ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кузьминична… ну тут все ясно. Одним махом старая нянька и нынешняя главная по хозяйству лишилась всего этого хозяйства и поэтому пребывает в мировой скорби. С моей точки зрения, подобное душевное состояние совершенно неприемлемо и является большим грехом. Подумаешь, посуду побили да ложки с вилками оплавили! Зато в общем и целом все живы и по большому счету здоровы. Мои крылья особый разговор. Я до сих пор не до конца понял, повезло мне с ними или совсем наоборот. Вот разберемся с делами, тогда дойдут руки и до них.

Серогор… Озабочен, озадачен и прочее в том же невеселом духе. Конечно, я и сам не шибко доволен случившимся, но драматизировать ситуацию никоим образом не собираюсь, чего и ему желаю. Впрочем, выгладит он уже значительно лучше, просто как огурчик, то есть зеленый и в пупырышках. Несмотря на мелкие разногласия, Антип конечно же предоставил в его распоряжение свой гардероб, и теперь старый колдун восседал за столом в темно-зеленом парчовом кафтане, сплошь усыпанном самоцветами. С моей точки зрения, этот наряд был жутко безвкусным, но, несомненно, значительно более приличным, чем то тряпье, которое было на белом колдуне еще совсем недавно.

Серафима также сменила рваную банную рубаху на справный фиолетовый сарафан и стала опять походить на заслуженную ведьму. Судя по цвету, ей по душе пришелся гардероб моей благоверной, Кузьминична в последнее время предпочитала более светлые тона.

Близняшки, насильно умытые и лишенные заслуженных следов былой драки, затаились в уголочке. Похоже, они с большим трудом выпросили у мамы разрешение присутствовать при разговоре и теперь сидели, словно две рыжие мышки. Тихо и почти незаметно. Это состояние для них совершенно противоестественно, и судя по моему богатому опыту, грозит в ближайшем будущем взрывом. Что ж, подождем, может, на этот раз обойдется, ведь именно они виноваты в том поразительном разгроме, который царил вокруг.

Больше всего мне не понравилась Селистена. Нет, чисто внешне она ничуть не изменилась. Но вот поджатые маленькие губки и гордо вздернутый конопатый носик говорили о том, что, возможно, взрыв сегодня будет не один. Эх, надо было дать ей в нашей спальне выговориться, когда она меня с крыльями чуть не застукала. Ну да что тут говорить, коли телега уже ушла…

Однако что-то я заговорился, а между тем я же взял на себя роль председателя на нашем семейном собрании. Итак, перейдем сразу к главному. Кстати, мои действия лишний раз подтверждали, что я очень правильно утвердился во главе стола. Вовремя и на пользу всем. Вот Серогор с Антипом на моем месте обязательно толкнули бы вводную речь минут на десять, разжевали и без того очевидные факты и только после этого перешли бы к сути. Так это на чем я остановился? Ах да, на главном!

– Итак, на повестку дня выставлены следующие вопросы: кто? кому? когда? за какое место и куда именно подвесить? Хочу предупредить, что пленных брать не будем ввиду полнейшей негуманности этой процедуры. Я сейчас зол как никогда, могу не удержаться и нарушить все возможные колдунские конвенции. А на мне и так два выговора еще со времен «Кедрового скита» висят.

Серогор недовольно поморщился (еще бы, он-то мне их и влепил за сущую безделицу), Серафима вздохнула, Антип отвернулся, девчонки нетерпеливо заерзали. В общем, реакция совершенно прогнозируемая, можно продолжать дальше.

– Думаю, вопрос «кто?» оставить напоследок в качестве главного блюда, а пока на закуску предлагаю каждому высказаться!

– Свежее решение, – буркнул Серогор.

– Точно, так оно и есть, – проигнорировав иронию старого колдуна, согласился я. – С кого мы начнем? Думаю, что с премьер-боярина Антипа. Возражений нет? Я так и знал.

С этими словами я жестом показал тестю, что он может начинать. А что, по-моему, выбор правильный. Он как-никак хозяин этой строительной площадки, которую с помощью десятка-другого плотников еще предстоит привести в божеский вид.

Премьер-боярин торжественно поднялся, степенно огладил бороду и неторопливо прокашлялся.

– Дико извиняюсь, но ввиду критической ситуации предлагаю протокольные мероприятия свести к минимуму, – не удержался я, глядя на такие вот приготовления, и тут же схлопотал несколько осуждающих взглядов от своих домашних. Ну и ладно, к таким взглядам я привык, а беседа с этого момента потекла значительно живее.

– Двое ратников убито, четверо ранено, – хмуро начал Антип. – Однако благодаря врачеваниям Серогора и Серафимы раненые уже почти на ногах. Так, отлежатся пару дней и снова займут место в строю. Вся нечисть погребена по всем правилам, ни одна пакость из могилы больше не встанет.

Удивил меня премьер-боярин, обычно он был более многословен. Лично я опасался, что он опять свою песенку заведет про колдовство и про сопутствующую ему угрозу окружающим. А сейчас говорил коротко и по сути. Неужели сказывается мое влияние?

– Терем разрушен, но восстановлению подлежит, – подвел итог своему короткому выступлению Антип.

– Все разбито, все поломано… – внесла свою лепту в общий разговор Кузьминична и, еле слышно простонав, обхватила голову руками.

Старая нянька была явно не в себе, и большего я от нее и не ждал. Гораздо интереснее было услышать, что скажет Серогор.

Белый колдун, не дожидаясь, пока я дам ему слово (ну никакого уважения к председателю!), поднялся со своего места, резким движением одернул кафтан и заговорил:

– Я проанализировал то, что произошло этой ночью, и пришел к следующим выводам (многозначительная пауза). Нам очень повезло, что мы все в добром здравии сидим тут и разговариваем друг с другом. Погибших ратников, конечно, очень жалко, но именно на присутствующих здесь был рассчитан этот удар.

– Поясните, – отозвался Антип.

– Пренепременно, – кивнул белый колдун, и, откашлявшись, продолжил: – Нападение было организовано настолько грамотно, что, даже несмотря на несомненную силу Даромира (я приосанился), отбиться от нечисти, скорее всего, не удалось (осанка опала сама собой). Стража была надежно блокирована, а с остальными Даромир просто не справился бы.

Тут я уже не мог промолчать. Это я-то и не справился бы? Сами понимаете, насколько нелепо было это высказывание! Наверное, мои мысли очень четко отпечатаны на моем лице, потому что Серогор поспешил продолжить свой рассказ и тем самым не дал мне выплеснуть наружу все свое возмущение.

– Не спорь! – обратился он ко мне. – Что бы ты ни говорил, а у тебя только две руки и две ноги. Они бы замотали тебя по терему, максимально ослабили, а потом атаковали скопом. В помещении, где находятся твои близкие, ты наверняка не рискнул бы колдовать в полную силу, боясь принести им вред. Так что шансы на успешное завершение операции у этой пакости, несомненно, были. К тому же не забудь, что среди нападавших был бурый квач.

Честно говоря, я даже немного обиделся. Это надо же, при всех так нелестно пройтись по моим способностям. Конечно, у меня бывали некоторые промахи в карьере, но именно эти промахи позволяли в конце концов не только оказаться живым и здоровым, но и лишить таковой возможности моих врагов. Я опять-таки собрался возмутиться, но буквально одной фразой мой наставник в корне изменил весь расклад.

– Да не переживай ты так! Даже у меня на твоем месте было не много шансов.

А вот это меняет дело, такая формулировка меня устраивает. Простенько, но со значением.

– Мало того, – сурово гнул свое Серогор. – Если добавить к этому, что буквально за час до событий в тереме кому-то чуть было не удалось покончить со мной и Серафимой, то картина получается совсем безрадостная. Даже если бы Даромиру или Селистене удалось послать нам весточку, на помощь мы бы уже не пришли, и одним махом были бы уничтожены все, кто присутствует сейчас за этим столом.

– На вас тоже напали? – вскинув брови, удивился Антип.

– Да, – вступила в разговор Серафима, – причем нападение также было организовано очень грамотно и четко. И если бы Даромиру не пришла в голову совершенно нелепая мысль поздравить меня с днем рождения сразу после полуночи, то в этом мире стало бы меньше на одного колдуна и одну ведьму.

24
{"b":"21971","o":1}