ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Черт вздохнул, нацепил на физиономию маску неземного счастья и налил себе первача, справедливо рассудив, что с ним и не такие харчи проскочат, как по маслу. С жутким треском поглощая салатик, Солнцевский тут же подвинул свой кубок, и Изя добавил горючего и туда.

— За настоящую, искреннюю дружбу! — поднял тост черт и решительно опрокинул содержимое посуды в свое чрево.

— Да! — отозвался Солнцевский и последовал его примеру.

— А какая она еще бывает? — удивилась Соловейка, но развивать тему не стала. — Тебе чего положить?

Изя в очередной раз внимательно осмотрел стол, потом бросил понимающий взгляд на Илюху и только после этого обреченно махнул рукой:

— А давай то, что ты спрятала под шубой, я всегда любил в лотерею играть.

Соловейка очаровательно улыбнулась и сдернула с блюда лохматое рыжее покрывало.

— Иногда можно очень неплохо выиграть, — заметил Изя, с удовольствием рассматривая копченого осетра.

— Ты извини, я не знала, что именно представляет из себя селедка, — оправдывалась Соловейка, кромсая тушу царской рыбины, — так что решила импровизировать и взяла осетра.

— Вполне достойная замена, — хмыкнул довольный черт, кидая выразительные взгляды на страдающего Солнцевского.

— Вы извините, если что не так. Сами понимаете, в первый раз готовила, — продолжала вещать Любава. — Изя, тебе овощей побольше?

— Пожалуй, овощей не надо вовсе, — отозвался черт.

— Положи ему кабачковой икры побольше, — не остался в стороне Илюха, который уже с трудом мог смотреть на сияющего Изю. — Он ее просто обожает!

Пока Изя открывал рот, параллельно обдумывая, как бы корректно уклониться от заманчивого, но совершенно невкусного предложения, Любава радостно водрузила рядом с рыбой гору шариков, нарезанных из сырого кабачка.

— Кушай на здоровье! — искренне пожелала Соловейка, выставляя перед чертом тарелку.

— Приятного аппетита! — довольный, что и черту не удалось выйти сухим из воды, кинул Солнцевский.

— И тебя туда же, — буркнул средний богатырь и с сомнением уставился на заморскую икру.

Эти сомнения вылились в очередной налитый кубок, и, как можно более радостно вздохнув, черт принялся за трапезу.

Мотю все эти условности не касались. Он в еде был консерватором, так что в данный момент с огромным удовольствием поглощал перловую кашу с мясом. Но так как это был не обычный ужин, а самый что ни на есть торжественный, то его на десерт ждали чудные бараньи окорока. Их Соловейка спрятала в кладовой, но Змей уже давно унюхал сей праздничный деликатес и сейчас находился в радостном томлении перед встречей с прекрасным.

Илюха с огромным удовольствием поменялся бы со своим любимцем обедом, но был вынужден есть то, что приготовила заботливая Любава. Хорошо еще, что на столе в обилии присутствовал Изин первач, а то без него пришлось бы совсем плохо.

— Разве не вкусно? — подозрительно осведомилась Соловейка, несмотря на все старания друзей уловившая некоторую натянутость за столом.

— Очень вкусно! — хором отозвались старший и средний богатыри.

— Вы только не обижайтесь, ребята, но, честно говоря, я не очень понимаю, как вы можете это есть, — вдруг совершенно неожиданно призналась Любава. — Я все приготовленное попробовала, но мне понравился только осетр. Правда, я до сих пор не понимаю, зачем нужно было его укрывать шубой.

— О вкусах не спорят, — философски заметил Изя, — в наших местах это все считается праздничной и очень вкусной едой.

— Как бы то ни было, спасибо тебе за этот дивный стол, — поддакнул Солнцевский, в очередной раз прикладываясь к кубку.

Не знаю, может, галантные друзья уничтожили бы все приготовленные блюда, но в этот момент в открытое окно влетела стрела и снайперски попала в никем не тронутую пиццу. Как и следовало ожидать, на ней был прикреплен свиток, который тут же оказался в руках Изи. Черт аккуратно развернул пергамент и, прокашлявшись, торжественно огласил его не очень развернутое содержание: «Завтра в полдень у Кривой балки».

— Краткость — сестра таланта, — заметил Илюха, как бы невзначай отодвигая от себя тарелку. — Подпись есть?

— Нет.

— Впрочем, это и неважно, — отметил повеселевший Илюха, развалившись на скамье, — там на месте и посмотрим, кто наш таинственный недоброжелатель.

— Мы что, туда пойдем? — с сомнением в голосе поинтересовался Изя.

— Конечно! — взвился бывший чемпион. — Грех не использовать такой шанс!

К изумлению старшего богатыря, больше никто его оптимизма не разделял.

— Да вы сами посудите, такая возможность узнать, кто именно нам столько времени пакостничает. Ведь мы до сих пор так и не знаем точно, кто именно из иноземных посольств затеял эту интригу. Вот там, на месте, все и выясним!

— Надеюсь, мы прихватим с собой еще кого-нибудь? — осторожно поинтересовалась Любава.

— Конечно, нет, это дело «Дружины специального назначения»! Вызов бросили нам, именно мы должны вывести иноземцев на чистую воду.

— Уж очень похоже на ловушку, — отозвался Изя.

— Если бы нас и хотели заманить в ловушку, то более неудачного места для этого они не смогли бы придумать! Я хорошо знаю это местечко, оно словно создано, чтобы в нем проводила операцию наша команда. Ровная площадка, а вокруг нависли небольшие горы. Да там такая акустика, что Соловейка армию оглушить сможет.

— Но... — протянул Изя, пытаясь возразить другу.

— К тому же мы прибудем как можно раньше и посадим в засаду Мотю.

Гореныш оторвался от десерта и радостным стрекотанием высказал свое полное согласие с планами хозяина.

— Если что пойдет не так, это будет наш резерв. А на что способен наш малыш, когда разозлится, вы знаете не хуже меня.

Малыш смачным хрустом уничтожаемого мосла подтвердил и это. Однако этот момент не прибавил оптимизма у Изи.

— Не нравится мне все это, — буркнул черт, — а своим предчувствиям я привык доверять. Мало ли как там разговор пойдет.

— Изя, друган, ты что, во мне сомневаешься? — удивился Илюха. — Так я тебе даю слово, что постараюсь закончить дело миром! Я в нашей бригаде был спецом по мирным разборкам. Впрочем, и по немирным тоже.

— Я сомневаюсь не в тебе, а в тех, кто прислал это письмо, — хмуро отозвался черт и чисто по инерции отправил в рот ложку с кабачковой икрой.

— И я в тебе не сомневаюсь! — радостно подвел итог Солнцевский. — И в Любаве, и в Моте. А если мы действуем все вместе, нам никакие натовцы не страшны!

Соловейка, которой вся эта история тоже не очень нравилась, после таких слов просто не могла стоять в стороне. Она посмотрела Солнцевскому в глаза и спокойно проговорила:

— Я с тобой.

— Хрумм! — прикончив очередной мосол, Мотя также встал на сторону хозяина.

— Ну раз так, то я среди большинства, — кисло отозвался Изя.

— Вот и чудесно. — Илюха радостно поднялся со своего места. — Значит, завтра спокойненько встаем, завтракаем и заранее прибываем на место «стрелки». Там осматриваемся и закладываем Мотю в засаду. Далее действуем по обстановке: если супостаты покаются, то даем подзатыльник и отпускаем с миром, ну а если нет...

Тут Солнцевский нетерпеливо почесал кулаки.

— То, по законам военного времени, даем им по кумполу, невзирая на неприкосновенность и прочую ерунду.

— Но если... — начал было Изя, но Солнцевский перехватил его мысль на лету.

— Если за всеми этими провокациями стоит твой потенциальный тесть, будешь разбираться с ним сам.

С этими словами Илюха допил содержимое своего кубка и радостно объявил окружающим:

— Спасибо за чудесный ужин, я быстренько прошвырнусь с Мотей и спать. Хочу завтра на разборке быть во всей красе.

Мотя, услышав заветые слова, тут же подхватился со своего места и, весело топоча когтистыми лапами по полу, завертелся вокруг хозяина.

— Так ты же ничего толком не ел, — бросила Соловейка, с удивлением глядя на почти нетронутый стол.

— Какая еда перед сном? — уже из дверей отозвался старший богатырь. — На ночь много есть вредно!

50
{"b":"21970","o":1}