ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вот как всегда, сама задает вопрос, сама отвечает, сама же выводы делает.

– Да, солнышко, сейчас! – бросил я и заметался по комнате в поисках рубахи.

Е-мое, ну где же она? Пока я тут прыгаю, мелкая либо руку отобьет, либо дверь с петель снесет, благо теперь прочность всей конструкции нарушена. Ну да, я не всегда аккуратен в бытовых мелочах и вместо того, чтобы рубаху бросить на кровать, куда-то ее засунул.

– Чем ты вообще занимаешься? – продолжала негодовать мелкая за закрытой дверью.

– Переодеваюсь, – выдал я чистую правду.

– Ну и что? – удивилась Селистена. – С каких это пор ты начал меня стесняться?

В этот момент я уже прекратил бесполезные поиски и полез в сундук за новой рубашкой. Еще немного времени пришлось потратить, чтобы натянуть ее и потуже замотаться кушаком. Моя солнечная жена между тем нетерпеливо колотила кулачком в дверь. Наконец мои нехитрые сборы были закончены, и я с легким сердцем отодвинул засов. В следующее мгновение в комнату ворвалась возмущенная до корней волос Селистена.

– Итак, чем ты тут занимался? – выпалила она, торопливо обследовав горницу и не обнаружив никакого криминала.

– Дык я того… – замялся я, срочно придумывая, что бы поправдоподобнее соврать моей благоверной.

– И не вздумай мне врать! – отрезала боярыня, глядя мне прямо в глаза.

Опа, похоже, моя половинка навострилась за последние годы. Ишь как на лету хватает. Ладно, попытаемся зайти с другого боку. Ведь если просто не говорить всю правду, это не будет считаться враньем?

– Солнышко, ты же меня знаешь, я никогда не вру, – мягко заявил я и после небольшой паузы добавил: – Почти.

Ответом мне послужила выразительная гримаса и сжатые кулачки.

– Просто мне нужно было разобраться с самим собой (ведь не вранье же!), а в данном деле свидетели нежелательны, – торопливо отозвался я.

– Ну и как, разобрался?

– Почти, – опять-таки честно сказал я.

– Дарюша, ты здоров? – осторожно поинтересовалась Селистена после того, как внимательно меня рассмотрела.

Впрочем, тут я был совершенно спокоен, мои крылья были настолько тонкие и легкие, что под рубахой оказались практически незаметны.

– Да, я здоров, – подтвердил я и на всякий случай накинул на плечи кафтан, – так, небольшие проблемы, но я в состоянии с ними справиться.

Обиженные крылья недовольно заворочались. Мол, какая мы проблема? Мы же хорошие!

– Ты с ними уже справился или еще предстоит справляться? – уточнила мелкая, уловив в моих словах двусмысленность.

Я прикинул так и эдак и в ответ пожал плечами:

– Честно говоря, я и сам пока не знаю. Может, это и не проблема вовсе.

На этот раз крылья оказались довольными и ласково погладили меня по спине. Положа руку на сердце, признаюсь: я даже немного растерялся. Никогда еще не попадал в такую дурацкую ситуацию. Хотя что это я говорю? Попадал и не в такие. Одно превращение в Золотуху и выкармливание ее щенков грудью чего стоило.

Я с максимальной скоростью шевелил мозгами в поисках очередной части правды, которую я мог безболезненно озвучить, но на меня вышла амнистия… На этот раз она появилась в лохматой шкуре Шарика (эх, не зря я все-таки его щенков кормил). Мой любимец ворвался в комнату, трижды тявкнул и выразительно посмотрел на открытую дверь.

– Пошли, все уже собрались, – чуть не подпрыгнул я от радости, быстренько чмокнул мелкую в щеку и немедленно отправился прочь из комнаты и подальше от некомфортного для меня разговора. Моей рыжей половинке ничего не оставалось, как отправиться следом, хотя выражение ее лица было очень красноречивым и не предвещало мне ничего хорошего.

Не знаю, о чем думала Селистена, следуя за нашим лохматым проводником (хотя наверняка обо мне), а я прикидывал, долго ли смогу скрывать от нее крылья. Даже по самым смелым прогнозам получалось, что совсем недолго.

Ну и ладно! В конце концов, это же крылья, а не рога! А раз так, то вряд ли они послужат угрозой для нашей семьи. Да и она, как-никак, жена колдуна и должна была привыкнуть к некоторым особенностям супруга. Я ее перед свадьбой честно предупредил, что со мной не соскучишься, так что поздно кисель хлебать, когда изжога замучила!

«Пусть идет, как идет, а дальше будет видно», – железной мужской логикой пришел я к своему любимому выводу, расслабился, повеселел и даже игриво подмигнул Селистене. К сожалению, солнечная моего оптимизма не разделила и лишь озабоченно нахмурила свой лобик. Похоже, следовать такому вот нехитрому принципу она не собиралась.

* * *

Вообще-то раньше я любил большие компании, но, проведя не один сезон в боярской думе, стал их избегать. Однако нынче был явно не тот случай – обсудить сложившуюся ситуацию стоило всем миром. И я решил действовать по проверенному принципу: раз нельзя избежать, значит, надо возглавить. Почему я, спросите вы? А почему, собственно, нет? К тому же этот нехитрый ход позволит снять некоторую неловкость, которая уже наметилась у мужской составляющей старшего поколения. Как я успел заметить, Серогор с Антипом стали друг на друга косо посматривать. Хорошо зная обоих шустрых старичков, со всей ответственностью заявляю, что, ежели– не постараться смягчить эту ситуацию, в дальнейшем все может кончиться плохо.

Дело было в том, что и Серогор и Антип всю свою сознательную жизнь кем-то и чем-то руководили. Один боярством да ратниками, другой колдунами да их учениками. Один Кипеж-градом, другой «Кедровым скитом». Надо признать, делали они это очень даже неплохо, начальства над собой практически не имели (князь Бодун не считается) и посему привыкли быть самыми главными, никому не отчитываться и отвечать, соответственно, за все. Конечно, и тот и другой со временем передали мне часть своих полномочий (с параллельной передачей навыков и знаний), но этот факт их ничуть не смущал. Судя по всему, и Серогор, и Антип до сих пор не очень-то воспринимают меня всерьез. Похоже, что я для них так и остался тем шалопаем, что перевернул мирную жизнь в «Кедровом скиту» да Кипеж-граде много лет назад.

Такое отношение к моей персоне меня ни капли не смущало, даже, наоборот, радовало. Было бы значительно хуже, если бы и верховный колдун, и премьер-боярин признали меня за равного, этим самым показав, что я стал таким же великовозрастным занудой, как они сами. Ну уж нет, я пока к такому сомнительному титулу не стремлюсь и постараюсь оттягивать его получение как можно дольше.

Итак, два матерых лидера сошлись на маленькой территории, и им стало тесно рядом друг с другом. С одной стороны, это терем Антипа и он в нем хозяин, с другой – случившееся замешено на колдовстве и лучше Серогора здесь никому не разобраться (моя скромная личность, конечно, не в счет). Командир в любом деле должен быть один, и пока это место оказалось вакантным ввиду примерно одинаковой общественной значимости обоих кандидатов. Что касается физической стороны, то с небольшим отрывом почетное место во главе стола должен был занять Серогор. В последнее время Серафима его что-то раскормила домашними пирогами да кулебяками. Вот я и решил, пока они не договорятся, взять на себя скромную роль координатора нашей разношерстной компании.

– Так, приступим! – выдал я, ворвавшись в скромную горницу рядом с трапезной, в которую привел меня Шарик. После чего небрежно взял свободный стул и с трудом втиснул его во главе стола, как раз между Серогором и Антипом.

– Э-э-э… – попытались было возразить мои старички, но я им не дал такой возможности.

– Кстати, а чего это мы собрались именно здесь? Вроде как это раньше было вотчиной Кузьминичны.

– Это единственное целое помещение, способное вместить всех нас, – обреченно бросила старая нянька.

Я был вынужден согласиться с таким железным аргументом и, прежде чем начать наше маленькое совещание, быстро пробежал глазами по лицам присутствующих. Итак, что мы имеем? Антип, как всегда, мрачный и по традиции чем-то недовольный. Скажите пожалуйста, какие мы нежные! Ну пострадала его недвижимость немного в ходе локальной зачистки, так чего из этого трагедию делать?

23
{"b":"21971","o":1}