ЛитМир - Электронная Библиотека

— Необходимая самооборона, — подсказал юридически грамотный Солнцевский.

— Во-во, именно, — согласился Берендей, продолжая любоваться Соловейкой. — Не зря я твои бывшие подвиги простил.

— Это ты ее таким приемам обучил? — строго поинтересовался Севастьян, лишенный романтических черт в характере.

— Свистеть она и без меня умела, а остальному я.

— Богатырей таким фокусам сможешь обучить? — Планы воеводы оказались далеко идущими.

— И бодибилдингу, — вставил Мартын.

— И ему тоже, — согласился воевода.

Стать вечным тренером, хотя и олимпийского резерва, Солнцевскому не улыбалось. Одно дело заниматься этим в удовольствие, для себя, так сказать, а другое дело подписываться на постоянную должность. Илюха решил отказаться, но до глубины знакомый голос рассудил совсем по-другому.

— Ша, я вас таки умоляю! Да разве такие дела так, с наскоку, во дворе решаются? Проходите в дом, хлопнем по чарке, поговорим за жизнь, а уж потом и договор о тройной оплате предлагаемых нашим оздоровительным центром услуг сможем подписать, — включился в свою любимую игру внезапно появившийся пронырливый черт.

— Тройную? — не поверил своим ушам воевода.

— Ой, только не говорите мне, что поднятие боевого духа на качественно новый уровень всей княжеской дружины не стоит таких денег! А к вопросу о поставке стероидов двору его княжеского величества мы вернемся несколько позже, — с этими словами черт утащил упирающегося воеводу в дом.

Тут оказалось, что за все это время Берендей так и не смог оторвать восторженного взгляда от женской составляющей команды. Эта составляющая от такого внимания стала похожа на рака, которого сварили в свекольнике.

— Любава, принеси нашему гостю чарку вина, — решил помочь Соловейке Илюха.

— Да не надо ничего... — попытался остановить ее князь, но Любава, получив такой благовидный предлог, уже умчалась домой.

Когда за ней закрылась дверь, Берендей только тяжко вздохнул.

— Какая женщина, ураган просто, — после продолжительной паузы выдал князь. — Пойду я, богатырь...

— А как же чарка? — не поверил своим ушам Солнцевский.

— Что-то не хочется, — задумчивым голосом протянул Берендей и отправился прочь со двора.

У самых ворот он на секунду остановился:

— Слышь, богатырь, месяц на исходе, пир в честь Вилория Галицкого назначен через три дня. Приходи со всей командой. — Князь мечтательно бросил взгляд на двери, в которых только что скрылась Соловейка. — Со всей, слышишь!

* * *

Илюха не мог ослушаться князя, так что, конечно, на княжеский пир пришла вся «Дружина специального назначения». Вот только Мотя поначалу хотел ослушаться приказа князя, но, получив устное внушение от Изи, бараньи ребрышки от Любавы и три затрещины от хозяина, переменил свое решение.

Вся компания прибыла во дворец во всем своем великолепии. Когда они в своих проклепанных косухах, начищенных сапогах и с гордо вскинутыми подбородками шли по городу, постоянно галдящий народ в почтении замолкал. Собаки также предпочитали не брехать, так как свой грозный вид Мотя подтвердил предупредительными струйками горячего пара из всех шести ноздрей. Усилиями Соловейки за это время Мотя изрядно отъелся, и шипастые ошейники уже не смотрелись на его шейках так уж смешно.

Стража почему-то вначале решила не пропускать их на княжеский двор. Илюха пригрозил разнести ограду по бревнышку и уже собрался претворить угрозы в жизнь, но тут вмешался Змей и выпарил стражу с ее поста.

До тронного зала добрались без потерь.

— Ты, какого... Змея в княжеские палаты притащил? — ласково встретил вновь прибывших Севастьян.

— Берендей сказал, чтобы мы пришли всей командой, а слово князя для меня закон, — парировал Илюха.

— Так он имел в виду людей!

— Что-то мы не видели перед входом таблички, что вход с собаками... Тьфу, с Горынычами запрещен, — тут же вмешался Изя. — Что не запрещено, то разрешено, плюс, конечно, приказ князя.

Севастьян, до сих пор не отошедший от того, как ушлый черт выбил из него сумасшедшее финансирование «Программы физического развития княжеской дружины», с ненавистью посмотрел на Изю.

— Что тут за шум? — Зычный бас возвестил появление Берендея. — Любавушка, как я рад вас видеть, проходите, проходите быстрее!

— Так они со Змеем приперлись! — попытался вставить слово Севастьян.

— Он у нас смирный, — робко заметила Соловейка.

Берендей расплылся, как кусок масла на раскаленной сковороде.

— Видишь, он у них смирный, — обратился князь к Севастьяну. — Пусть проходят.

— Может, ты представишь мне наших гостей? — холодно поинтересовалась неизвестно откуда взявшаяся Агриппина.

Князь немножко заметался, но большой опыт дал себя знать, и он быстро взял себя в руки.

— Грунечка, радость моя, разреши тебе представить...

— «Дружину специального назначения», — подсказал Изя.

— Точно, их самых, — обрадовался поддержке князь. — Илью Солнцевского ты уже знаешь. А это два богатыря под его началом — средний Изя и младший Любава. Кстати, ты не думай, Изя не иудей, у него просто родители большими оригиналами были.

Обиженный Мотя недовольно, как бы невзначай, звонко клацнул средней пастью, и князь тут же поправился:

— И последний член команды Змей Горыныч.

Гореныш галантно поклонился княгине. Агриппина осторожно потрепала Змея по подставленной тут же голове.

— Его Мотя зовут, и он еще маленький, — охотно пояснил Илюха.

— Вижу, что маленький, — голос княгини немного потеплел. — Так чего в дверях стоять? Проходите, садитесь.

С этими словами Агриппина решительно взяла мужа под руку, и княжеская чета направилась в тронный зал. Севастьян и вся компания последовали их примеру.

Зал оказался полон, но для новой миниатюрной дружины были зарезервированы места недалеко от князя. Любава торопливо заняла место между друзьями. Внимание, оказанное ей княжеской особой, было явно в тягость. Изя и Илюха, слава богу, таким вниманием не отмеченные, чувствовали себя значительно комфортнее.

Солнцевский окинул взглядом зал. Совсем рядом расположились Илья Муромец со своими двумя товарищами. На приветственный кивок они только нахмурились и демонстративно отвернулись. Старые обиды оказались на удивление сильны. Зато Мартын Лихосватский сам радостно махнул рукой в знак приветствия с другого стола.

Тут нужно отдать должное протокольной службе у Берендея (или как она у него называется?), сработала она на совесть. Гостям дали время поесть, попить, потом еще поесть, потом еще много попить... И только тогда, когда изрядно захмелевшее и насытившееся общество удивленно засуетилось на своих местах, то и дело нетерпеливо посматривая на пустующее рядом с князем место, Берендей еле заметно для окружающих кивнул одному из своих слуг.

— Княжна Сусанна! — спустя мгновение оповестил глашатай, и сотни пар глаз обратились к дверям.

В зал вошла Княжна. Причем именно так, с большой буквы «К».

Ахнули все. Сусанна, конечно, не могла предстать перед всем двором ни в шароварах и рубахе, ни в мини-бикини из двадцать первого века, ни в облегающем тренировочном костюме из фитнес-зала, но все же она постаралась выгодно подчеркнуть произошедшие с ней за последнее время перемены.

Сарафан, конечно, имел место быть, но был изрядно заужен и притален, тем самым удивительно корректно и выгодно подчеркивая округлившиеся накачанные плечи, тонкую талию и крепкие ягодицы. Густые русые волосы были убраны не в косу, а просто стянуты в хвост красной лентой. Кокошник вообще отсутствовал как факт, на лбу красовался золотой обруч. Лицо, напрочь лишенное ужасных прыщей, было покрыто густым загаром (Изина работа). Поджатые волевые губы дополняли новый твердый образ княжны.

Сусанна окинула присутствующих решительным взглядом и направилась к своему трону. Походка ее, конечно, была не совсем изящна, и уж совсем не легка, зато в каждом шаге чувствовалась уверенность и сила.

40
{"b":"21969","o":1}