ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Американские боги
Психология спортивной травмы
Токсичная любовь
неНумерология: анализ личности
Призрак дома на холме. Мы живем в замке
Битна, под небом Сеула
Слепая вера
Исцеляйся сам. Что делать, когда все болит и ничего не помогает
Магическая уборка. Японское искусство наведения порядка дома и в жизни
A
A

Ловкая хозяюшка быстро проверила на состояние готовности чипсы и, оставшись довольна полученным результатом, освободила печь для пиццы. Тесто, заготовленное загодя, уже подошло и активно пыталось выбраться из кастрюли. Умелые руки извлекли его на свет и раскатали скалкой. В результате этого на столе красовался могучий каравай, поверх которого Любава принялась выкладывать начинку, периодически сверяясь со своими записями. Колечко деревенской колбасы, соленые огурцы и все тот же высушенный горох украсили верхний этаж кулинарного произведения.

Пару месяцев назад, когда Илюха описывал вкус, цвет и внешний вид маслин, Любава уже тогда нашла достойный заменитель этого заморского деликатеса. Осетровая икра черная, соленая и в некотором роде круглая. Именно поэтому твердой рукой Соловейка щедро заполнила все оставшееся на пицце место черной икрой, после этого все это сооружение засыпала горой тертого сыра. Далее могучее сооружение было перемещено в печь.

Самое загадочное блюдо было оставлено напоследок. Селедка «под шубой», как это романтично! После некоторых наводящих вопросов Любава выяснила у Солнцевского, что селедка — это соленая рыба. В качестве рыбы Соловейка взяла копченого осетра. Эта королевская рыбешка очутилась посредине огромного блюда и была заботливо обложена вареными овощами. Причем раскладывать их Любава старалась красиво, умело сочетая красную свеклу, оранжевую морковь, белую редьку и зеленые огурцы. Этим калейдоскопом младший богатырь был весьма доволен.

Оставался только последний и, несомненно, самый важный мазок. Для его воплощения из сундука была извлечена милая лисья шубка, которую ей подарили коллеги на первозимье. Тут появилась небольшая закавыка. Какой стороной накрывать рыбу, Любава не знала.

— Наверное, все-таки мехом наружу, — решила хозяйственная Любава, — если его внутрь класть, можно испачкать.

Момент — и лисья шуба скрыла под собой и осетра, и окружающие его овощи. Оставались сущие мелочи, типа расставить посуду и разложить столовые приборы. Ну с этим умелая хозяйка справилась в одно мгновение.

Соловейка, несмотря на свое отрицательное отношение к алкоголю, тем не менее прекрасно понимала, что при таком-то столе пить клюквенный морс ни Изя, ни Илюха не будут. Именно поэтому появились кубки и внушительная бутыль первача, которую специально выделил для этого случая Изя. Черт уверял, что основой для этого божественного напитка послужил черемуховый цвет.

— Ну вот, похоже, все готово, — радостно заметила Соловейка, пробегая взглядом по столу, — сейчас пицца подойдет, и можно садиться.

* * *

— Очко! — радостно констатировал черт, раскрывая свои карты.

— Ты жульничаешь! — возмутился Илюха.

— А ты меня за копыто ловил? — съязвил черт, тасуя колоду. — А раз не ловил, то я чист, аки младенец.

— Когда поймаю, поздно будет, — хмуро предупредил Солнцевский.

— Боюсь, боюсь, — хмыкнул Изя. — Еще партеечку?

— Нет, — отозвался старший богатырь, — хватит на сегодня.

— Тогда с тебя пятьдесят четыре монеты, — выдал черт, предварительно сверившись со своими записями.

— Ну ты совсем обнаглел, рогатый! Да я тебе и так, словно вредной жене, всю зарплату отдаю, — возмутился бывший чемпион и, почесав затылок, добавил: — Правда, до сих пор не понимаю, как такое могло произойти.

— Тоже мне, нашел сравнение! — возмутился Изя. — Да жена все растранжирит в один момент, а я сохраню и приумножу. Ты же сам видел, сколько у меня в кассе было до тех пор, пока ты не решил ее к Берендею оттащить!

— Если бы я не отнес деньги к князю, ты бы сейчас парился в темнице, а не мухлевал в карты.

— Мухлевать в карты я мог бы и там, — огрызнулся Изя. — Кстати, я один раз в двадцать пятом году на Херсонщине у чекистов тюрьму выиграл. Такие увлекающиеся ребята были...

— Ну и как? — поинтересовался Илюха. — Отдали тюрьму-то?

— Нет, обманули, — отмахнулся черт, — поначалу расстрелять хотели, а потом просто взашей выгнали. Впрочем, в тот момент меня такой вариант устраивал как нельзя больше.

Воспоминания навеяли на лицо Изи блуждающую улыбку.

— Эх, были времена... — задумчиво отметил черт.

— Можно подумать, сейчас ты маешься со скуки, — пожал плечами Илюха.

— Ну пару деньков еще помаюсь, потом казну вызволим, и я найду себе достойное занятие. Смотрины, свадьба, брачная ночь, чего еще надо бедному черту? Ну разве только налаженный бизнес с тестем.

— Ты речь-то оправдательную приготовил? — поинтересовался Солнцевский, привычно фильтруя слова друга и откупоривая очередную бутыль с пивом.

— Да, ерунда, — отмахнулся Изя, — я таки конечно не такой ас, как мой дядюшка, но кое-какой опыт у меня есть.

— А кто твой дядя?

— Мой дядя Соломон в данный момент глава Одесской гильдии адвокатов, — гордо отозвался черт.

Услышав такой ответ, Солнцевский чуть не подавился пивом.

— Ты Изя, дядя у тебя Соломон, а ты не имеешь отношение к иудеям? — взвился бывший браток.

— Да, не имею, — совершенно кротким и смиренным голоском отозвался черт, — ни малейшего.

Илюха собрался было бурно возмутиться, но, пораскинув мозгами, передумал.

— Ладно, потом на эту тему поговорим, — буркнул он.

— Таки пожалуйста! Старый добрый Изя всегда рад поговорить с достойным человеком о своих предках! Конечно, такой разносторонне развитой личности, как я, среди них больше нет, но тем не менее попадаются весьма интересные экземпляры. Возьмем, к примеру, тетю Розу. Так это, я скажу вам, такая женщина, что...

— Стоп! — решительно прервал друга Солнцевский. — Я передумал говорить о твоей родне. Мне и тебя хватит выше крыши.

К обоюдной радости, в этот момент Любава позвала их в дом. Наученные горьким опытом, коллеги пропустили вперед шустрого Мотю и направились следом. Друзьям не терпелось узнать, какой именно сюрприз приготовила им Соловейка.

— Ребята, я понимаю, что вам наверняка надоела моя стряпня, поэтому решила побаловать блюдами с вашей далекой родины, — радостно затараторила Любава, пока друзья в некотором оцепенении рассматривали стол, с блюдом, покрытым лисьей шубкой во главе стола.

— Здесь все, что вы так любили, — продолжила презентацию Соловейка, — салат «Оливье», селедка «под шубой», кабачковая икра и чипсы.

— А это что? — скромно поинтересовался старший богатырь, показывая на могучий кулич, накрытый слоем черной икры пополам с сыром.

— Пицца! — торжественно огласила Любава.

— Видишь ли, Любавушка, настоящая пицца выглядит не... — начал было черт, но тяжелый каблук Солнцевского решительно опустился на его ногу.

В глазах у черта потемнело, закончить свою фразу он не смог. За него это сделал Солнцевский.

— Настоящая пицца именно так и выглядит, — радостно отозвался он, бодренько усаживаясь за стол. — А ну-ка положи мне салатика.

Обрадованная Соловейка что-то весело защебетала про свои кулинарные изыски и от души, с горкой наложила своему начальнику «Оливье». Илюха с сомнением поковырял странную массу, по роковому стечению обстоятельств названную так же, как обожаемый салат, и, собрав волю в кулак, решительно приступил к еде.

Пожалуй, за весь этот год, что он пробыл в средневековом, почти былинном Киеве, это был самый героический поступок. И тут даже дело было не в том, что количество моркови и яблок оказалось запредельным и все это хлюпало в сырых яйцах, а в жестком горохе, который упорно хрустел на зубах с таким звуком, что у богатыря закладывало уши.

Пока Изя восстанавливал дыхание после каблука Солнцевского, у него было время подумать о сложившейся ситуации. В результате этих раздумий он был вынужден признать, что его коллега прав, и показывать вид, что они в ужасе от Соловейкиной стряпни, не следует. Она же искренне хотела сделать им приятное, и не ее беда, что это ей не удалось. Оставалось только героически перетерпеть этот торжественный ужин. Что поделаешь, ради дружбы можно пойти и не на такие жертвы.

49
{"b":"21970","o":1}