ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Так что Изя валялся на диване, вкушал яства с княжеского стола и грезил. Несравненная Газель приходила к нему в мечтах в виде удивительно красивой восточной царевны. Тонкий стан, пышные формы, черные как смоль волосы, бархатный голос, помноженный на богатство будущего тестя, делали эти мечты сладостными и желанными.

Под влиянием таких мыслей он неожиданно ощутил тягу к стихосложению и вытребовал отборного пергамена, который был молниеносно изведен кошмарными стихами.

«Но ведь дело не в таланте, а в чувствах!» — заявил сам себе Изя и тут же старательно накарябал на стене: «Здесь томился от любовного пыла и несправедливых обвинений поэт-романтик Изя».

Оставшись довольным своим действием, черт решил немного поразмяться и обыграл стражу в наперстки. Причем среди выигранных денег и прочих предметов оказались и ключи от его собственной камеры. Этого ему показалось мало, и он лично занялся подготовкой еще одной камеры-люкс для будущего соседа. Основываясь на своем богатом опыте, он не без оснований полагал, что ее займет кто-то из своих.

Как вы знаете, интуиция его не подвела, и его соседкой вскоре стала Соловейка. По этому поводу они закатили небольшой пир и, справедливо рассудив, что Солнцевский их сегодня все равно спасти не успеет, решили хорошенько выспаться перед завтрашним, несомненно, тяжелым днем. А что он именно таким и окажется, они почему-то не сомневались.

* * *

Ну а Соловейка провела в темнице всего лишь сутки. За это время она успела перекусить с Изей, от души отоспаться и хорошенько обдумать свое житье-бытье. Раньше на это как-то не было времени. Сами посудите: служба, тренировки, спецзадания и банальная готовка, которая отнимала больше всего времени. Хорошо еще, что готовить она умела и любила, а то этот момент мог испортить удивительную жизнь бывшей купеческой дочки. Ведь накормить надо было не только двух реальных богатырей, но и милого, но вечно голодного троглодита по имени Мотя.

«Удивительная у меня все-таки жизнь! — лежа на нарах на пуховой перине, думала Соловейка. — Вместо того чтобы выйти замуж за сосватанного батюшкой жениха, сбежала из дому, потом от бессильной обиды шалила на большой дороге, а после встретила их. Странного бритого молодца, с увесистой золотой цепью на шее в малиновом пиджаке, черта с обломанным рогом и маленького Змея-Горыныча. Это, несомненно, самое важное событие в моей жизни. Да, они очень странные, но с ними удивительно интересно и спокойно».

Вот даже сейчас, находясь в темнице, она ничуть не сомневалась, что вскорости окажется на воле и они с друзьями разрешат и эту, казалось бы, совсем неразрешимую проблему. Главное им опять собраться вместе!

А потом Любава переключилась на совсем даже небогатырские думы. Не забывайте, помимо того, что перед нами была повидавшая виды бывшая Злодейка-Соловейка, а ныне младший богатырь, она была прежде всего юной девушкой. А девушкам в этом возрасте просто положено влюбляться, вздыхать и мечтать. Так что не будем подглядывать за ее грезами и оставим девушку в покое, лежащей с мечтательным выражением лица на пуховой перине в двухкомнатной камере-люкс спецкрыла княжеской темницы.

* * *

— Ты чего, совсем тут обалдел без меня? — словно раненый слон в предрассветный час ревел Изя, мечась по «Чумным палатам». — Да это же трибунал, не меньше!

— Изя, дай мне хоть слово сказать! — попытался Солнцевский на секунду прервать стенания черта.

— Какие могут быть слова, ежели все, что нажито непосильным трудом, вылетело в трубу! — не унимался Изя. — Ты вообще о чем думал, когда такие деньжищи к Берендею потащил?

— О тебе, — совершенно искренне признался Илюха. — Ну и, конечно, о Любаве и Моте.

Услышав это, Любава улыбнулась уголками губ, а Мотя радостно хрюкнул. Он просто не мог оторваться от горы всяческой снеди, которую ему навалила сердобольная Соловейка.

— Это не оправдание для таких немыслимых трат! Ты хоть знаешь, сколько там было? Да за эти деньги можно было взять Урюпинск со всеми потрохами в аренду лет на двести!

— Иначе было нельзя, это был первый опыт по освобождению под залог в истории Киевской Руси, — резонно заметил Илюха, — к тому же твою персональную заначку я не тронул.

— Ч-чего? — даже начав заикаться от неожиданности, молвил черт.

— Говорю, личную твою заначку я не трогал, — охотно пояснил Солнцевский.

— А ты откуда про нее знаешь? — осторожно поинтересовался Изя.

— Изя, братан, да какие могут быть секреты между своими?

— Ребята, а что такое заначка? — влезла Соловейка.

— Э-э-э... — протянул черт, — я тебе как-нибудь потом расскажу. А пока ты, Илюха, успокой мое старое дряблое сердечко. Скажи, ты договорился с Берендеем, что в случае нашей реабилитации вся обозначенная сумма возвращается назад до последней копейки?

— Да какие копейки? У тебя там не то что меди, даже серебра нет!

— У меня с серебром отношения не складываются, а в золоте хранить капиталы как-то привычнее. Ты не ответил на мой вопрос!

— Да, конечно, договорился, — отмахнулся Солнцевский.

— А свидетели при этом были? — не отставал черт.

— Княжна Агриппина подойдет?

— Вполне, — тут же согласился повеселевший Изя, радостно потирая ладошки. — Значит, надо срочно вывести на чистую воду супостатов, устроить им зачистку под корень и вернуть наши денежки. Ну что, какой у тебя план?

— У меня? — удивился Солнцевский.

— Ну да, не у меня же! — пожал плечами черт. — Надеюсь, ты не забыл, что я влюблен и ни на какие пакости совершенно не способен. Ну чего тянешь, излагай!

Теперь настало время не удивляться, а возмущаться.

— Да ты чего, рогатый! Это же ты у нас специалист по интригам, ловушкам и прочим составляющим настоящего контрразведчика!

— Это так, можно сказать для души, а на самом деле я специалист по финансам и снабжению, — с гордостью поведал Изя. — Но сейчас это совершенно неважно, потому что я исключительно романтично настроен. А романтика никоим боком не сочетается ни с контрразведкой, ни с финансами.

— Кстати о романтике, — спохватился Солнцевский, — ты должен мне дать честное слово, что до конца всей этой истории завяжешь со своей любовью.

— Что я сделаю? — хмыкнул черт. — И с чем?

Илюха зарычал, про себя выматерился, но отставать от компаньона не спешил.

— Дай мне слово, что не будешь искать свиданий со своей козой, тем более пытаться ее умыкнуть.

— Во-первых, не с козой, а с Газелью, — обиженным голосом заметил Изя.

— Один черт, обе рогатые и с копытами, — парировал Илюха.

— Я тоже рогатый и с копытами! — взревел обиженный в лучших чувствах средний богатырь.

— Вот и не лезь к ней! Вот закончится вся эта история, и мы все вместе покумекаем, как ей под паранджу заглянуть.

— Ребята, вы в своем уме? — встряла в разговор Соловейка. — Вроде приличные богатыри, а собираетесь девице под паранджу лезть.

— Да это не то, о чем ты подумала, — отмахнулся Солнцевский и обратился уже к Изе: — Ну так что, по рукам?

Думал старый черт долго, минут пять, не меньше. И поверьте, для его сумасшедшего темперамента это было очень много. Наконец он на что-то решился и махнул рукой.

— А, ладно, согласен! На какие только жертвы не пойдешь ради блага концессии. Но только уговор, моей личной жизнью займемся сразу же после нашей реабилитации и возвращения казны. Кстати, а ты что, веришь честному слову черта?

— Тебе верю, своих кидать ты не будешь, — пожал плечами Солнцевский, немного подумал и добавил, — во всяком случае по-крупному.

— Да, я такой, — довольно заметил Изя и погладил себя по голове, — я вообще с вами распустился и стал до неприличия положительным. Ну ладно, давайте скрипеть мозгами вместе, надо же эту воинствующую хунту к ответу призвать!

На том и порешили. Сели все вместе за стол, для стимулирования умственного процесса разлили себе по кубкам пиво (мужчинам «Изю темного», а Соловейке «Мотю безалкогольного») и принялись коллективно скрипеть. Скрипели, скрипели, но так ничего и не выскрипели.

28
{"b":"21970","o":1}