ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Выбравшись наружу, богатырь зашел за угол и, убедившись, что рядом никого нет, скинул с себя морок. Через мгновение перед нами предстал Изя собственной персоной в своем истинном рогатом обличье, а уже после этого он вернул себе привычный облик румяного мальчиша-плохиша.

— Чего не сделаешь ради блага концессии, — буркнул он, одергивая форменную косуху, — что ни говори, а морок в нашем деле вещь полезная.

Далее он со вздохом отправил рогатый трофей в близлежащий пруд (жалко, а что делать, улика все-таки) и чуть ли не бегом припустился во дворец Берендея. А там его ждал милый сердцу тотализатор и финальная сцена поставленной им комедии.

* * *

Изя ворвался в терем Берендея как раз вовремя, к полуфиналу. Состав его участников был в общем-то прогнозируем. Как и следовало ожидать, в него попал Солнцевский с Вилорием и Муромец с Алешей Поповичем. Не повезло только Добрыне, его в самом начале жребий свел с Муромцем, и тот в честной схватке победил своего друга. Так что теперь он стоял в сторонке чернее тучи и сквозь нахмуренные брови наблюдал за происходящим, то и дело прикладываясь к чарке. Все же остальные полуфиналисты были весьма собой довольны и приветливо махали своим болельщикам.

Изя быстренько метнулся к Илюхе, буркнул ему пару слов на ухо и тут же рванул к заветному столику в уголочке, где несчастная Соловейка из последних сил принимала ставки и на последующее действо. Старому прохиндею достаточно было мельком взглянуть на записи и оценить порядок цифр, чтобы на его лице просияла блаженная улыбка. Не менее счастливая улыбка зажглась на лице Любавы, когда рогатый взял процесс в свои руки и отпустил ее на все четыре стороны.

Бедная Соловейка, не теряя ни секунды, бросилась прочь. Даже невооруженным взглядом было видно, что мир цифр и денежных знаков, в котором столь комфортно чувствовал себя Изя, был бывшей разбойнице, мягко говоря, неприятен. То ли дело молодецкие забавы, которые кипели вокруг! Хорошо еще, что самое интересное было впереди. И истосковавшаяся по богатырским эмоциям, активно орудуя локтями, она заняла место в первом ряду.

А на помост выбрался ее непосредственный начальник. Противником у него оказался Вилорий. Даже стороннему наблюдателю бросилось бы в глаза явное превосходство Солнцевского, а уж опытной Соловейке исход боя был ясен и подавно. Как ни крути, но реально заниматься бодибилдингом молодой князь начал только год назад (под нажимом своей невесты княжны Сусанны), и Илюхе он был не соперник. Странно было, что он вообще пошел так далеко.

— Слышь, Илюха, — так, чтобы его слова не были слышны никому, кроме старшего богатыря, бросил молодой князь, когда они заняли свои места. — Ты не очень-то!

— Чего? — не понял бывший борец, поудобнее устанавливая локоть.

— Ну не очень-то усердствуй.

Солнцевский вместо ответа только вскинул на него вопросительный взгляд.

— Экий ты непонятливый, другие-то посообразительней были, — начал злиться Вилорий, — сам понимаешь, я же князь, мне проигрывать не пристало.

Поначалу, Илюха даже онемел от услышанного. Хорошо еще, что этот недуг у него появился недавно, но как только он набрал побольше воздуха, чтобы в не совсем приличной, но весьма выразительной форме ответить сопернику, как над ними раздался знакомый бас Севастьяна:

— Ну как, готовы?

Ответом послужило два кивка головы.

— Раз, два, три, старт!

Наверное, Солнцевский был просто очень зол на князя, но для победы ему потребовалось только одно движение. Зал на мгновение замер, а потом разразился бурными эмоциями.

— Победил Илюха Солнцевский! — озвучил Севастьян то, что и так было видно всем присутствующим.

Пока зал продолжал гудеть, Вилорий опять обратился к старшему богатырю.

— Ты чего творишь-то? Говорю же тебе, я князь!

— В столовой и в бане все равны, — невпопад, зато искренне бросил Илюха.

— Все равны, но некоторые чуть ровнее, — не сдавался Вилорий. — Ну хочешь, я тебе точно такой кубок подарю, да еще полный золотых монет?

— Я хочу честно выиграть, — отрезал бывший браток.

Князь хотел что-то еще сказать, но турнир продолжался, и после некоторой паузы Севастьян дал отмашку. На этот раз Вилорий оказал яростное сопротивление, и победа была одержана Илюхой секунд через пять. Зал ответил дружным ликованием. И не то чтобы не любили молодого князя, просто очень уважали Солнцевского.

— Илюха, ну чего тебе стоит, а? — не сдавался Вилорий. — Ты же знаешь, что моя жена помешана на спорте, к тому же она на сносях.

— Ну и что? — вскинул брови старший богатырь.

— Так этот кубок я ей хотел в качестве подарка преподнести, ей будет приятно. Мол, я такой сильный и крутой.

Услышав это, Солнцевский только брезгливо поморщился.

— Во все времена одно и то же, — буркнул он. — Как ты думаешь, она обрадуется, если я ей передам наш разговор? Ты же знаешь, я ее бывший тренер, она мне поверит.

Вилорий аж побелел от такой перспективы.

— Но ты же этого не сделаешь?!

— Посмотрю на твое поведение, — буркнул браток.

— Я буду хорошо себя вести, — не моргнув глазом тут же нашелся молодой князь.

— Эх... — только и смог выдавить из себя Илюха.

Как и следовало ожидать, и последний раунд оказался за старшим богатырем. Пока тот принимал поздравления Соловейки и других богатырей, Вилорий предпочел вообще скрыться с глаз долой. Справедливости ради надо заметить, что это был его самый разумный поступок за этот день.

В отличие от первого второй полуфинал прошел в острой и напряженной борьбе. С минимальным перевесом победил Илья Муромец, а обиженный на весь белый свет Алеша Попович занял место рядом с таким же надутым Добрыней.

Муромец, несмотря на победу, также был совсем не весел, то и дело бросал хмурые взгляды на Солнцевского. Заметив это и воспользовавшись небольшим перерывом перед финалом, Илюха решительно направился к своему легендарному тезке. Зная болезненное отношение того к проигрышам, было просто необходимо выяснить некоторые моменты немедленно.

— Слышь, Илья, поговорить бы надо.

— После турнира поговорим, — отозвался тот.

— Э нет, — остановил коллегу Солнцевский, — поговорить нам надо именно до состязания.

Муромец на мгновение замялся, и этим тут же воспользовался Солнцевский:

— Илюш, ты пойми, это только соревнования. А в соревнованиях обязательно есть победитель.

Былинный богатырь насупился и пропыхтел что-то невразумительное в ответ.

— А поэтому совсем необязательно всем, кто остался позади, кидать обиды.

Судя по всему, Муромец понял, куда клонит его стриженый коллега, и угрюмо отозвался:

— Не люблю проигрывать.

— Ага, а я просто обожаю! — хмыкнул Солнцевский. — Да пойми, ты своим поведением ставишь меня в дурацкое положение!

— Почему это?

— Да потому! Исходя из предыдущего опыта с уверенностью можно сказать, что если я одержу победу, то ты на меня обидишься на полгода, не меньше. Лично меня такая перспектива никак не устраивает, стало быть, мне надо тебе проиграть. Ты что, хочешь, что бы я тебе поддался?

— Нет, — тут же встрепенулся Илья, — я хочу выиграть честно.

— А если я окажусь сильнее? — не отставал Солнцевский. — Ты обидишься?

Муромец не ответил, но было и так ясно, что так и будет. Что поделаешь, былинные богатыри тоже люди, и даже им могут быть присущи весьма сомнительные человеческие качества. Именно поэтому былинный бородач дулся на Солнцевского несколько месяцев, когда тот положил его на лопатки. Но на этот раз Илюха твердо намерился не допустить повторения недоразумения годичной давности.

— Знаешь, а, пожалуй, ты абсолютно прав! — резко переменил тактику Солнцевский. — Я тоже терпеть не могу проигрывать!

— То есть? — не понял Муромец.

— То есть, если ты окажешься сильнее, я на тебя смертельно обижусь.

— Э...

— Да, да. Ведь это так обидно, проигрывать кому-либо! А то, что это просто спорт, совершенно неважно, дело в принципе! Так что при любом раскладе наши с тобой отношения в ближайшее время будут безнадежно испорчены. Ну ведь это ничего, правда? Наверняка за это время приключится какая-никакая война и там, стоя плечом к плечу на бранном поле, перед лицом смерти, мы помиримся. Ну а пока всего этого не произошло, разреши напоследок пожать тебе руку.

32
{"b":"21970","o":1}