ЛитМир - Электронная Библиотека

Илюха вздохнул, взялся за рога и потянул козла к обочине. Что-то тут было не так. Странный какой-то козлина, вместо носа пятачок, как у свиньи, да и хвост, украшенный почти львиной кисточкой, несколько длинноват. Хотя Чернобыль, мутации, то да се...

Наконец дело было сделано, козел-мутант с пятачком и длинным хвостом был перемещен с дороги к небольшому лесочку, растущему у обочины.

Илюха отряхнул руки, тяжело вздохнул, перекрестился (живую душу погубил все-таки) и собрался было вернуться к машине, как вдруг покойный открыл глаза. Желтые такие, чистые глаза. Дальше пошел вообще беспредел: покойник потряс башкой, пробурчал что-то непонятное, сел и уставился на своего убийцу.

— Ты чего, ошалел, с такой скоростью ездить?

— Это ты мне? — едва выдавил из себя Илюха.

Ну конечно, чего скрывать, у него были в жизни моменты общения и с потенциальными трупами, и со свежеиспеченными, да и сам в смутные времена не раз выписывал путевки на тот свет, но с такой наглостью встречался впервые.

— Конечно тебе, придурок! Машину купил, права купил, водить не купил, да? — Кряхтя, оживший лохматый тип при рогах и копытах с трудом поднялся с травы.

— Я что-то не понял, ты кого придурком назвал? — Илюхе было плевать, что рогатый вдруг ожил и заговорил на человечьем языке, такого прямого наезда он просто не мог стерпеть.

— Да тебя, кого же еще! — Желтые глаза налились холодным блеском. — И нет, чтобы первую помощь оказать, к примеру, искусственное дыхание рот в рот. Так нет, он решил меня в лесочек отволочь да и бросить тут! Придурок и есть!

— Слышь, ты, козел! — не по-детски завелся Илюха.

Еще не хватало, чтобы волосатая говорящая тварь ему тут хамила в лицо.

— Это кто козел?! — Рогатый тоже был вне себя от гнева.

— Да ты даже на козла-то не похож!

— Это я-то не похож?!

— Рога поотшибаю!

— Что, по сопатке захотел?!

Больше таких оскорблений Илюха вытерпеть не смог: огромный кулак просвистел в воздухе и встретился с черным, чуть мокрым свинячим пятачком на наглой морде задавленного существа. Рогатый заревел от боли, и на Илюху посыпались яростные удары волосатых крепких рук и копыт. Больно, блин!

Дальше странная драка продолжалась с переменным успехом. Хвостатый, оказавшийся достойным бойцом, яростно сопротивлялся закаленному в стрелках и разборках братку.

Пару раз копыта с характерным звуком, минуя защиту Солнцевского, врезали ему по скуле и по носу. Илюха от такого вероломства законно осерчал и, увернувшись еще от одного коварного удара, поймал соперника за рога.

Взвыли дерущиеся одновременно: Илюха от напряга, пытаясь сломать рога, а собеседник, в свою очередь, от ярого неприятия данной процедуры. Стальные мышцы бывшего борца не подвели. В чистом ночном воздухе звук сломавшегося рога был похож на выстрел.

Потасовка прекратилась сама собой. Илюха утер рукавом пиджака от Версачи стекающую из разбитого носа кровь и с некоторым удивлением смотрел на отломанный кусок рога в своей ладони. Копытообразный же стоял напротив братка и тоже с удивлением смотрел на осколок своей плоти в его руках.

Вдруг налетел порыв ветра, что-то неожиданно хлопнуло, и мир вокруг изменился. Вроде все было так же, но при этом совсем не так. И воздух как-то свежее, и деревья побольше, да и силуэт джипа неподалеку растворился в темноте.

Первым из оцепенения вышел именно черт.

— Точно, ты не придурок, — повертев пальцем у виска, сказал он. — Ты полный дурак!

— Че ты сказал? — больше для соблюдения имиджа прогундел Илюха.

— Шо слышал! Вначале сбивает на своем катафалке ни в чем не повинного черта, а потом вообще начинает быковать и ломает ему рог. Получи теперь гостинец на именины!

С некоторым запозданием до Илюхи начало доходить.

— Так ты черт?

— Пингвин, е...ть. — Далее последовала заковыристая фраза на абсолютно нецензурном диалекте.

— Погоди, я что-то не понял, что, собственно, произошло.

— Блин, столько нормальных людей вокруг, а мне дебил с килограммом золота на шее попался.

Илюха тут же шмыгнул разбитым носом и спокойно предупредил.

— Сейчас и второй рог сломаю.

— Ишь, обиделся он! Между прочим, это мне обижаться на тебя надо. Ты меня сбил, избил, рог сломал. Что, мало тебе?

— Ну так ты это, сам виноват. Чего под колеса-то полез?

— Это я-то полез?! Да я мирно шел по обочине и на звезды любовался, а тут ты!

— Ну ладно, ладно, не заводись опять, — примирительно пробасил Илюха. — Ну типа, извини.

— Извинения на хлеб не намажешь, — недовольно заметил черт и резким движением вырвал кусок своего рога из рук обидчика. — Всю мою красоту порушил... А может, у меня сегодня свидание было назначено? Кому я теперь с одним рогом нужен? Да и материальную сторону ущерба от дорожно-транспортного происшествия неплохо было бы обсудить.

— Платить не отказываюсь, а рога для мужчины, между прочим, не самое главное, — справедливо заметил Солнцевский.

— Это смотря для кого, — буркнул черт, но уже значительно более спокойным тоном. — Ладно, новые отрастут, ну а сумму я тебе попозже назову, с учетом морального ущерба, конечно, и упущенной выгоды.

Илюха заметно покривился, но спорить не стал.

— Слушай, а разве черти бывают? — робко поинтересовался бывший борец.

— Здрасьте вам, приехали. Конечно, бывают!

— Я думал, только в сказках.

— Ты чего, бывший спортсмен, что ли? Плоховато соображаешь.

— Не хами.

— Точно, спортсмен. Ну тогда ладно небось часто по мордасам получал, и соображалки сильно поубавилось.

— Я, между прочим, борец, — гордо заметил Илюха. — Греко-римский!

— Ага, значит головой о маты часто били. Ну что же, исключительно из-за бывших спортивных травм расскажу. Слышь, распальцованный, ты в Бога-то веруешь?

— Конечно! — абсолютно не задумываясь, ответил Илюша и сквозь разорванную рубашку поправил увесистый золотой крест на могучей груди.

— Значит, ты точно уверен, что Бог есть?

— Ну так.

— Так почему же ты сомневаешься в наличии чертей? Ведь одного без другого не бывает.

— Э-э-э... — протянул Солнцевский.

Черт закатил желтые глаза:

— Ты действительно такой тупой или прикидываешься?

— Не терплю хамства, рискуешь потерять и второй рог, — спокойно заметил Илюха, незлобно сжал кулак и продемонстрировал его черту.

— Рискни, тогда уж точно провалимся к мамонтам.

— Не понял.

— Че ты опять не понял? Неужели не заметил, что вместо чахленьких елочек вокруг сосны в два обхвата, а джипчик твой вместе с асфальтом вдруг растворился?

Илюха с ужасом огляделся.

Джип действительно исчез, как и вполне сносная дорога в четыре полосы.

— Если это ты свистнул джип, то обломанными рогами не отделаешься, — сурово предупредил Солнцевский.

— Крепко тебе об маты голову отбили. Я же с тобой все это время был! Да и на фига мне твой джип?

— Джип всегда в хозяйстве сгодится, а свистнули его небось твои подельники.

— Ага, и асфальт в рулон скатали и унесли, — съязвил черт. — Глаза разуй, лишенец!

Вокруг действительно все было как-то не так. Криво как-то или, наоборот, более правильно, чем обычно. Воздух чище, трава зеленее и рассвет начинался явно раньше, чем всегда.

— Где мы, а?

— Где, где... в Караганде! Раньше надо было думать, прежде чем рога законопослушным чертям ломать.

— Да рога-то тут твои при чем?

— При том, ушибленный. Рога для нас очень важный орган.

— Всегда предпочитал обходиться без них, — хмыкнул Илья.

— Не путай человека с чертом, — назидательно заметила парнокопытная нечисть. — Мне продолжать, или будем соревноваться в остроумии?

— Продолжай.

— Ладно, короткий вариант исключительно для бывшего спортсмена. Отломав мой рог, ты вернул меня в то время, когда я, собственно, родился. А так как ты, Геракл сушеный, держал кусок рога в своих руках, то отправился вместе со мной.

— Куда?

— Ни капли не сомневался, что ты задашь этот вопрос. Ты сегодня хоть немного начнешь шевелить мозгами или мне разжевывать каждое свое слово?

2
{"b":"21969","o":1}