ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Лично я однополую любовь не поддерживаю, однако та страсть, которая изображена на следующей картине, несомненно, заслуживает внимания. Алеша, ты уверен, что сможешь смотреть дальше? Может быть, организуем небольшой антракт?

Ответом черту послужило отчаянное мотание головой Поповича в знак полного отрицания.

— Тогда продолжим...

Богатыри — они всегда богатыри! И на войне, и на пиру, и на вернисаже. И во всех этих местах они всегда стойко преодолевают все трудности и опасности, ставшие у них на пути. Вот и в этот раз былинная троица оказалась на высоте и стойко досмотрела все до конца. Они опять-таки спокойно и без суеты попрощались с Илюхой и Изей и только после этого сломя голову бросились со двора.

— Эх, даже завидно, — отметил Изя, когда пыль от богатырских сапог немного осела, — какая ночь у ребят впереди!

— А чего завидовать-то? — удивился Илюха. — Присоединяйся к ним, и всего делов. Хочешь, скажу адресок, куда они помчались, там на всех молодок хватит.

Черт ехидно посмотрел на бывшего борца и голосом, полным сарказма, заметил:

— Можно подумать, я не знаю этого адреса!

— Так чего же ты теряешься?

— Ты что, забыл? Я же влюблен, и все такое!

— А... — протянул Илюха с пониманием, — ну если все такое... Кстати, это твое «все такое» здесь лечится?

— Типун тебе на язык, — огрызнулся черт и на всякий случай трижды плюнул через левое плечо, — сам-то чего с ними не пошел?

Илюха хотел было что-то соврать, но, вдруг удивив даже самого себя, абсолютно честно ответил:

— Так на базар за цветами для Любавы надо сходить.

Черт внимательно посмотрел на друга, но от классических язвительных комментариев отказался. Вместо этого он одобрительно хлопнул друга по широкой спине и со вздохом отправился в дом восстанавливать отношения с Соловейкой путем отработки трудовой повинности. Забегая вперед, хочу сказать, что мытьем посуды не обошлось, и Любава сменила гнев на милость только на следующий день после генеральной уборки.

* * *

Операция по реабилитации была успешно проведена, генеральная уборка не менее успешно закончена, а до назначенного Берендеем судебного разбирательства за прошлые сфабрикованные грехи оставалась еще пара дней. Конечно, в сложившейся ситуации это было не более чем формальностью, но тем не менее тремя голосами (Мотя имел только один голос) против одного воздержавшегося было принято решение пока за пределы «Чумных палат» не выходить и временно новых приключений не искать.

Как вы догадываетесь, воздержавшийся был конечно же Изя, находящийся в последнее время в стойком любовном томлении. Но и он был вынужден подчиниться общему мнению и в очередной раз, получив твердые уверения Солнцевского, что после окончания всей этой истории и официального восстановления их команды во всех правах тот ему поможет с личной жизнью. После таких слов черт наконец-то успокоился.

Сидеть без дела никто не хотел, так что все выбрали себе дело по вкусу. Изя с Илюхой вытащили во двор небольшой столик и принялись резаться в карты, неторопливо потягивая пивко. Мотя расположился тут же с огромным мослом и начал в три пасти его уничтожать. Ну а Соловейка решила сделать друзьям сюрприз, для чего закрылась в доме, строго-настрого запретив ее беспокоить. Впрочем, коллеги и не собирались этого делать.

Какой можно сделать сюрприз двум мужчинам и вечно голодному троглодиту по имени Мотя в честь успешно провернутой авантюры? Конечно же приготовить праздничный обед! Но на этот раз Соловейка решила превзойти саму себя и порадовать коллег блюдами с их родины.

В свое время Илюха на пару с Изей рассказали ей, откуда они попали в ее мир. Для ее понимания вся эта история оказалась слишком сложной и запутанной. Именно поэтому она нашла для себя максимально приемлемую версию событий, произошедших год назад. Скажем так, Илюха Солнцевский и Изя прибыли откуда-то из-за моря. Жизнь там была в общем-то не плохая, но уж очень суетная и сложная. Именно поэтому эти двое и остались здесь. А что, по-моему, неплохо? И главное, просто.

В ее родной мир коллеги влились плавно и органично, лишь немного подправив его под себя. И несмотря на то, что поначалу Любава не могла понять необходимость тех или иных изменений, впоследствии практически всегда она была вынуждена признать, что с ними жизнь становилась легче и удобнее. Но сейчас Соловейка думала не о странной джакузи и не о теплом туалете. Ее изыски находились исключительно в кулинарной плоскости.

За все время, которое Соловейка прожила под одной крышей с Илюхой и Изей, она время от времени слышала ностальгические воспоминания обоих о том или ином блюде из их мира. Сперва как хозяйку в доме это ее обижало, но потом она пришла к выводу, что ничего страшного в этом нет, и даже принялась осторожно выпытывать у друзей рецепты приготовления тех или иных блюд. И вот теперь настал тот момент, когда Соловейка решила поразить друзей и приготовить праздничный стол исключительно из блюд их далекой родины.

В предполагаемом меню значились следующие блюда, наиболее часто вспоминаемые коллегами:

Салат «Оливье»;

Селедка «под шубой»;

Кабачковая икра (заморская!);

Картофельные чипсы к пиву;

Пицца, также к пиву.

Необходимые продукты были закуплены заранее, так что ничто не мешало ей приступить к творческому процессу. Начала она с чипсов. Тут, конечно, была одна маленькая загвоздка. Если вид и размер этих самых чипсов она более или менее представляла, то что такое картошка — понятия не имела. Однако так просто сдаваться бывшая разбойница не собиралась, и методом исключения была подобрана достойная замена неизвестному овощу — редька. А что, она белая, вкусная и чистить ее надо перед употреблением. Так что, ловко орудуя ножом, несколько редек Любава порезала на тоненькие колечки и, щедро сдобрив солью, отправила их в печь.

Теперь подошла очередь салата под странным и загадочным названием «Оливье». Рецепт, выведанный у Изи, был довольно прост: нарезать кубиками вареную морковь, мясо, соленые огурцы и тот же самый неизвестный ей картофель. Добавить туда яйцо, горох и все это полить соусом под названием «майонез». Сказано — сделано, штук десять морковок были сварены, порезаны и заняли свое место в небольшом тазике.

«Интересно, а не мало ли моркови?» — пронеслось в голове Соловейки, и она, на всякий случай, дорезала еще штук пять. Туда же полетели резаные огурцы, ломти мяса и все та же редька. Мешок с сухим горохом стоял тут же, рядом со столом, и Любава, зачерпнув ковшиком зеленые кругляши, щедро посыпала ими заготовку для салата. Несколько горошин просыпались мимо и, весело подпрыгивая, застучали по полу.

Так как Изя ни словом не обмолвился, что яйца надо варить, Любава неторопливо разбила в общую субстанцию пяток яиц. Потом, после небольшого раздумья, еще пять, и только после этого она огромной ложкой все перемешала. Майонез был заменен вполне гуманно сметаной, в результате всех этих операций полученный салатик был гордо водружен в самый центр стола.

— Илюха говорил, что без тазика «Оливье» ни один праздник не обходится, — гордо заметила Любава и на всякий случай попробовала свое произведение.

Горох игриво хрустнул на зубах, и кулинар на некоторое время задумался...

— Какой-то странный у него вкус, — наконец отметила Соловейка и после некоторой паузы радостно хлопнула себе по лбу. — Как же я могла забыть-то? Изя же ясно сказал, что в настоящий «оливье» надо добавить яблочко. Думаю, штук пять будет в самый раз.

После того как последний ингредиент занял свое место и вся конструкция опять тщательно перемешана, была взята повторная проба.

— Ну вот, совсем другое дело! — радостно констатировала Любава и перешла к очередному кулинарному шедевру.

На этот раз рецепт был очень прост: предстояло всего лишь приготовить кабачковую икру. Вообще-то, положа руку на сердце, ей было не совсем понятно, зачем делать икру из кабачков, коли есть вполне приличная икра, которую достаточно успешно делают рыбы? Но, как говорится, о вкусах не спорят. Любава положила перед собой кабачок и отточенными движениями порубила его на маленькие кубики. Значительно больше времени ушло, чтобы отрезать у этих кубиков уголки, чтобы они стали похожи на шарики. Но и эта весьма кропотливая работа оказалась ей по плечу, и на столе появилась еще одна плошка.

48
{"b":"21970","o":1}