ЛитМир - Электронная Библиотека

— Да я... — начал было Корефан.

— Вы лицо без определенного места жительства и с полным отсутствием средств к существованию. Артефакт, конечно, стоит дороже, но ждать нового покупателя тебе придется, побираясь у городских ворот.

Козявкин остервенело уничтожал жалкие остатки растительности на своей голове. Удивительно, но разум восторжествовал над одержимостью.

— Не, ставить больше не буду. Давай меняться — я тебе артефакт, а ты мне взамен все то, что у меня выиграл.

— Только дом, — начал привычную торговлю Изя.

Черти торговались очень долго, самозабвенно и с использованием всех накопленных знаний за свои рогатые жизни. Победила молодость, то есть средний богатырь. Более сильная позиция изначально была у него, и Изя не упустил свой шанс.

Козявкину возвращалось все его недвижимое и движимое имущество, а посланнику из будущего доставался артефакт перемещения и солидная сумма денег. Крепким рукопожатием черти отметили окончание торговли.

— Ну пока? — с надеждой попрощался с родственником Корефан.

— Артефакт, — скромно напомнил выигравший.

— Ах да, сейчас я принесу тебе брошь Илейки Кудрявого.

— Кого? — переспросил Изя.

— Историю своей страны знать надо! — поучительно заметил Козявкин и через минуту положил перед родственничком странную брошь.

Она представляла собой пятиконечную звезду с красными лучами. В центре броши на белом фоне красовался молоденький чертик с пшеничными кудрями и маленькими рожками. Какие-то смутные воспоминания шевельнулись в голове у Изи...

Илейка Кудрявый и его брошь очень сильно напоминали черту банальную октябрятскую звездочку. Читатели помладше, конечно, могут не знать, что это такое, но, как ни крути, этот символ красовался на груди маленьких школьников некогда большой страны не один десяток лет, ошибиться черт не мог. Она была, конечно, выполнена не из дешевого сплава, а из золота, финифти и рубинов, но в целом сходство было уникальным. Тем более что в центре артефакта Изе улыбался вылитый маленький кудрявый Владимир Ильич, только с рожками.

— Слушай, а двоих эта брошь сможет вернуть в мое время.

— Да хоть тысячу. Илейке Кудрявому все равно, сколько народа переносить. Он вообще кого хочешь куда хочешь завести может. Только учти, эта штука одноразовая, так что больше мы с тобой не увидимся, — тут Корефан даже не стал скрывать полного удовлетворения данным фактом.

— Не торопись радоваться, я намерен еще тут погостить. — Изя резко испортил зарождающееся хорошее настроение Козявкина. — А как эта штуковина действует?

— Очень просто. Надо нацепить брошь прямо над сердцем, одеться во все красное, засветло залезть на утес, нависающий над рекой, встать лицом на восход, сжать звезду правой рукой, горделиво вздернуть подбородок, дождаться первого солнечного луча и громко крикнуть «Ура!».

Изя озадаченно почесал затылок.

— Боюсь, не запомню. Слушай, у тебя есть, на чем записать весь этот процесс?

— Есть.

— Так давай.

— Не дам.

— Почему? — совсем запутался Изя.

— Потому что всю эту фигню я только что придумал, — признался Корефан. — Надо просто вернуться на то место, куда ты переместился, и нацепить брошь вверх ногами.

— И все?

— Все, — признался Козявкин.

— Так что ты мне тут наплел? — взревел Изя.

— Пошутил. Просто на восходе это было бы еще и красиво, — пожал плечами Корефан Козявкин и отворил входную дверь, давая гостю понять, что аудиенция окончена.

Через минуту Изя вдохнул прохладный свежий ночной воздух полной грудью. Сумасшедший день, полный трагедий и удач, подошел к концу.

Несмотря на позднее время, черт проявил чудеса расторопности (присутствие внушительного количества наличности сильно облегчило его задачу) и ввалился в «Чумные палаты» нагруженный всякой всячиной так, что даже Мотя поначалу не узнал его и недовольно запыхтел. В то же мгновение предусмотрительный Изя водрузил перед бдительным Змеем целых три копченых телячьих ноги весьма впечатляющих размеров. Незлопамятный Мотя тут же простил оттоптанный хвост и, вцепившись каждой из своих пастей в соответствующую аппетитно пахнущую ногу, мешая торчащими говяжьими мослами сам себе передвигаться, отправился уничтожать угощения во двор.

Соловейке было возвращено столовое серебро, а шею украсили прекрасные янтарные бусы. Она, конечно, оказалась не такой отходчивой, как Мотя, но, оценив обилие съестных припасов, притащенных однорогим подлизой, вскоре успокоилась окончательно.

Богатырю было продемонстрировано значительное увеличение казны, что подействовало на него самым благоприятным образом, ведь Илюха уже практически смирился с ее безвозвратной потерей и только раздумывал о способах наказания парнокопытного растратчика. Прекрасный кинжал с золотой насечкой окончательно реабилитировал Изю в глазах напарника.

И на этот раз выходка Изи сошла ему с рук.

А Феофан... Старому домовому достались новые, расшитые легкомысленными цветочками и ягодками валенки. Как ни крути, но урок, данный им Изе, тоже стоил дорогого, а ничто так не греет душу и ноги, как валенки.

* * *

После знаменательного общения с Корефаном Изя справедливо рассудил, что ему просто необходим отдых, чтобы восстановить душевное равновесие. Приобретение (а если быть точнее, изъятие) броши Илейки Кудрявого черт решил пока утаить от компаньона. Илюха слишком хотел вернуться, а такой поворот Изю не устраивал. Только обустроились, раскрутились — и сразу уезжать? Ну нет, так дела не делаются. Вот когда дивиденды иссякнут, тогда и устроим себе торжественные проводы назад, в свое историческое время.

А пока... Пока можно считать, что исторический эксклюзивный тур по местам былой славы только начался. Как и подобает классическому туристу, черт приступил к основному занятию на отдыхе — он банально тунеядничал. Прекрасная погода и налаженный самогонный аппарат ему были для этого лучшими помощниками. А чтобы от этих важных дел его не отвлекал Илюха, Изя заявил, что вплотную занялся их возвращением и нуждается в покое и усиленном питании.

Солнцевский, конечно, догадывался, что его компаньон темнит, но вывести его на чистую воду богатырю никак не удавалось. Таким образом, лишенный возможности влиять на события, Илюха решил прибегнуть к проверенному рецепту — усиленному занятию спортом. Тем более что все условия для этого имелись.

Солнцевский с двойным усердием принялся заниматься с Сусанной. Княжна оказалась на редкость прилежной ученицей и даже стала намекать, что двух тренировок в день становится маловато.

Моте было поручено чрезвычайно ответственное задание по обезвреживанию Микишки. Дело было в том, что присутствие дьячка полностью парализовывало процесс тренировок. Ведь, с его точки зрения, чуть ли не каждое из предложенных Солнцевским упражнений не соответствовало понятиям о княжеской чести. И тут не помогали никакие доводы и угрозы. Микишка был неумолим, словно памятный айсберг на подступах к «Титанику», а в его кармане уже был наполовину готовый профессиональный донос Берендею на «неописуемые бесчинства, творимые бандой окаянного расстриги».

Но управа нашлась и на неугомонного дьячка. Он был передан со всеми потрохами на попечение Горенышу. Что с него возьмешь, он же Змей неразумный, да еще и маленький. Тут никакие доносы не помогут, мало ли что творит домашнее животное на территории частного владения?

Мотя подошел к порученному заданию со всей ответственностью и проводил все свободное ото сна и еды время за пресечением попыток неугомонного дьяка прорваться во двор «Чумных палат». Надо признать, что это получалось у него просто великолепно, и за последнее время Микишка смог прорваться на тренировки Сусанны только пару раз, и то с серьезными потерями в виде рваной рясы и опаленной бороды.

И только Любава осталась не у дел. С самого начала Солнцевский предложил ей заняться фитнесом вместе с Сусанной. Такое циничное предложение привело ее в ярость, и она презрительно отказалась, мотивировав свое решение тем, что она и без этого хороша. Тут, конечно, Илюха повел себя просто вызывающе, и вместо того, чтобы пару дней провести в уговорах, только пожал плечами и отправился на очередную тренировку.

37
{"b":"21969","o":1}