ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ты что, в кости играешь? — стараясь быть равнодушным, поинтересовался он у Козявкина.

— Немного, — тоже стараясь не показать заинтересованности, отозвался тот.

— Может, покатаем? — предложил Изя.

— Можно, — ответил не менее равнодушный голос.

Через минуту двух чертей уже было не узнать. Шерсть дыбом, глаза горят, копыта нервно постукивают по столу. Спустя еще немного времени горка монет перед Изей заметно выросла. Так же изменилось и его настроение.

— Да ладно, не переживай ты так, — успокаивал он противника, передвигая себе поближе очередную горсть монет, тем самым почти удваивая первоначальную кучку. — Может, ставки удвоим?

— Ты меня так вообще без штанов оставишь, — буркнул в ответ Корефан, ставя на кон последние монеты.

Эти монеты так же неумолимо перекочевали к Изе.

Проигравший проскрипел зубами и выскочил из комнаты. Вернулся он с очередным кошелем, правда, чахлый вид этого хранилища денег не вызывал оптимизма.

— Ладно, давай удваивать ставки, — вздохнул Корефан, высыпая монеты на стол. — Может, отыграюсь еще.

— Не за то отец сына бил, что в карты играл, а за то, что отыгрывался, — нарочито поучающим голосом заметил Изя, и игра продолжилась.

Однако скоро веселость однорогого улетучилась. Кости слушались Корефана словно волшебные. Но колдовство Изя бы сразу почувствовал, так что ничего не оставалось делать, как скрепя сердце ставить и проигрывать все новые и новые суммы. Остановился Изя только тогда, когда рука не нащупала на привычном месте ни одной монеты.

— Давай еще, — понесло Изю.

— Я предпочитаю играть на наличные. Будете у нас в Киеве, заходите еще, — съязвил Козявкин.

Изя заметался по комнате. За свою долгую жизнь он ни разу так не проигрывал. Наоборот, ни один нормальный человек не садился с ним играть более одного раза из-за умения черта оставить противника буквально без штанов.

Кара, которая постигнет его от рук коллег, настолько ярко промелькнула перед глазами, что он невольно поежился. Нужно было срочно найти какой-то выход.

Тут голову черта осенила блестящая мысль.

— Слушай, а ты в карты играешь?

Корефан презрительно хмыкнул.

— Так дай отыграться! — молящим голосом попросил Изя.

— Клади деньги на стол и отыгрывайся, — пожал плечами Козявкин.

— Подожди минут пять! — из дверей крикнул черт с обломанным рогом, уже несущийся в «Чумные палаты».

— Не за то отец сына бил, что в карты играл, а за то, что отыгрывался, — улыбаясь вслед сородичу, повторил Корефан. — Что и говорить, удивительно верная поговорка.

* * *

За обещанные пять минут Изя успел ворваться в «Чумные палаты», сбить с ног Солнцевского, наступить на хвост мирно спящему Моте, вытащить спрятанную последнюю заначку (что это за черт без скрытых резервов) и под самым носом тиснуть буквально из-под носа оцепеневшей Любавы столовое серебро.

Обратный путь был проделан не менее шустро, его скорости и быстроте реакции позавидовали бы даже олимпийские чемпионы. Черту удалось увернуться от брошенного вслед Соловейкой горшка с кашей, праведный гнев обиженного Змея так же прошел впустую (лязганье зубов и опаленный зад не считается).

Солнцевский тоже пытался отловить напарника и поинтересоваться в свойственной ему манере, что собственно вызвало проявление таких спортивных достижений. Зная Изю уже довольно неплохо, Илюха догадался, что так себя вести его могли заставить только деньги. Но и богатыря постигла неудача, черт вырвался из дома, перемахнув через забор.

И только довольно хихикающий Феофан вполне отчетливо догадывался о том, что стряслось с чертом, ведь это именно он послал Изю к самому прожженному пройдохе и шулеру всего Киева.

— Ничаго, может, поумнеет, — буркнул домовой и продолжил изучать старинный фолиант.

* * *

На этот раз черти играли в «очко», эффект оказался тот же. Сначала Изя немного отыгрался, но зато потом... Удача совсем отвернулась от однорогого черта. Может, у него просто кальция в организме не хватает? В конце концов он проиграл даже новенькую косуху, штаны, сапоги и серьгу из уха.

— Ну если у тебя больше ничего нет, будем считать, что на сегодня хватит, — довольно заметил Корефан, примеряя обновки. — Появятся деньги, всегда готов дать тебе возможность отыграться.

Изя тупо уставился на своего обидчика, до сих пор не понимая, как все это могло произойти. Ну кости, это ладно, в костях он не был таким уж специалистом. Но карты! Да ведь за свою долгую жизнь он до того отточил мастерство шулерства, что проигрывал только для затравки, чтобы лох поглубже заглотил наживку и не сорвался раньше времени. Тут несколько запоздалая, но удивительно простая мысль сверкнула в голове горе-казначея.

— Так неужели меня развели как последнего фраера? — этот вопрос черт задал сам себе и сам же себе просто и откровенно ответил: — Да, тебя кинули, как мальчика, видать, у Корефана опыт за спиной побольше твоего будет.

У Изи словно пелена спала с глаз, и, прокрутив события назад, ему захотелось завыть от отчаяния. Каким же самоуверенным он был! Ведь вероятность, что его обуют, не рассматривалась даже теоретически. Наоборот, он сам прикидывал, как бы кинуть исторического аборигена. Вдруг в порыве самобичевания в голову пришла мысль, от которой даже пот прошиб. Ведь сейчас Козявкин тоже абсолютно уверен в своей гениальности и безнаказанности, следовательно, не ждет никакого подвоха от сломленного, проигравшегося до нитки дальнего родственника. Вот тут-то и можно сыграть, только надо это сделать быстро, пока Корефан расслаблен.

Голова стала абсолютно ясной, глаза цепко пробежались по комнате. Как обычно, самое простое решение оказалось под носом. Изя как бы невзначай открыл голландский сундучок и, порывшись там, извлек на свет три наперстка.

— Ладно, проиграл так проиграл, — примирительно заметил Изя торжествующему Корефану. — Хочешь, напоследок фокус покажу?

— Валяй, — снизошел до проигравшего шулер, отметивший в этот момент, что удивительная куртка ему оказалась мала.

— У тебя гороха случайно нет?

— А на что он тебе? — привычно ответил вопросом на вопрос Козявкин.

— Не беспокойся, не есть. Меня от гороха пучит.

— Если не есть, возьми в кладовке.

Еще немного времени понадобилось для того, чтобы подобрать подходящую по размеру ровную горошину. А дальше Изя показал класс по всем правилам современных лохотронов. Немного покатав наперстками горошину по столу, скрыл ее под одним из них.

— Где горох?

— Здесь, конечно, — не понял подвоха Корефан и, естественно, ошибся.

Изя повторил фокус.

— Здесь, — вновь ошибся Козявкин. — Как же так, я же видел? Давай еще!

— Да нет, домой уже пора, засиделся я что-то.

— Погоди! — заглотил наживку шулер, — Ставлю твою куртку, что на этот раз угадаю.

— Ну если ты настаиваешь...

Он, конечно, не угадал. Не угадал он и второй раз, и третий, и десятый, и двадцатый. Изя не мог поверить своим глазам, но шулер сам попался на детскую разводилку и уже ничего не соображал от возбуждения.

К среднему богатырю вначале вернулась одежда, потом проигранное золото, потом золото Корефана. Наконец перешли на недвижимость, и в результате сумасшедшего дня Изя превратился в полноправного хозяина красивого дома с красными резными наличниками, с амбаром, лавкой и всем приусадебным хозяйством.

Корефан рвал на себе жиденькие волосы, но было уже поздно.

— Ставлю...

— У тебя ничего не осталось, — заметил Изя.

— Ставлю... — не сдавался Козявкин, но никак не мог вспомнить, какие еще активы остались в его распоряжении.

— Ставишь артефакт перемещения, — услужливо подсказал однорогий.

— Ты что, ошалел? Знаешь, сколько он стоит?!

— Тогда попрошу освободить помещение, — голосом прокурора выдал Изя. — Данная территория является частной собственностью, и к вам может быть применено физическое воздействие в виде вышвыривания в окно.

36
{"b":"21969","o":1}