ЛитМир - Электронная Библиотека

Нет, конечно, если Берендей велит, поедут, разнесут, сожгут, как говорится, куда денутся? Но ведь он еще не приказал! А так можно легко и непринужденно посадить в лужу ненавистного Солнцевского с компанией. Ведь даже ежу ясно, что если из города вышвырнули сборщиков податей (кстати, это тебе не налоговый инспектор, а пять десятков отборных дружинников), то трем членам странной команды уж точно не справиться. Змея почему-то никто в расчет не брал, хотя если его считать, то в команде было ни много ни мало, а шесть голов.

Вот такие мысли промелькнули в стриженой голове старшего богатыря. Судя по тому как Изя лихорадочно теребил кончик уха, мысли среднего богатыря были схожими. Но вызов брошен, и не принять его было невозможно.

«Ха, — хмыкнул Солнцевский, — принимать так с музыкой!»

Илюха не торопясь поднялся с места, дождался полной тишины, окинул взглядом присутствующих и зычным голосом начал свою речь.

— Мне хотелось бы немного уточнить детали. Значится так, Киев долгие годы качественно и по понятиям крышевал Урюпинск, они, в свою очередь, точно в срок отстегивали процент. Все было хорошо, пока ввиду форс-мажорных обстоятельств не сменилось руководство конторы. Новый хозяин на старый договор папаши плюет, быкует и гнет пальцы. Гонцов наших в грош не ставит, а на свою охрану нанял новый ЧОП (частное охранное предприятие, если кто не знает). Конечно, можно провести устрашающую операцию и разъяснить товарищу политику партии и народа, но после этого конторка, скорее всего, будет признана банкротом и отстегивать процент уже не сможет по другим причинам.

Все, даже три былинных богатыря, с уважением смотрели на Илюху, а Лихосватский аж присвистнул от восторга. Как это было ни удивительно, но опять все всё поняли. Видя это, Солнцевский подвел итог:

— Значит, необходимо применить непосредственное воздействие на этого Сигизмунда, не причиняя вреда принадлежащей ему собственности. Что ж, такая задача вполне по плечу моей команде, но хочу предупредить, что воздействие будет не только словесное, но и физическое. Обещаю одно: жить и платить он будет.

— Да, — включился в игру Изя, — конечно, вы понимаете, что столь тонкое, можно сказать, ювелирное задание потребует существенного финансирования. Принимая во внимание, какие деньги получит казна в результате возвращения Усть-Урюпинска на путь истинный, думаю, что вопрос о конкретной сумме не вызовет никаких проблем.

От этих слов у Севастьяна судорогой свело лицо, уж он-то точно знал, что этот вопрос вызовет как раз огромные проблемы. Берендей же от таких речей опять почувствовал вкус к жизни.

— Складно излагаешь, богатырь, — улыбнулся князь. — Ну так тому и быть, направляю «Дружину специального назначения» на разбор проблем с Сигизмундом. Вопрос о денежной составляющей операции обговорите с воеводой.

Севастьян тихонько застонал, а Изя довольно потер руки. Однако Берендей тут же добавил изрядную ложку дегтя в бочку меда и без того очень сомнительного качества.

— А Любаву вашу оставляю у своей персоны для связи... Связи с вашей дружиной, разумеется, — немного поправился князь.

От такого посягательства на единственного повара, штатного будильника и, наконец, просто на самого очаровательного члена команды у друзей просто челюсти отвисли.

— Да вы что?! — первым взвился Изя. — Нам без нее никуда! Вы же ее пирожки пробовали.

— Она как специалист по звуковому оружию будет прикрывать нашу группу, — подвел менее эмоциональную базу хмурый Илюха.

— И встать без ее художественного свиста я уже не могу. Привык, будь я неладен.

— В общем, дружина есть дружина, идем на стрелку все вместе, — резюмировал Илюха.

Такого бурного сопротивления воле князя остальные присутствующие не видели до этого никогда, и все перевели осторожные взгляды на Берендея. Тот немного покрутил ус, осознал, что несколько погорячился, и милостиво решил не казнить двух наглецов. Изя с Илюхой были совсем не против такого решения.

Ратное совещание подошло к концу, все начали потихоньку покидать зал.

— Да, только постарайтесь его не очень сильно калечить, — вспомнил Берендей корпоративную этику, — князь все-таки.

— Как получится, — пожал плечами Илюха и вышел вслед за Изей.

Покинули дворец богатыри абсолютно молча, но зато когда оказались вдали от посторонних ушей, дали волю чувствам и выпустили пар.

— Ну с этим гаденышем, Микишкой, и так все ясно, а каков этот Добрыня ибн Никитич, а?!

— А Берендей? Ишь, чего надумал, охальник! Оставьте ему Любаву для связи.

— Знаем мы эти связи!

— И Никитичей этих знаем!

— И ведь всех все устроило!

— Даже Лихосватский слова не проронил!

— А еще туда же, в друзья набивается!

— Слушай, а давай всем назло этого Сигизмунда, не побоюсь этого слова, Лазаревича уделаем?

— Точно, давай! Метнемся в Усть-Урюпинск, вытрясем бабки и всех умоем.

— Мы мигом туда домчимся!

* * *

Сказать оказалось значительно проще, чем сделать. Нет, конечно, то, что основное задание будет выполнено успешно, никто из «Дружины специального назначения» не сомневался, но вот как попасть в Усть-Урюпинск? Именно это вдруг оказалось сложнее, чем могло показаться в первый момент.

Для Любавы (о планируемой карьере связной друзья, конечно, не сказали) такой проблемы не стояло вовсе, вы ведь помните, она умела скакать, стрелять... ну и прочее. Так что как дитя своего времени, хоть и весьма продвинутое, Соловейка относилась к лошадям как владелец кавказской овчарки в двадцать первом веке, скажем, к спаниелю. То есть на «ты», причем окончательно и бесповоротно.

Изя, ввиду своего весьма солидного возраста и не менее внушительной вредности, решительно заявил о полной несовместимости с лошадьми. Тем более что сами лошади, не подвластные мороку, видели рогатого во всей его красе. Сие зрелище не доставляло благородным животным никакого удовольствия.

Солнцевский вообще за свою жизнь общался с этими парнокопытными исключительно на московском ипподроме. Там милые лошадки прочно вошли в жизнь братка в виде выигрышей и проигрышей, но никак не ассоциировались со средством передвижения. Для Илюхи грядущее путешествие без утраченного «паджеро» казалось категорически невозможным. Вы только вдумайтесь: переться в такую даль (верст триста будет, не меньше) не на машине, не на самолете, даже не на (тьфу, тьфу, тьфу!) поезде, а на лошади! Ведь, правда, смешно? Вот и Илюха искренне рассмеялся, когда увидел трех запряженных лошадей.

— Да вы что, я на нее просто не влезу, — искренне изумился Солнцевский.

— Точно, точно, — подсуетился черт, — раз старший богатырь с лошадью не дружит, так и мне тут делать нечего!

С этими словами Изя попытался улизнуть в дом.

— Мужики, я что-то не поняла, вы что, от княжеского задания отказываетесь или банально струсили? — ехидненько воспрошала Любава.

Конечно, такого милого обвинения из уст мелкого уголовного элемента очаровательной наружности коллеги стерпеть не смогли.

— Какие базары, Любавушка, да кто, собственно, говорит об отказе от задания? — взвился Илюха.

— Да призовые бонусы за развод Сигизмунда Урюпинского считай уже у нас в кармане! — поддержал друга Изя. — Просто надо как-то туда добраться, а уж там мы развернем действие по всем законам драматургии.

Соловейка с некоторым недоверием посмотрела на друзей.

— Вы что, действительно никогда не ездили на лошадях? — осторожно спросила она.

— Ну почему же никогда, вот, помнится, мы когда-то с ребятами изрядно набрались и в парке на «Речном вокзале»... — начал вспоминать свои кавалеристские забавы Илюха.

— Будем считать, что в тех местах, откуда мы родом, лошади не очень распространены, — оборвал Изя не совсем уместные воспоминания Солнцевского. — Ну типа на верблюдах мы передвигались, ты хоть раз видела верблюдов?

— Нет, — честно призналась Соловейка.

43
{"b":"21969","o":1}