ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вот такие мысли бродили в рогатой голове черта, и лишь обличительные речи Берендея несколько отвлекали от радужных дум.

И наконец, последний член команды — Гореныш Мотя. Рассудительный Змей занял место рядом со своим хозяином и делегировал на прослушку Берендея левую голову. Именно она внимательно следила за князем, строила полное раскаяние и охотно кивала в знак согласия с правителем Киева. А остальные две головы, свободные от этого почетного, но безумно скучного занятия, развлекались отловом мух, благо их в помещении хватало на всех.

Головы замирали, дожидаясь, пока крылатое насекомое подлетит поближе, и ловко клацали пастями. Есть мух было неинтересно и противно, так что после небольшой паузы они отпускались на волю. Играли головы, естественно, на счет и к моменту завершения выволочки с небольшим отрывом вела средняя голова.

— Моя воля! — прогремел Берендей, изрядно уставший от всего происходящего. — До моего дальнейшего распоряжения «Дружина специального назначения» отстраняется от несения службы.

Илюха пожал плечами, очередной раз победив пытавшийся вырваться наружу зевок. Соловейка что есть силы вцепилась в локоть Илюхи, чтобы не грохнуться в обморок. Изя послал очередной взгляд, полный истинной любви, в сторону несравненной Газели. А Мотя сравнял счет в соревновании с самим собой.

— А теперь все свободны, — подвел итог разбору полетов Берендей.

Все присутствующие не торопясь потянулись к выходу. Представители посольств были весьма удовлетворены увиденным и не скрывали своего торжества. Но особенно был счастлив Микишка. Такой победы над ненавистной компанией у старого дьячка не было еще никогда.

— Солнцевский! — до глубины души знакомым голосом Броневого из «Семнадцати мгновений весны» вслед уходящим бросил Берендей. — А вас я попрошу остаться!

«Надо завязывать с пересказами фильмов, — подумал Илюха, с трудом отрывая от себя Соловейку и перевешивая ее на руку Изе.

Наконец это сложное мероприятие удачно завершилось и малый тронный зал опустел.

— Выпить хочешь? — устало поинтересовался Берендей. — А то у меня горло пересохло, да и после вчерашнего еще не поправлялся.

— Давай, — охотно согласился Илюха, вольготно располагаясь на скамье, — а то у меня от твоего разноса даже голова заболела.

Князь хмыкнул и достал из тайника под троном бутыль первача и пару кубков. Посуда тут же была наполнена до краев и так же решительно опустошена.

— Надеюсь, ты на меня не дуешься? — поинтересовался князь, вновь наполняя кубки.

— Да ладно, нечто я без понятия? Работа такая.

— Во-во, — обрадовался Берендей. — Но вы сами хороши, такую кашу заварить. Ну одно дело, ну два, это я мог бы замять. Но четыре! Я когда эту совместную делегацию поутру увидел, чуть не ошалел. Да в жизни не было, чтобы тевтонцы вместе с литовцами челом били. Да и поляки сейчас с ними со всеми в прохладных отношениях. Про бухарца этого я вообще молчу.

— Кстати о бухариках, — встрепенулся Солнцевский и поднял кубок. — За справедливость!

— Согласен, — с удовольствием наложил свою резолюцию Берендей.

Мужчины немного посидели молча, прислушиваясь к собственным ощущениям.

— Между прочим, они сами нарвались, — заметил Илюха, уже пришедший в полное равновесие с самим собой.

— Не сомневаюсь, — как-то уж очень быстро согласился князь, — но они все-таки послы, с ними так просто нельзя, лица неприкасаемые.

— Ладно, будем сложно, — согласился Илюха, прикидывая в уме планы возможной и очень сложной мести иноземным ябедам. — Кстати, ты нас надолго распустил?

— Думаю, на пару неделек, — пожал плечами князь, — раньше они не успокоятся. Так что будем считать, что вы в очередном отпуске.

— А отпускные? — тут же поинтересовался старший богатырь, — А то меня Изя со свету белого сживет.

— Вам за удачное дело в Галиче премия положена, так что можешь зайти к казначею, — мудро разрешил ситуацию князь. — Только ты уж постарайся хотя бы в ближайшее время с «Иноземной слободой» дела не иметь.

— Сдалась она мне, — буркнул старший богатырь, протягивая на прощание руку. — Ладно, в ближайшее время трогать не буду, а дальше видно будет.

* * *

Вся компания ждала Илюху в «Чумных палатах». Мотя философски дремал в уголочке, Изя задумчиво втирал в свои рога мазь для их усиленного роста, а Соловейка паковала вещи.

— Ты куда-то собралась? — удивился Солнцевский, усаживаясь в кресло.

— Так в ссылку или в темницу, — пояснила Любава, продолжая собираться.

— А... — протянул бывший браток и обратился уже к черту, — а ты чего ее не успокоил?

— Пробовал, не получилось, — пожал плечами Изя, продолжая втирать мазь в рога.

— Любава, сбор вещей отменяется.

— Почему? — удивилась Соловейка. — Нас что, сразу казнят?

— С чего нас казнить-то? — искренне удивился Илюха.

— Так Берендей сказал, что мы вели себя как матросы-анархисты в семнадцатом году. Кстати, а как они себя вели?

— Да в общем плохо они себя вели, — почесав затылок, признался Илюха. — Но даже их расстреляли не всех. Так что нам бояться нечего.

— А расформирование дружины? — с ужасом в голосе поинтересовалась Соловейка.

— Слушай, Любава, вроде раньше ты такой паникершей не была, — заметил Изя, на мгновение оторвавшись от своего странного занятия.

— А раньше у меня не было ни такого дома, ни такой работы, ни таких друзей, — вполне честно призналась бывшая разбойница, — и сейчас мне действительно страшно все это потерять.

Друзья удивленно переглянулись, и Солнцевский поспешил успокоить Соловейку:

— Любавушка, ты не волнуйся, все в порядке. Будем считать, что у нас заслуженный отпуск после успешно проведенной операции. От нас требуется только посидеть пару неделек спокойно, и всего делов.

— А деньги? — тут же встрепенулся Изя.

— Нам полагается премия, так сказать, за прошлые заслуги. Конечно, к казначею мог бы зайти и я, но решил предоставить это удовольствие тебе. Думаю, что сия процедура у тебя получится лучше.

— Конечно, лучше, — обрадовался черт. — Кстати, сумма оговаривалась?

— Нет.

Ответом Солнцевскому послужил хищный оскал зверя, почувствовавшего кровь. Уж что-что, а безденежье команде в ближайшее время не грозило.

— Но вот с походами по Гюльчатаям придется завязать, — строго опустил на землю коллегу Илюха.

— А может быть...

— Нет, — отрезал старший богатырь. — Вот амнистия нам выйдет, тогда и порезвишься.

Повеселевший было Изя тут же сдулся и, насупившись, продолжил мучить свои многострадальные рога.

— Так значит, вещи распаковывать? — подала голосок Любава.

— Конечно.

Соловейка тяжело вздохнула и в изнеможении опустилась на скамью.

Илюха внимательно посмотрел на свою команду. Да, похоже, без срочного вмешательства боевой дух станет не просто нулевым, а примет отрицательное значение. Нужно срочно что-нибудь предпринять. И если с Соловейкой как с женщиной все более-менее ясно, то вернуть к жизни Изю будет трудновато. Хотя...

Тут в стриженую голову бывшего братка пришла гениальная мысль, и, чтобы ее не спугнуть, он тут же принялся душить зародыши депрессии на корню.

— Значит так! — командирским голосом выдал Солнцевский. — Слушай мою команду!

Его непосредственные подчиненные с некоторым интересом уставились на него. Даже Мотя, успевший уже провалиться в глубокий сон, тут же проснулся и призывно замахал хвостом.

— Любава, возьми побольше денег и отправляйся в торговые ряды. Даю тебе задание накупить себе побольше красивых шмоток и вечером продемонстрировать их нам с Изей.

Глаза Соловейки снова зажглись знакомым огнем, и она тут же поинтересовалась:

— А можно я вместо шмоток накуплю себе красивых вещей?

Вместо ответа Илюха просто махнул рукой. Мол, покупай, что хочешь. Наверное, такой приказ от непосредственного начальства мечтает получить каждая женщина. Соловейка исключением не была и тут же Оросилась его выполнять.

14
{"b":"21970","o":1}