ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Замуж за бывшего мужа
Клан «Дятлы» выходит в большой мир
Приключения суперсыщика Калле Блумквиста
Психология глупости
Товарищ жандарм
Тибетская книга мертвых
Великие мужчины
Как открыть интернет-магазин. И не закрыться через месяц
Тайна гостиницы «Холлоу Инн»

— А огнестрельного ничего нет? — наконец не выдержал Илюха.

— Чего? — удивленно переспросил мастер.

— Ах, да, — Илюха почесал затылок. — Типа не изобрели еще.

— У нас в Клеве лучшие на Руси оружейники! — гордо и чуть обиженно заметил Захар.

— А как же Тула? — не очень уверенно спросил богатырь.

— Что?

— Неважно, раз не знаешь, так и говорить нечего.

Еще минут десять удрученный Илюха бродил меж оружейных стеллажей, пока с надеждой не остановился у стены, на которой были вывешены булавы всех размеров и видов.

— А вот эти игрушки, пожалуй, будут в самый раз, — довольно хмыкнул Солнцевский и тут же примерил в руке самую большую.

Не прошло и пары минут, как Илюха выбрал себе оружие по душе.

— Конечно, чуть покороче и потяжелее будет, но вполне сойдет за знакомую бейсбольную биту.

Княжеский оружейник, внимательно следивший за странным монахом-расстригой, удивленно вскинул брови.

— Что еще желает богатырь?

— Ничего.

— А меч, копье, боевой топор?

— Топор? — радостно переспросил браток. Спустя еще пару минут Солнцевский оказался обладателем прекрасного боевого топора.

— Классная вещичка, — заметил он, вспоминая прекрасный немецкий топор из первоклассной стали, которым он с удовольствием колол дрова в своем подмосковном коттедже.

— А меч? — с некоторым удивлением спросил Захар.

— Не, не надо. Этого вполне достаточно.

Солнцевский с выражением искренней радости поигрывал булавой. Топор, сверкающий благородной сталью, стоял у двери и тоже поднимал настроение настоящего мужчины.

— Ну я пошел, — наконец, вволю наигравшись тяжелой шипастой игрушкой, подытожил Солнцевский и направился к выходу.

— А кольчуга? — спохватился ошалелый Захар, к которому первый раз приходил такой странный богатырь.

— Что?

— Ну так в чем-то вы воевать будете, да и на военные советы...

— А... Форма одежды! — догадался Солнцевский. — Это ладно, порядок есть порядок. Показывай, что у тебя есть.

Еще через пять минут весь задор Солнцевского улетучился, как бутылка пива в субботнее утро. То есть мгновенно и бесповоротно. Дело было в том, что бывший борец померил с десяток кольчуг и приуныл.

— И что, у вас в этом воюют?

— А что, у вас разве воюют не в этом?

— Нет, — честно признался браток и вспомнил оставшиеся в прошлом криминальные войны. — Даже армейские бронежилеты начала девяностых были несколько полегче.

— Без кольчуги никак нельзя. Без брони ни в бой, ни на прием стоящий.

— Так что, без этого никак?

— Никак.

Солнцевский сильно приуныл. Даже пары огромных глотков из вовремя заныканной с княжеского стола бутыли с сорокаградусным напитком не хватило для восстановления душевного равновесия. На всякий случай, хлебнув еще немного, браток предложил заветную бутыль Захару:

— Хочешь?

— Нет, — после небольшой паузы и нетвердым голосом отказался оружейник.

— Да ладно, ты тут главный, подчиненных нет, да и рабочий день заканчивается. В общем, не вижу повода, чтобы не выпить.

— Что не видишь?

— Пей и не напрягайся, — Солнцевский протянул бутыль Захару.

Кузнец, надо признать, сдался не сразу. Сперва он закрыл дверь на засов, накрыл на огромной бочке классический для двух мужчин натюрморт (стаканы, хлеб, колбаса) и только после этого принял из рук Илюхи стеклянный сосуд. Пропустив по стаканчику, мужчины окончательно перешли на «ты» и почувствовали друг к другу явную симпатию. И все было бы хорошо, но развешанные рядом кольчуги явно портили Илюхе обедню.

— А без этого железа точно нельзя обойтись?

— Не положено. А что тебя, собственно, смущает?

— Да не привык я махаться в таком наряде, движения сковывает...

Тут Солнцевский задумчиво уставился на Захара. Точнее, не на него самого, а на его огромный кузнечный фартук, сшитый из толстой черной кожи.

— Кстати о птичках, тут портные путевые есть? Ну или там ателье?

— Кто? — предварительно хлопнув еще стаканчик, переспросил кузнец.

— Ну вот, скажем, этот фартук кто тебе сшил?

— Скорняк княжеский.

— Слушай, а не мог бы он сшить мне по-быстрому вот такое? — С этими словами, Илюха взял лежащий на маленьком столике кусок бересты и набросал гвоздем рисунок его будущей формы.

— При чем здесь это? Ты же богатырь!

— При том! Тут, тут и еще тут. — Илюха быстренько добавил несколько кривых штришков к своему произведению. — Ты наклепаешь всякого железа, шипов и прочей металлической дребедени.

— А... — Захар начал догадываться, к чему клонит странный гость.

— Ну так! И ваши традиции соблюсти удастся, и не придется пуд железа на себе таскать.

— Но как защита такая штука будет слабовата.

— Ну и ладно, я под пули лезть не собираюсь.

— Под что?

— Да неважно. Ну как, справитесь за день?

Захар замялся. Он, конечно, привык, что княжеские богатыри очень тщательно выбирают себе амуницию и часто делают самые немыслимые заказы, но этот странный монах переплюнул всех.

— Ты не сомневайся, князь платит, — подбодрил оружейника Илюха.

— Ну если скорняк успеет, то я сделаю все в срок, — наконец сдался Захар. — Только ты мне поподробнее расскажи, где какое железо вешать.

— На твой вкус, — пожал плечами Илюха.

Глаза оружейника загорелись, очевидно, странное задание начинало мастеру нравиться.

— Ну так послезавтра поутру я у тебя, а потом сразу к князю. По рукам?

— По рукам!

Новые знакомые крепко пожали друг другу руки.

— И еще просьба, уже личная. Сделай мне ошейник, реальный такой, как для волкодава, с шипами наружу.

— Без проблем, — согласился кузнец.

— Три.

— Что три? — не понял Захар.

— Три штуки.

— У тебя целая свора?

— Нет, это для Моти, моего Змея Горыныча...

Долго еще смотрел видавший виды княжеский оружейник вслед уходившему Илюхе. Да, такого странного богатыря в княжеской дружине точно еще не было.

* * *

— Ну и где тебя черти носят? — негодуя встретил новоиспеченного богатыря Изя.

— Из твоих уст эта фраза звучит странно, — нашелся Илюха.

Черт, между тем, почуял неладное и с подозрением повел носом.

— Пил! — вынес обвинительный приговор Изя.

— Странный ты, я же на пиру был, так там с князем за разговором пропустил пару стаканчиков.

— Мы тут ждем, волнуемся, переживаем даже, а он с князем пьянствует, — буркнул обиженный до глубины души Изя.

— Да ладно тебе, чего набросился на человека? — пришла на помощь богатырю Любава. — Скажи лучше, тебя приняли в дружину?

— Странный вопрос, а вы разве сомневались? — с этими словами уставший Илюха плюхнулся на стул.

К чести мебели, он жалобно скрипнул, но выдержал такую ношу.

— Перед вами новый богатырь княжеской дружины!

— А денег сколько будут в месяц платить? — живо забыл про обиды черт.

— Как всем, — пожал плечами Илюха.

Встрепенувшийся было Изя тут же приуныл:

— Мне надо было с тобой идти.

— Я и сам с усам, — гордо заметил Солнцевский и лениво бросил на стол княжеский кошель. — Это на первое время, так сказать, подъемные.

Настроение Изи этим вечером было словно весенняя погода — переменчивым и непредсказуемым. В этот момент оно опять стало хорошим. Что ни говори, а ничто так не восстанавливает душевное равновесие, как полный кошелек, особенно если это равновесие украинского черта, со специфическим именем.

— А еще... — выдержав небольшую паузу, продолжил гордый собой Илюха. — Узнав о том, что я прибыл в город не один, князь с княгиней предложили нам занять отдельный дом с амбаром, конюшней и баней. И хотя мы здесь ненадолго, отказаться я посчитал невежливым. Заселяться можем хоть сейчас. Да, и хочу обратить особое внимание на то, что этот дом достается нам абсолютно бесплатно.

Это известие произвело должное впечатление и на словоохотливого Изю, и на домовитую горе-разбойницу. Вся компания бурно встретила хорошее известие. Любава тут же начала собирать нехитрые пожитки, а Изя вдруг ни с того ни с сего задумался.

18
{"b":"21969","o":1}