ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Еще ранее 1616 г. чадолюбивая Марфа позаботилась приискать сыну невесту, причем выбор ее пал на Марию Хлопову из преданного Романовым рода Желябужских; она жила при Марфе и в 1616 г. была объявлена формально невестой царя. Но браку царя помешала вражда Салтыковых к Хлоповым, – в них царская родня увидела себе соперников по влиянию. Поводом к вражде послужил ничтожный спор отца царской невесты с одним из Салтыковых. Незадолго перед свадьбой произошла неожиданная болезнь невесты, пустая сама по себе, но получившая другой вид благодаря интригам Салтыковых. Они воспользовались этой болезнью, Хлопова была сочтена «испорченной» и сослана вместе с родными, обвиненными в обмане, в Тобольск. По возвращении Филарета интрига царской родни была открыта и Хлопову решено воротить из ссылки, особенно потому, что Михаил, этот мягкий и безличный на вид юноша, все еще продолжал горячо любить свою бывшую невесту и, беспрекословно уступая матери во всем остальном, решительно воспротивился ее желанию женить его на другой. Но Марфа, стоявшая за Салтыковых, не пожелала возвращения Марии во дворец и настояла на том, чтобы Хлопову оставили в Нижнем Новгороде, поселив на прежнем дворе умершего Кузьмы Минина. Салтыковы же были отправлены на житье в свои вотчины. Не сразу отказавшись от Хлоповой, Михаил Федорович женился только на 29 году своей жизни (случай крайне редкий, потому что браки тогда обыкновенно совершались рано) на Марии Владимировне Долгоруковой, скоро умершей, а затем, во второй раз, на Евдокии Лукьяновне Стрешневой.

Правительственная деятельность за годы 1619-1645.

Итак, с приездом Филарета Никитича временщики должны были отказаться от власти и уступить влияние ему. Иначе и быть не могло: Филарет, по праву отца, ближе всех стал к Михаилу и руководил им, как отец сыном. Таким образом началось двоевластие, и началось официально: все грамоты писались от лица обоих великих государей. Имя Михаила стояло в них впереди имени патриарха, но, зная волю и энергию Филарета, нетрудно отгадать, кому принадлежало первенство фактически.

И вот началась энергичная и умелой рукой направленная работа над водворением порядка в стране. Все стороны государственной жизни обратили на себя внимание правительства. С участием Филарета начались заботы о финансах, об улучшении администрации и суда и об устройстве сословий. Когда в 1633 г. Филарет сошел в могилу, государство Московское было уже совсем иным в отношении благоустройства – не все, конечно, но очень много для него сделал Филарет. И современники отдают справедливость его уму и делам. Филарет, говорит одна летопись, «не только слово Божие исправлял, но и земскими делами всеми правил; многих освободил от насилия, при нем никого не было сильных людей, кроме самих государей; кто служил государю и в безгосударное время и был не пожалован, тех всех Филарет взыскал, пожаловал, держал у себя в милости и никому не выдавал». В этом панегирике современника много справедливого; вновь возникший государственный порядок в самом деле многим был обязан Филарету, и этого мы не можем не признать, хотя, может быть, наши симпатии к властительной личности патриарха могут быть и меньше, чем к ее государственным заслугам. Но должно признаться, что историк, чувствуя общее благотворное влияние Филарета в деле устройства страны, не может точно указать границы этого влияния, отличить то, что принадлежит лично Филарету и что другим. В жизни наших предков личности было мало простора показать себя, она всегда скрывалась массой. Здесь мы можем только указать на общее значение Филарета в деле успокоения государства. Из общего очерка государственной деятельности Михайлова правительства это значение выглянет яснее.

Нельзя сказать, чтобы до Филарета не старались об устройстве земли: Земские соборы постоянно были заняты этим делом; но без опытного руководителя оно шло без системы; к тому же приходилось бороться с проявлениями смуты и устраиваться кое-как для того лишь, чтобы обеспечить мир. Насколько можно судить по источникам, до Филарета у московского правительства было два главных интереса в отношении внутреннего устройства, две задачи: во-первых, собрать в казну как можно более средств и, во-вторых, устроить служилых людей, другими словами, устроить войско. Для этих-то целей собор назначал два раза – в 1615 и 1616 гг. – сбор пятой деньги, т. е. 20% с годового дохода плательщика, и посошное – в 1616 г. – по 120 р. с каждой сохи. Разница между той и другой повинностями состояла в том, что 20% платилось с «двора», посошное же взималось с меры пахотной земли, с «сохи». Кроме того, своим чередом платились обычные подати. Между тем при таких громадных сборах, при займах, к которым сверх того прибегало правительство, у него все-таки не хватало средств и оно не могло давать льготы податному сословию, не желало даже допускать недоимок. Подати собирались с обычной в то время жестокостью и, конечно, очень большим бременем ложились на народ. Для второй же цели правительство посылало не раз в разные местности бояр «разбирать» служилых людей, «верстать», т. е. принимать в службу, детей дворян, годных к службе, и наделять их поместной землей. И для первой, и для второй цели необходимо было знать положение частной земельной собственности в государстве, и вот посылались «писцы» и «дозорщики» для описи и податной оценки земли. Но благодаря отсутствию, так сказать, хозяйского глаза, каким позже явился Филарет, все намерения правительства исполнялись небрежно, с массой злоупотреблений со стороны и администрации, и населения: писцы и дозорщики одним мирволили, других теснили, брали взятки; да и население, стремясь избавиться от податей, часто обманывало писцов, скрывало свое имущество и этим достигало льготной для себя неправильной оценки.

Как только Филарет был поставлен в патриархи, недели через две после приезда в Москву он возбуждает уже важнейшие государственные вопросы и ставит их на разрешение собора. Первое, что обратило его внимание, была именно путаница в финансовых делах, в деле взимания податей. И вот в июне 1691 г. Земский собор постановляет замечательный приговор, преимущественно по финансовым делам. Собору были поставлены на вид указания, сделанные царю патриархом: 1) с разоренной земли подати взимаются неравномерно, одни из разоренных земель облагаются податью по дозорным книгам; с других же, не менее разоренных, берется подать по писцовым книгам[5]; 2) при переписи земель допускаются постоянные злоупотребления дозорщиков и писцов; 3) бывают постоянные злоупотребления и со стороны тяглых людей, которые массами или закладывались за кого-нибудь (т. е. входили в особого рода долговую зависимость и тем самым освобождались от тягла и выходили из общины), или просто убегали из своей общины, предоставляя ей, в силу круговой поруки, платить за выбывших членов; 4) кроме этих податных злоупотреблений многие просят от «сильных людей их оборонить», ибо сильные люди (т. е. администрация, влиятельное боярство и т. д.) «чинят им насильства и обиды». Вот об этих-то злоупотреблениях государь и говорил на соборе «как бы то исправить и землю устроить». Собор постановил следующее: I) произвести снова перепись в местностях неразоренных, писцов и дозорщиков выбрать из надежных людей, привести их к присяге, взяв обещание писать без взяток и работать «вправду»; 2) тяглых людей, выбежавших и «заложившихся» за бояр и монастыри, сыскать и возвратить назад в общины, а на тех, кто их держал, наложить штрафы; 3) составить роспись государственных расходов и доходов: сколько «по окладам» (т. е. по частным росписям) числится тех и других, сколько убыло доходов от разорения, сколько поступает денег, куда их расходовали, сколько их осталось и куда они предназначаются; 4) относительно жалоб на сильных людей состоялся царский указ, соборный приговор: боярам кн. Черкасскому и Мезецкому поручить сыскивать про обиды «сильных людей» в особом сыскном приказе; наконец, 5) решили обновить состав Земского собора, заменив выборных людей новыми.

вернуться

5

Дозор – это податная оценка имуществ сообразно их благоустроенности: здесь принимаются в расчет обстоятельства, могущие дать льготы по уплате податей (долги, пожары, разорение от врагов и т. д.). Перепись – это простая податная оценка имуществ, при которой не обращается внимания на благосостояние плательщиков.

94
{"b":"21962","o":1}